ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОБАКИ

Собаки - 2016 год

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОБАКИ

Что такое собака? Каждый ответит по-своему. Кто-то даже сказал: собака — это четыре лапы, голова и хвост. Что ж, можно и так. Но поражает разнообразие голов, лап и хвостов. А если к этому добавить еще и богатство окрасов и особенностей поведения... Ни у какого другого домашнего животного нет такого разнообразия форм, размеров, расцветок, склонностей характеров. Откуда это?

Несколько десятков тысяч лет назад предок собаки — волк — пришел к костру первобытного человека. А может быть, вовсе и не приходил, а просто охотники притащили выводок крошечных волчат, и кому-то из них повезло — не съели сразу. И беспомощный малыш остался жить — сначала в качестве игрушки и в незавидной роли живого запаса пищи.

Но у волка и у человека есть одна общая особенность: и тот и другой — животные стайные, социальные, то есть каждый из них живет в стае, среди себе подобных. Они сообща добывают пищу, охраняют территорию и, чтобы координировать совместные действия, общаются с помощью развитой системы знаков: звуков, жестов и поз.

Может быть, и маленький волчонок смог влиться в новую — человечью — стаю. Наверное, так бывало не раз, и волчата оказывались полезными: они слышали и чуяли лучше человека, ворчанием могли предупредить о приближении врага, помогали загнать добычу. И, возможно, тех, кто относился к человеку дружелюбно, не дичился, не стремился убежать, не проявлял агрессии, — таких съедали не сразу. Может быть, они жили долго и пары таких “добрых” волков даже давали потомство — рождались дружелюбные волчата.

Так, вероятно, совершенно неосознанно начался отбор, селекция, на “хорошее” отношение к человеку, то есть началось одомашнивание собаки, или, пользуясь более официальным термином, доместикация.

Так ли было? Кто знает.

А может быть, все-таки волк сам одомашнил себя? Может быть, самые смелые, дружелюбные и умные держались вблизи человека и питались остатками добытой на охоте крупной дичи. Затем стали присоединяться к охотникам: помогали загнать, остановить зверя, как это им свойственно и в волчьей стае. И самые дружелюбные волчата, выросшие вблизи людей, начинали считать их членами своей стаи.

Волк (слева) и аляскинский маламут

Могло быть и так. Ясно одно, волк и человек могли найти “общий язык”. Недаром именно волчьи стаи принимали и воспитывали оказавшихся в лесу человеческих детенышей.

Но волк ли был это? Был ли именно волк предком собаки? Семейство диких родственников нашей собаки, псовых, весьма многочисленно — тут и волк, и шакал, и койот, и динго, и гривастый волк, и гиеновые собаки, и лисы. Так и хочется подобрать для каждой породы собак своего собственного предка.

Но исследования ученых-генетиков показали со всей определенностью — предком собаки был только волк. Что ж, достаточно и этого. Волк и сейчас живет в самых разных местах. Как сказал бы биолог, ареал его, то есть область распространения, очень широк. А раньше, 10 — 15 тысяч лет тому назад волки жили повсюду. Очень

разные — огромные и небольшие, серые, черные, рыжие и почти белые, темные, светлые, с разным рисунком окраса. Тоже не так уж плохо. На создание большинства пород разнообразного материала все равно хватает.

Но вот незадача. Генетики обнаружили интересные вещи. Дело в том, что, оказывается, гены, единицы наследственности, находятся не только в половых хромосомах X и Y, одну из которых животные получают от матери, а другую — от отца. Есть еще гены, которые находятся вне ядра — внутри клетки, и их можно получить только от матери. И никакими скрещиваниями их не изменить. Так вот, у всех исследованных пород собак были обнаружены общие “материнские” гены. Но среди волков они были найдены только у одного из видов азиатского волка. Получается, что именно он был основным предком домашней собаки. Конечно, “первобытные” полудикие собаки, переселяясь вместе с людьми по всему миру, скрещивались и с аборигенными волками. Но все же круг предков сужается. Как все-таки из волка получились вислоухие пятнистые бассеты, жесткошерстные эрдельтерьеры, крошечные, но отважные Йорки? Мутации, спонтанные изменения генов? Они редки, да и сам дикий предок —

волк — за те же 10 — 15 тысяч лет практически не изменился — в природе процесс эволюции идет очень медленно. И другие одомашненные животные тоже ведь далеко ушли от своих диких предков.

Так что все-таки произошло с нашей собакой?

Ответ на этот вопрос дали сибирские ученые, изучив дальних собачьх родственников — лисиц.

Академик Дмитрий Константинович Беляев провел эксперимент с дикими серебристо-черными лисами. В течение нескольких поколений для разведения оставляли тех из них, кто наиболее “лояльно” относился к человеку, тех, кто выказывал наименьшую агрессивность. Ученые задались целью получить лисицу, которая по отношению к человеку вела бы себя, как собака. То есть решили в условиях эксперимента заново пройти путь создания нового домашнего животного — не прирученного, а именно домашнего — с врожденным доброжелательным отношением к человеку.

Эффект отбора усиливался с каждым поколением. Самые “продвинутые” лисички стали искать контакта с людьми, даже и с незнакомыми, а знакомым — радоваться, лизать лицо, руки.

Изменилась способность к размножению — дикая лисица дает потомство один раз в год, весной, а “наши” — два, и не только весной.

И странное дело. Меняться стали наши лисички. В некоторых проснулся инстинкт сторожа, кто-то стал полаивать, скулить почти как собака, лисы стали ластиться к людям и вилять хвостом. Да и сами хвосты тоже изменились — появились хвостики, загнутые, как у лаек. Появились и висячие уши. Появились и новые окрасы — белые “звездочки” на голове, белые и бурые пятна на боках. Откуда?

Исследования показали, что в крови изменилось содержание гормонов, а в мозгу повысилось содержание серотонина, вещества, тормозящего проявление агрессивности. Этот изменившийся гормональный фон и пробудил, включил в действие гены, всегда присутствовавшие в геноме лисицы, но “спавшие” до сих пор.

А если так, то выходит, что все породы наших собак до сих пор “спят” в каждом волке?