ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ

Русский язык - Полный справочник для подготовки к ЕГЭ

ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ

Экспрессивная книжная лексика — это слова, употребляющиеся преимущественно в книжной речи (в публицистике, художественной литературе) и обладающие эмоциональной окраской: низвергнуть, возликовать, поработитель, поприще, рдеющий и др.

Экспрессивная разговорная лексика — это слова, употребляющиеся преимущественно в разговорной речи и обладающие эмоциональной окраской: красотка, попугайничать, ребятня, ай-ай-ай (междометие) и др.

Оценочная лексика — слова, выражающие оценку говорящим предмета, явления, степени выраженности признака: молодой, грандиозный, первостепенный, мчаться, плестись и др. Оценочная лексика может выражать положительную и отрицательную оценку: выдающийся — ничтожный, вдумчивый — легкомысленный и др. Многие слова и называют понятия, и отражают отношение к ним говорящего, и выражают оценку. Такую лексику называют эмоционально-оценочной: согбенный, тлетворный, титанический; белобрысый, осоловелый, остряк и др. Понятия эмоциональности и оценочности не тождественны: некоторые эмоциональные слова (например, междометия) не содержат оценки; в то же время слова, в которых оценка составляет их лексическое значение (причём оценка не эмоциональная, а рациональная), не относятся к эмоционально-оценочной лексике (лишний, ненужный, гордиться, уважать).

Эпитет — это образное определение предмета или действия: Мы широко по дебрям и лесам перед Европою пригожей расступимся! (А. Блок). В переводе с греческого эпитет (epitheton) — это приложение; он как будто прилагается к предмету или действию в качестве его яркой, образной характеристики. В роли эпитетов чаще всего выступают имена прилагательные: синий вечер, буйная молодость, чахоточный свет луны (С. Есенин). Однако эпитетом может быть наречие, выступающее в роли обстоятельства: ...звонно чахнут тополя (С. Есенин), а также существительное: край дождей и не по годы...; ивы — кроткие монашки (С. Есенин). Эпитетом является не каждое определение, а только то, которое обладает выразительной силой, образностью. Если эпитет образован на основе переноса признака предмета по сходству, то его можно назвать метафорическим: ... писать о феврале навзрыд (Б. Пастернак). В этом примере образное определение действия «навзрыд» применяется на основе переноса по сходству: навзрыд плакать — это плакать с полным чувством, безудержно; автор применяет это образное определение к глаголу «писать», имея в виду ту же степень интенсивности. В основе эпитета может быть перенос по смежности, такие эпитеты называются метонимическими: Белые липы в нашем саду (С. Есенин). Эпитет «белые липы» образован на основе метонимического переноса: белыми являются цветы липы, но не само дерево, свойство части переносится на целое. Особый вид эпитетов — это такие, которые приближаются к оксюморону (соединению несовместимого): Петербург с его веселящей скукой и скучающей радостью (Н. Лесков).

Эпитеты можно разделить на общеязыковые (горькая доля, каменное сердце), индивидуально-авторские (край осиротелый, малиновое поле), народно-поэтические (красная девица, травушка-муравушка шелковая).

Сравнение — сопоставление двух предметов или явлений по сходству, используемое для пояснения одного другим: Был голос как крик ястребиный (А. Ахматова), ... как жену чужую, обнимал берёзку (С. Есенин), живая зыбь, как голубой стеклярус (М. Волошин).

В сравнении предметы или явления сближаются по их сходству, которое может быть явным или отдалённым и неожиданным, при этом в объекте сравнения выявляются новые, неординарные свойства: Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черёд! (М. Цветаева). Сравнение может выражаться следующими способами:

1) с помощью слов как, будто, словно, точно, похоже и т. п.: Ты прошла, словно сон мой, легка... (А. Блок);

2) формой творительного падежа: Это чувство сладчайшим недугом наши души терзало и жгло... (М. Цветаева);

3) сравнительной степенью имени прилагательного:

Но когда замираю, смирённая,

На груди твоей снега белей,

Как ликует твоё умудрённое

Сердце... (А. Ахматова)

Сравнения можно разделить на прямые и отрицательные; к последним относятся сопоставления на основе различия:

Мой стих дойдёт,

но он дойдёт не так, —

не как стрела в амурно-лировой охоте,

не как доходит

к нумизмату стёршийся пятак

и не как свет умерших звёзд доходит.

(В. Маяковский)

Сравнения, которые указывают на несколько общих признаков в сопоставляемых предметах, называются развёрнутыми. Такое сравнение включает два параллельных образа, в которых автор находит много общего.

Метафора (гр. metaphora — перенос) — это слово или выражение, которое употребляется в переносном значении на основе сходства двух предметов или явлений по какому-либо признаку. В результате такого переноса создаётся художественный образ: Так и хочется руки сомкнуть над древесными бёдрами ив (С. Есенин). Метафору считают основным изобразительно-выразительным средством: она передаёт настроения, нюансы духовной, эмоциональной жизни человека, мир его внутренних переживаний:

Никакая родина другая

Не вольёт мне в грудь мою теплынь.

(С. Есенин)

Метафору называют скрытым сравнением, т.к. в метафорическом выражении есть то, что сопоставляют, то, с чем сопоставляют, и признак, по которому осуществляется сопоставление. Однако признак сопоставления никогда, в отличие от сравнения как такового, не называется, а подразумевается расплывчато, неотчётливо: Даже яблонь весеннюю вьюгу я за бедность полей разлюбил (С. Есенин). В приведённом примере скрыто сравниваются осыпающиеся с деревьев лепестки цветов и снежная вьюга, которые видятся автору как сходные по цвету, по движению, по ощущению человека, воспринимающего обе картины. Таким образом, выражение «вьюга яблонь» — скрытое сравнение, или метафора.

Метафора может быть простой и развёрнутой. В последнем случае одна метафора в высказывании как бы тянет за собой другую, образуя сложное целое:

Ещё о всходах молодых

Весенний грунт мечтать не смеет.

Из снега выкатив кадык,

Он берегом речным чернеет.

(Б. Пастернак)

Метонимия — это перенос свойств предмета или названия на другой на основании их смежности: не то на серебре — на золоте едал (А. Грибоедов) — названия материалов использованы для обозначения сделанных из них предметов. При метонимии предметы, объединяемые названием, каким-то образом связаны, близки. Возможны самые различные ассоциации по смежности:

1) название места употребляется для обозначения людей, которые там находятся: И снова властвует Багдад (Н. Гумилёв);

2) название сосуда используется в значении содержимого: я три тарелки съел (И. Крылов);

3) имя автора заменяет название его произведений; Бранил Гомера, Феокрита; зато читал Адама Смита... (А. Пушкин);

4) носителя признака заменяют самим признаком: Если б молодость знала, если б старость могла...

5) название изделия заменяется названием материала, из которого оно изготовлено: Девичий стан, шелками схваченный, в туманном движется окне (А. Блок).

Метонимию следует отличать от метафоры, между ними есть существенные различия: для метафорического переноса названия сопоставляемых предметов должны быть обязательно похожи, но не быть взаимосвязанными в жизни, а при метонимии такого сходства нет, зато есть смежность, близость (материал и предмет, изготовленный из него; творец — произведение; действие — орудие и т.д.).

Синекдоха (гр. synekdoche — соподразумевание, соотнесение) — это разновидность метонимии, это троп, состоящий в замене множественного числа единственным, в употреблении названия части вместо целого, частного вместо общего, и наоборот: Чёрные фраки носились врозь и кучами там и сям (Н. Гоголь). В приведённом примере перенос осуществляется на основе замены частью целого: разумеется, носились не фраки (часть), а люди, одетые в эти фраки (целое).

Можно выделить несколько разновидностей синекдохи. Чаще всего используется синекдоха, состоящая в употреблении формы единственного числа вместо множественного, что придаёт существительным собирательное значение: ... бренчат кавалергарда шпоры (А. Пушкин), больше всего береги и копи копейку (Н. Гоголь). Название части предмета может заменять слово, обозначающее весь предмет: Слышишь, мчатся сани... (С. Есенин) — имеется в виду, что мчится упряжка: лошадь или тройка лошадей, запряжённая в сани. Наименование отвлечённого понятия нередко употребляется вместо названия конкретного: Доблесть и девственность! Сей союз древен и дивен... (М. Цветаева)

Олицетворение — это особый вид метафоры, в котором свойства человека переносятся на неодушевлённые предметы, отвлечённые понятия; Плачут вербы, шепчут тополя (С. Есенин); Скрипка издёргалась, упрашивая, и вдруг разревелась так по детски... (В. Маяковский). Олицетворения используются при описании явлений природы: Клубит и пляшет дым болотный (С. Есенин), окружающих человека вещей: Мой письменный верный стол! Спасибо за то, что шёл со мною по всем путям... (М. Цветаева), явлений: ...там скитаются воспоминанья (К. Симонов). При олицетворении неодушевлённые предметы наделяются способностью передвигаться в пространстве, чувствовать, мыслить, действовать: Нас пули с тобою пока ещё милуют (К. Симонов).

Персонификация — это особый вид олицетворения, который заключается в полном уподоблении неодушевлённого предмета человеку, когда предметы и явления наделяются не частными признаками человека, а обретают реальный человеческий облик:

Скоро уж из ласточек — в колдуньи!

Молодость! Простимся накануне.

Постоим с тобою на ветру.

Смуглая моя! Утешь сестру!

Полыхни малиновою юбкой...

(М. Цветаева)

Антономазия (гр. antonomasia — переименование) — ещё один вид метонимии — троп, состоящий в употреблении собственного имени в значении нарицательного. Часто образное значение придаётся именам других литературных героев. Например, фамилия гоголевского персонажа Хлестаков получила нарицательное значение «лгун, хвастун», Плюшкиным называют скопидома, человека, заполнившего пространство вокруг себя ненужными старыми вещами. В языке закрепилось использование в переносном значении слова донкихот, донжуан, ловелас и др. Нарицательное значение получают также имена известных общественных и политических деятелей, учёных, писателей: Мы все глядим в Наполеоны... (А. С. Пушкин), персонажей античной мифологии: Однако ножка Терпсихоры прелестней чем-то для меня (А. С. Пушкин); Я ласточка твоя — Психея (М. Цветаева).

Аллегория (иносказание) — иносказательное выражение отвлечённых понятий в конкретных художественных образах. Например, в баснях, сказках носителями свойств людей выступают животные: трусость воплощается в образе Зайца, хитрость — в образе Лисы, беспечность — в образе Стрекозы. Аллегорический смысл могут получать иносказательные выражения: Отцвела моя бедная липа, отзвенел соловьиный рассвет (= прошло хорошее время, беззаботность, молодость) (С. Есенин).

Гипербола (от гр. hyperbole — преувеличение, излишек) — это троп, состоящий в преувеличении размеров, количества, силы, красоты, значения описываемого: Буйство глаз и половодье чувств (С. Есенин); Всё должно сгореть на моём огне (М. Цветаева); несметный вихрь песчинок (Б. Пастернак). Иногда гипербола используется для выражения силы человеческих чувств: Кроме любви твоей мне нету моря... (В. Маяковский).

В гиперболе иногда семантические преобразования столь очевидны, что размер изображаемого увеличивается до неправдоподобного:

Уже ничего простить нельзя.

Я выжег души, где нежность растили.

Это труднее, чем взять тысячу тысяч Бастилии!

(В. Маяковский)

С помощью гиперболы можно описать степень накала чувства, особую ситуацию, необычное состояние окружающей среды: В сто сорок солнц закат пылал... (В. Маяковский).

Литота (от гр. litotes — простота) — это образное выражение, преуменьшающее размеры, силу, значение описываемого: Ваш шпиц, прелестный, шпиц, не более напёрстка (А. Грибоедов); В больших сапогах, в полушубке овчинном, в больших рукавицах... а сам с ноготок! (Н. Некрасов).

Литоту называют ещё обратной гиперболой.

Оксюморон (греч. oxys — острый, остроумный и moros — глупый, нелепый) — троп, заключающийся в такой игре лексическими значениями, при которой необъединимые, противоречащие понятия объединяются в одно целое: живой труп, горячий снег. В оксюмороне соединяются противоположные по смыслу и даже взаимоисключающие определения и понятия, и получается новый неожиданный смысловой эффект, новое значение:

Легкомыслие! — Милый грех,

Милый спутник и враг мой милый!

(М. Цветаева)

Перифраз (перифраза) — это замена конкретного понятия описательным образным оборотом:

Но, шумом бала утомленный

И утро в полночь обратя,

Спокойно спит в тени блаженной

Забав и роскоши дитя.

(А. Пушкин)

В этом четверостишье поэт применяет перифраз: заменяет конкретное наименование своего героя — Онегин — описательным оборотом — «забав и роскоши дитя».

В перифразах внимание адресата привлекается к какому-то одному признаку предмета и явления, а все другие как бы затушёвываются, поэтому перифразы дают возможность писателю выделить те черты, которые для него особенно важны в художественном отношении. «Это было, когда улыбался только мёртвый» — так пишет А. Ахматова о страшном историческом периоде сталинских репрессий, не привлекая внимания к прочим характеристикам времени, а сосредоточиваясь на мироощущении тех, кого коснулись гонения.

Использование перифразов в тексте позволяет избежать повторений.

Ирония — иносказание, в котором буквальный смысл приобретает обратное значение: Отколе, умная, бредёшь ты, голова? (И. Крылов). В этом обращении к Ослу, который, как известно, символизирует глупость, определение «умная» употребляется в обратном смысле.