ПОИСК ПУТЕЙ К СОЦИАЛИЗМУ - CССР В 20-30-Е ГГ.

Група в ViberГрупа в Facebook

История России - Б. Н. Земцов

ПОИСК ПУТЕЙ К СОЦИАЛИЗМУ - CССР В 20-30-Е ГГ.

Завещания Ленина.Разногласия по поводу формы нового государства стали частью более острых споров в партии, в центре которых оказался Ленин.

Бюрократизация партии вызывала беспокойство В. И. Ленина. Он чувствовал, что управление страной постепенно ускользает из рук вождей революции. Узкий слой революционеров постепенно срастался с бюрократией. Лидеров, которые продолжали жить идеями, а не заботой о собственном благополучии, оставалось не так много.

В мае 1922 г. сам Ленин тяжело заболел. Реальная власть перешла к коллективному руководству членов Политбюро – Л. Д. Троцкого, Л. Б. Каменева, Г. Е. Зиновьева, И. В. Сталина, Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова и др.

3 апреля 1922 г. на только что учрежденный пост генерального секретаря ЦК был назначен И. В. Сталин. Под его руководством стала формироваться система номенклатуры. Был установлен “твердый перечень должностей, по которым назначение, перемещение и смещение работников всегда и обязательно производится через ЦК”. Таких должностей было определено от 3,5 тыс. до 4 тыс. (номенклатура № 1). В номенклатуре № 2 было 15 тыс. должностей – назначение и смещение работников производилось ведомствами с обязательным уведомлением ЦК. В номенклатуру № 3 – 29 тыс. должностей – были включены должности уездного масштаба. Их контролировали губернские и уездные партийные органы.

Партийная иерархия (номенклатура) стала стержнем бюрократической системы.

Сталина поддерживали председатель Совета труда и обороны Л. Б. Каменев и первый секретарь Петроградской парторганизации, председатель Коминтерна Г. Н. Зиновьев. Пользуясь болезнью В. И. Ленина, триумвират И. В. Сталина, Л. Б. Каменева и Г. Е. Зиновьева постепенно концентрировал власть в своих руках. Опасность бюрократизма персонифицировалась в глазах Ленина в триумвирате, и прежде всего в И. В. Сталине, который ранее всегда подчинялся Ленину.

В. И. Ленин нанес удар И. В. Сталину в той области, где генеральный секретарь считался специалистом, – в национальном вопросе. Сначала В. И. Ленин подверг критике сталинский план автономизации, а затем развернул атаку на Сталина по поводу “грузинского дела”. Узнав о самоуправстве Г. К. Орджоникидзе, поддержанном И. В. Сталиным и Ф. Э. Дзержинским, Ленин написал статью “К вопросу о национальностях или об “автономизации””, в которой подверг И. В. Сталина, Ф. Э. Дзержинского и Г. К. Орджоникидзе резкой критике за великорусский шовинизм, а последнего предлагал на время исключить из партии. Ленин считал Сталина проводником “нашествия того… великоросса-шовиниста, в сущности подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ”. Материалы дела Ленин передал Троцкому, но тот не решился атаковать Сталина в отсутствие Ленина и удовлетворился чисто формальным признанием ошибки со стороны генерального секретаря. Борьба в руководстве Коммунистической партии продолжилась.

“К вопросу о национальностях” стала одной из статей Ленина, которые позднее получили название его завещаний. В них умирающий вождь пытается нащупать выход из того положения, когда аппарат “в сущности, унаследован от старого режима” “и только чуть-чуть подмазан советским миром”. Это был аппарат власти, господствующий в стране.

Ленин планировал обуздать аппарат созданием контрольных комиссий (то есть дополнительных бюрократических органов), приданием законодательных функций Госплану, который рассматривался им не как бюрократический орган, а как интеллектуальный центр. Однако наряду с этими полумерами в статье “О кооперации” Ленин намечает и более глубокие преобразования: во-первых, культурную революцию, способную преодолеть культурную отсталость населения и его беспомощность перед бюрократией, и во-вторых, кооперацию. Кооператор – работник самоуправляющегося коллектива, он должен быть цивилизованным, культурным, иначе кооперация опять превратится в формальную бюрократическую структуру.

Этот поворот к культуре и кооперативному самоуправлению против бюрократического управления означал “коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм”. Столкнувшись с “запаздыванием” мировой революции, Ленин заявил, что в стране есть все необходимое для построения социализма. В статье “О нашей революции (по поводу записок Суханова)” Ленин полемизирует с умеренными социалистами, которые призывали учитывать культурный уровень страны, совершая революцию. По мнению Ленина, культурные предпосылки для социалистического переустройства общества можно создать не только до революции, но и после, используя рычаги власти. Однако этих-то рычагов и лишались революционеры по мере бюрократизации.

Тяжело болевший Ленин в письме к XII съезду партии, опасаясь ее раскола, критически охарактеризовал лидеров ЦК. При этом он отметил: “Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью”. Более того, Ленин предложил заменить Сталина на посту генерального секретаря. Однако новый приступ болезни вывел Ленина из политической жизни.

Дискуссии в партии и углубление НЭПа.21 января 1924 г. В. И. Ленин умер. Его тело было помещено в Мавзолей на вечное хранение. Оно стало предметом фактически религиозного поклонения.

“Государство рабочих и крестьян” не устранило социального неравенства. Зарплата рабочего была в пять раз меньше зарплаты советского министра и с учетом социальных выплат и льгот обеспечивала примерно такой же уровень жизни, как до начала войны и революции. По сравнению с дореволюционным периодом несколько увеличилось потребление рабочими мяса. Коммунисты развернули кампанию за рост производительности труда без соответствующего повышения зарплаты. В январе 1925 г. это вызвало волну стачек – иллюзия “рабочего государства” оказалась под угрозой.

Оставаясь единственной легальной политической организацией, партия большевиков оказывалась под воздействием всех социальных сил. Это приводило к развитию фракционности и подрывало монолитность партии – основу ее власти.

Теоретик партии Н. И. Бухарин при поддержке И. В. Сталина обосновывал возможность построения социализма в одной стране, что вызвало недовольство части большевиков, включая Л. Д. Троцкого, Л. Б. Каменева и Г. Е. Зиновьева.

Еще при жизни Ленина начался конфликт триумвирата и Троцкого. В октябре 1923 г. сторонники Троцкого обвинили Политбюро в нарушении внутрипартийной демократии. Была объявлена дискуссия о демократии, в которой Политбюро одержало победу, так как его поддержало большинство большевистской бюрократии, опасавшейся стремления Троцкого обновить кадры.

Внешнее единство большевиков в 1924 г. существовало недолго. Сначала в “литературной дискуссии” Троцкий и Зиновьев взаимно ослабили авторитет друг друга, а затем развернулась борьба между Каменевым и Зиновьевым, с одной стороны, и Сталиным, Бухариным и их сторонниками – с другой. Решающее столкновение на XIV съезде партии 18–31 декабря 1925 г. было проиграно оппозицией полностью. Прикрываясь цитатами В. И. Ленина, противники требовали друг от друга покаяния в былых оговорках. Схоластические споры уже ничего не решали, позиции делегатов были известны заранее: ленинградская оппозиция плюс Л. Б. Каменев и Н. К. Крупская на одной позиции, все остальные делегаты, подобранные аппаратно, – на противоположной. Л. Д. Троцкий сохранял нейтралитет.

В апреле 1925 г. Н. И. Бухарин заявил: “Крестьянам, всем крестьянам надо сказать: обогащайтесь, развивайте свое хозяйство и не беспокойтесь, что вас прижмут”. Несмотря на то что сам лозунг “обогащайтесь” был вскоре признан неверным, именно он определял аграрную политику 1925–1926 гг.

Частная торговля обгоняла неповоротливое государственное хозяйство – она контролировала 83 % розничного товарооборота. Бюрократический монополизм породил совершенно неэффективную систему управления.

Провозгласив гражданский мир в стране, руководители партии продолжали наступление на оппозицию – руководство ленинградской парторганизации подверглось чистке, вожди оппозиционеров постепенно снимались с ключевых государственных постов, оставаясь пока в ЦК. Между тем Л. Д. Троцкий, Г. Е. Зиновьев и Л. Б. Каменев наконец нашли общий язык на основе критики текущей политики.

Их не устраивал отказ от курса на мировую революцию, так как было заметно, что отечественная промышленность за счет внутренних резервов развивается недостаточно быстро. По тем же причинам оппозиционеры считали необходимым усилить нажим на крестьянство и прежде всего кулаков. Оппозиционеры прямо выступили против бюрократии, критикуя ее неэффективность и антидемократизм. Вожди оппозиции, привыкшие чувствовать себя хозяевами аппарата, никак не могли свыкнуться с положением, когда аппарат стал хозяином партии.

В этом смысле бюрократию гораздо больше устраивал уравновешенный и осторожный Сталин. Считалось, он – сторонник компромисса, человек исполнительный и скромный. Гораздо страшнее в этом смысле была перспектива нового возвышения Троцкого – человека идей, от которого можно было ждать новых перемен и потрясений.

Отсутствие возможности публично отстаивать свои взгляды (печать контролировалась партийным руководством) ставило оппозицию под удар клеветы – ее требования в ответах Бухарина и его сторонников доводились до абсурда. Однако и объективно крестьянское большинство страны поддерживало умеренную политику НЭПа.

Между тем в Китае с 1923 г. нарастали революционные события. СССР и Коминтерн поддерживали партию Гоминьдан кадрами (советниками), финансами и оружием. В 1925 г. революция вспыхнула по всей стране. Суть новой коммунистической стратегии в Китае, отвечавшей бюрократическому характеру коммунистического руководства, выразил Сталин: “…И вот задача коммунистов и вообще революционеров Китая состоит в том, чтобы проникать в аппарат новой власти, сближать этот аппарат с крестьянскими массами и помогать крестьянским массам через этот аппарат удовлетворять свои насущные требования”. Не разжигание революции, как в былые времена, а захват аппарата власти становится основой коммунистической политики. Однако такая стратегия мирового коммунистического движения будет наталкиваться на оппозицию со стороны коммунистов, исповедовавших прежние радикальные идеи.

В марте 1927 г. гоминьдановцы во главе с генералом Чан Кайши совершили переворот, Коммунистическая партия была разгромлена, а советские советники бесславно высланы в СССР. Сталинская политика потерпела полный крах. В мае 1927 г. по свежим следам китайской катастрофы Троцкий, Зиновьев и Каменев написали открытое письмо в ЦК, под которым собрали сначала 83, а затем более 300 подписей старых большевиков. Разоблачая международную политику Сталина и Бухарина, оппозиционеры грозили партии внешним вторжением, на которое империализм якобы решился после победы над китайской революцией. Апеллируя к традициям большевизма, левые оппозиционеры требовали восстановить внутрипартийную демократию (но ни в коем случае – демократию вне партии). НЭП привел, по мнению оппозиционеров, от революции к “термидору”, перерождению.

7 ноября 1927 г. левая оппозиция во главе с Троцким, Зиновьевым и Каменевым выступила со своими лозунгами на юбилейной демонстрации, посвященной десятилетию Октябрьской революции. Власти подвергли оппозиционеров арестам и ссылкам. XV съезд ВКП(б) исключил вождей оппозиции из партии.

Устранив эту угрозу слева, Политбюро ВКП(б) не могло так же просто справиться с проблемой кризиса НЭПа, на которую указывали троцкисты.

Кризис НЭПа.Заготовительная кампания 1926 г. снова потерпела неудачу. В 1927 г. в столицах впервые за несколько лет появились хлебные очереди.

Если в 1913 г. при валовом сборе 76,5 млн т зерна экспорт составил 9,6 млн, то в 1926 г. при сборе 76,8 млн т было вывезено 2,1 млн т. С одной стороны, это означало, что крестьяне стали питаться гораздо лучше. Однако население страны росло быстрее, чем валовые сборы зерна. В результате обеспеченность зерном на душу населения сократилась с 584 кг в 1913 г. до 484 кг в 1928 г. Производительность сельскохозяйственного труда практически не росла. Крестьянский труд оставался преимущественно ручным. Лишь 15 % хозяйств имели те или иные сельскохозяйственные машины – сеялки, жнейки, молотилки и т. д. У 28,3 % крестьянских хозяйств не было рабочего скота, у 31,5 % – пахотного инвентаря. Однако промышленность не могла обеспечить модернизацию, так как сама в ней нуждалась (ведь это была преимущественно довоенная промышленность еще царских времен). Для ее обновления требовались ресурсы, получить которые можно было двумя путями: интенсификацией эксплуатации рабочей силы и изъятием продовольственных ресурсов у крестьян.

Не прошло и двух недель со дня окончания XV съезда, осудившего троцкизм и фракционность, как в руководстве партии и государства вновь разгорелась борьба. Очередная неудача хлебозаготовок убедила Сталина и его сторонников в том, что модель НЭПа, оправдавшая себя в короткий период 1924–1925 гг., не в состоянии обеспечить устойчивое развитие страны. Для индустриального рывка нужен был хлеб, и Сталин решил взять его старыми опробованными военно-коммунистическими методами.

Сталин и его ближайшие сторонники выехали в зернопроизводящие районы и провели там негласную оценку “хлебных излишков”. У крестьян был “лишний” хлеб, который они не могли обменять на качественные промтовары, так как государственный сектор не удовлетворял спрос на них. Для изъятия хлеба стала активно применяться статья Уголовного кодекса о спекуляции хлебом, под которую подводились и попытки реализовать хлеб рыночным путем. Сталин добился восстановления привилегий бедняков, обеспечив чрезвычайным мерам поддержку с их стороны. Беднякам, как и во время военного коммунизма, гарантировалась часть конфискованного хлеба. Чрезвычайные меры дали хлеб в 1928 г., но подавили у крестьян желание производить его “излишки”. Производство продовольствия упало.

Действия Сталина вызвали острый конфликт в руководстве ВКП(б), который первое время развивался подспудно. Главный редактор “Правды” Н. В. Бухарин, председатель СНК А. И. Рыков и руководитель профсоюзов М. П. Томский критиковали генерального секретаря на заседаниях руководящих органов. Они указывали на крестьянские восстания, вспыхнувшие вслед за действиями продотрядов. Однако этот “правый уклон” не решился, в отличие от левой оппозиции, бросить публичный вызов Сталину и его политике.

Тем временем органы государственной безопасности заявили о раскрытии в городе Шахты заговора специалистов-“вредителей”. На публичном процессе 18 мая – 6 июля 1928 г. многие обвиняемые сознались в поджогах, затоплениях шахт, подготовке интервенции иностранных держав. Этот процесс дал возможность Сталину заявить об обострении классовой борьбы, о том, что планы индустриального развития сознательно занижены специалистами, а само строительство тормозится “вредителями”.

Летом вновь обнаружилась нехватка хлеба. Кремль возобновил чрезвычайные методы хлебозаготовок, что вызвало новую волну восстаний. Это вело к конфликту сторонников Сталина и Бухарина, основанному на расхождении стратегий модернизации. Генеральный секретарь решил превратить крестьян из самостоятельных хозяев в работников крупных коллективных хозяйств (колхозов), подчиненных государству. Официально планы ускоренной коллективизации обосновывались необходимостью повышения производительности сельскохозяйственного труда путем внедрения машин, прежде всего тракторов. Однако в России еще не было заводов по производству этих тракторов. Колхозы были нужны коммунистической партии, чтобы управлять крестьянством и таким образом получать продовольствие для обеспечения строек пятилетки и продажи на внешнем рынке, в результате которой поступали бы средства на закупку современной техники. Так формировался план ускоренной индустриализации (строительства современной промышленности) и коллективизации (объединения крестьянских хозяйств в колхозы).

В сентябре 1928 г. Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) опубликовал план индустриального развития на пять лет (этот срок был назван пятилеткой). Основные затраты направлялись на развитие тяжелой промышленности. Н. И. Бухарин выступил со статьей “Заметки экономиста”. В ней под видом троцкизма он критиковал политику форсированной индустриализации, настаивал на развитии легкой промышленности, которая быстрее дает прибыль. Соглашаясь с самой идеей индустриализации, Бухарин замечал, что “чиновники “чего изволите?” готовы выработать какой угодно, хотя б и сверхиндустриалистический план…” Однако Бухарин не смог предложить реалистичный план выхода из кризиса, в котором оказалась социально-экономическая система НЭПа.

В апреле 1929 г. на пленуме ЦК правые были осуждены в секретном постановлении. В августе 1929 г. началась открытая травля Бухарина и его “школы”. Шельмуемые в прессе бухаринцы уже не могли ответить противникам публично. В конце 1929 г. лидеры правых признали ошибочность своих взглядов. В том же году Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев и некоторые другие лидеры левой оппозиции покаялись в заблуждениях и были восстановлены в партии, назначены на второстепенные посты. Они считали, что Сталин во многом воспринял их идеи. Отказавшийся “капитулировать перед партией” Троцкий был выслан из страны. Идеология НЭПа подвергалась уничтожающей критике, хотя официально она так и не была отменена. В августе 1929 г. в СССР была введена карточная система, рыночная экономика сворачивалась. Вопреки данным ранее крестьянам гарантиям в июне 1929 г. принудительная продажа “излишков” была узаконена.

С НЭПом было покончено. Несмотря на то что модель НЭПа была несовершенна, ее опыт учитывался при переходе в 30-е гг. к государственному регулированию экономики развитых индустриальных стран.

Форсированная индустриализация.В ноябре 1929 г. Сталин провозгласил начало форсированной индустриализации и коллективизации. К концу 1929 г. сроки строительства промышленных гигантов были сокращены, объемы поставок хлеба государству увеличены. Колхозы должны были сдавать государству продовольствие в объемах, необходимых для обеспечения строителей новых промышленных объектов и растущего экспорта, благодаря которому осуществлялся импорт технологий.

Одни отрасли вырывались вперед, за ними не успевали другие. Директора бесчисленных строек конкурировали в борьбе за ресурсы. Ресурсы тратились бесхозяйственно, торопливое строительство при постоянной нехватке квалифицированных рабочих и инженеров приводило к авариям. Эти катастрофы официально объяснялись “вредительством буржуазных специалистов и тайных контрреволюционеров”. В 1930–1931 гг. были арестованы и осуждены сотни специалистов, обвинявшихся в принадлежности к подпольным организациям.

Проблемы финансового дефицита частично решались с помощью внутренних займов, увеличения продажи водки, эмиссии (в 1929–1932 гг. денежная масса увеличилась в четыре раза), налогов, экспорта лесоматериалов, нефти, пушнины, а также хлеба, огромные объемы которого требовались и внутри страны.

В условиях дефицита ресурсов основное внимание (финансирование, снабжение и т. д.) уделялось 50–60 ударным стройкам. Для них же осуществлялся массированный ввоз машин из-за рубежа. Около 40 % капиталовложений в 1930 г. пришлось заморозить в незавершенном строительстве из-за неэффективности планирования и вводить в действие на протяжении всех 30-х гг. Несмотря на то что в январе 1933 г. было заявлено о досрочном выполнении плана пятилетки, реализован он не был. Производство нефти, даже по опубликованным данным, достигло 22,2 млн т при запланированных в 1930 г. 40–42 млн т, стали – 5,9 млн т при запланированных 12 млн т, тракторов – 50 тыс. штук при запланированной в ноябре 1929 г. 201 тыс., выработка электроэнергии – 13,1 млрд кВт/ч при запланированных в 1930 г. 33–35 млрд кВт/ч.

Тем не менее промышленные гиганты и объекты инфраструктуры, построенные в это время, стали основой для формирования нового индустриального комплекса, который заработал уже во время второй пятилетки. Были возведены Днепрогэс и Уральский завод тяжелого машиностроения, Московский и Горьковский автомобильные заводы, Сталинградский и Харьковский тракторные (а также на деле – и танковые) заводы, Транссибирская магистраль и Ростсельмаш, десятки других предприятий, составлявших костяк довоенной промышленности, а отчасти – и советской промышленности второй половины века. Важным итогом первых пятилеток стало создание военно-промышленного комплекса – военной промышленности и ее инфраструктуры, которая могла обслуживать также гражданское хозяйство. В других отраслях продолжал господствовать ручной труд.

Индустриальный рывок дорого обходился стране – доля накопления превысила треть национального дохода, несмотря на дешевизну рабочей силы.

Коллективизация.Официальная пропаганда обосновывала необходимость коллективизации внедрением сельскохозяйственной техники. Однако в 1929 г. было выпущено всего 3300 тракторов. Когда же их производство было налажено, техника осталась в руках государственных машинно-тракторных станций (МТС) – еще одного средства контроля над крестьянами. Реальной причиной коллективизации стала форсированная индустриализация, во многом проводившаяся за счет деревни.

Крестьянство неохотно расставалось со своим имуществом, землей, которую дала революция. Государство не могло обеспечить коллективизацию добровольно, без репрессий. Было проведено раскулачивание (ликвидация хозяйства и высылка кулака), решение о котором принимали лидеры местной бедноты. При этом под раскулачивание часто попадали не только зажиточные крестьяне, но и середняки и даже бедняки, которых в этом случае называли подкулачниками. Часть кулаков арестовывали и даже расстреливали.

Эта политика решала не только аграрные, но и промышленные задачи режима. Массы раскулаченных превращались в почти дармовую рабочую силу, направлявшуюся на стройки пятилетки.

Коллективизация вызывала активное сопротивление крестьян. Происходили нападения на ее организаторов, массовые отказы сдавать хлеб государству, даже вооруженные восстания. Однако на этот раз они были локальными и кратковременными из-за широких репрессий.

Крестьяне пускали по ветру свое имущество, чтобы оно не досталось колхозам. Особенно тяжелые последствия имел массовый убой скота. Производство мяса на душу населения еще в 1940 г. составляло 15–20 кг в год (в 1913 г. – 29 кг).

Чтобы избежать социального взрыва, руководство ВКП(б) санкционировало знаменитую статью Сталина “Головокружение от успехов” от 2 марта 1930 г. Эта статья и последовавшее за ней постановление ЦК были использованы для укрепления авторитета верхов партии, “разоблачивших” перегибы на местах, насилие над крестьянами при проведении коллективизации: “ЦК считает, что все эти искривления являются теперь основным тормозом дальнейшего роста колхозного движения и прямой помощью нашим классовым врагам”. Крестьянам, которых вовлекли в колхозы насильственно, разрешили их покинуть. Если накануне статьи Сталина колхозы охватывали 56 % крестьян СССР, то летом 1930 г. в них осталось 23,6 % крестьян. Однако через несколько месяцев все эти “искривления” были возобновлены. Наступление на крестьянство продолжалось с новой силой.

Для проведения форсированной индустриальной модернизации срочно требовались огромные продовольственные ресурсы. В 1931–1932 гг., несмотря на снижение урожайности с 8 ц с га в 1928 г. до 7 в 1932 г. (валовой сбор зерна упал с 733 млн ц до 699 млн ц), было экспортировано 70 млн пудов хлеба. В 1932 г. заготовки были снижены в сравнении с 1931 г. всего на 13 % и составили 1181,8 млн пудов. Зато в 1933 г. заготовки резко выросли до 1444,5 млн пудов. Система колхозов показала свою безжалостную силу – их председатели вынуждены были отдать столько хлеба, сколько от них требовали. Продовольствие изымали и у единоличников, не вошедших в колхозы. Такой нажим на крестьян вызвал в 1932–1933 гг. голод.

От голода пострадали миллионы крестьян Украины, Воронежской, Курской, Свердловской, Челябинской, Обско-Иртышской областей, Азово-Черноморского края, Поволжья, Северного Кавказа и Казахстана. Голод 1932–1933 гг. стал крупнейшей социальной катастрофой в истории СССР.






Библиотека образовательных материалов для студентов, учителей, учеников и их родителей.

Все материалы доступны по лицензии Creative Commons — «Attribution-NonCommercial»

Наш сайт не претендует на авторство размещенных материалов. Мы только конвертируем в удобный формат материалы из сети Интернет, которые находятся в открытом доступе и присланные нашими посетителями.

Если вы являетесь обладателем авторского права на любой размещенный у нас материал и намерены удалить его или получить ссылки на место коммерческого размещения материалов, обратитесь для согласования к администратору сайта.

Разрешается копировать материалы с обязательной гипертекстовой ссылкой на сайт, будьте благодарными мы затратили много усилий чтобы привести информацию в удобный вид.

© 2014-2020 Все права на дизайн сайта принадлежат С.Є.А.