Антарктическая область - Статус и границы некоторых территорий - Схемы биогеографического районирования суши - Биогеография суши

Биогеография общая и частная: суши, моря и континентальных водоёмов - 2017 год

Антарктическая область - Статус и границы некоторых территорий - Схемы биогеографического районирования суши - Биогеография суши

Многие (ботаники и некоторые зоологи) выделяют Антарктическую область. При этом одни (Бианки, 1918; Лаптев, 1940) и относят к ней только Антарктиду с прилежащими островами к югу от 59°S. Другие относят к ней, кроме того, и южные оконечности материков и материковые острова, образовавшиеся в результате распада Гондваны расположены за пределами тропического пояса. Эти районы заняты другими СС, в состав которых не входят многие тропические таксоны (аналог Голарктики). С другой стороны эти районы сохранили значительное число общих таксонов, возникших в Гондване. Хорошими показателями антарктической флоры считают Nothofagus (Рис. 3.38), Araucaria и Podocarpus. Необходимо отметить, что ареалы Nothofagus, Araucaria и Podocarpus выходят далеко за пределы Антарктической области. Более того, большая часть видов этих таксонов обитает за пределами Антарктической области. Половина (19 из 36 видов) Nothofagus растут на Новой Гвинее (14 видов) и Новой Каледонии (5 видов), любопытно, что при таком широком распространении, род неизвестен из Африки (Gheerbrant, Rage, 2006). Из 19 видов Araucaria один растёт в Кордильерах между 37°S и 40°S, один в южной Бразилии, три в Новой Гвинее и Австралии, 13 — в Новой Каледонии и один на острове Норфолк. Podocarpus распространён большей частью в тропиках Южного полушария, а также в Японии и Мексике, а не в Антарктической области.

Анализ данных, на которых основано выделение Антарктической области показывает, что эндемизм этой области среди растений крайне невысок. Перечисленные А.Л. Тахтаджяном 11 моно- или олиготипных семейств, хотя и действительно эндемичны для этого биогеографического выдела, однако каждое имеет очень ограниченный ареал, т. е. границы их ареалов совершенно не совпадают с границами Антарктической области; да и признают эти семейства самостоятельными отнюдь не все. Число эндемичных родов на один-два порядка меньше, чем в других областях (Табл. 3.5). Аналогичная ситуация и с фауной. Но здесь в качестве эндемичных для Антарктической области таксонов указывают связанных с морем китов, ластоногих, пингвинов. Основывать районирование суши на видах, которые там не живут или связаны с ней только в период размножения, по меньшей мере странно. Фактически для Антарктической области характерны реликтовые таксоны, приуроченные к расположенным в умеренном климате фрагментам Гондваны. Эти таксоны не играют существенной роли в СС. Таксоны, которые характерны для Антарктической области и играющие существенную роль в её СС далеко выходят за пределы Антарктической области. Ареалы этих таксонов весьма различны и в целом не позволяют провести границу Антарктической области. Многие современные им таксоны распространены гораздо шире. Много примеров такого распространения приводит и сам А.Л. Тахтаджян (1978, 1986).

“Subgenus Podocarpus is associated with the antarctic forests of Tasmania, New Zealand, and Chile and extends into the tropical highlands of Africa and America, rarely penetrating into tropical lowlands. Two endemic highland species extend the range of this subgenus a short way into the Pacific tropics in northeastern Australia and New Caledonia where there is a slight geographic overlap with the other subgenus. Subgenus Foliolatus, on the other hand, is concentratedin the Asian and Pacific tropics and is by no means restricted to highland areas. Several of its species occur in subtropical parts of eastern Asia and of Australia” (Laubenfels de, 1985).

Не удивительно, что границы Антарктической области те, кто её выделяет, проводят по-разному (Рис. 3.39). Все включают в неё лишь Антарктиду и острова Южного океана. Некоторые (Бианки, 1918); Лаптев, 1940) этим и ограничиваются. Большинство авторов, однако, включают в Антарктическую область и другие районы. Многие относят к ней юг Южной Америки. Однако северную границу Антарктической области в Южной Америке разные авторы проводят по-разному. Good (1974) и Тахтаджян (1978, 1986) включают в него юг Южной Америки почти до Южного тропика, т. е. всю Аргентину, Уругвай, Парагвай и даже часть южной Бразилии, поскольку Nothofagus, Araucariaangustifolia и Podocarpus растут на плато Парана. Такую трактовку области принимает большинство отечественных географов, например, Воронов и др. (2002), Абдурахманов и др. (2001, 2003). Все эти авторы игнорируют тот факт, что при таком понимании Антарктического региона в его южноамериканскую часть попадает пампа, где элементы антарктической флоры полностью отсутствуют (Cox, 2001). Разумовский (1999) включает в Антарктическую область только районы южнее 45—35°S, так же поступают и Алёхин (1944, 1950), Алёхин и др. (1961), Второв, Дроздов (2001). Также они полностью игнорируют то, что ареалы таксонов, которые они считают эндемичными Антарктической области в действительности выходят далеко за её пределы.

Рис. 3.39. Границы Антарктической области по разным авторам.

Good (1974), Тахтаджян (1974, 1978, 1986) и Разумовский (1999), Воронов и др. (1985), Второв, Дроздов (2001), Воронов и др. (2002 по фауне), Камелин (2012), включают в Антарктическую область Новую Зеландию, тогда как В.В. Алехин, Л.В. Кудряшов, В.С. Говорухин (1961) и В.Г. Хржановский и др. (1986), относят её к Палеотропису (sic!).

Абдурахманов и др. (2001, 2003) по составу фауны в Антарктическую область (у них — Нотогея) включают не только Новую Зеландию, но и Австралию (без Новой Гвинеи).

В то же время Ж. Леме (1976) в состав Антарктической области включает только острова Южного океана, Антарктиду и самый юг Южной Америки (юг Патагонии и Чили). Так же поступают и В.В. Алёхин (1944, 1950), В.В. Алехин, Л.В. Кудряшов, В.С. Говорухин (1961) и В.Г. Хржановский и др. (1986). Pielou (1979) включает в Антарктический регион только субантарктические острова и не включает ни юг Южной Америки, ни Новую Зеландию; а сам антарктический регион включает в состав Автралазийского в том же ранге, что и Новую Зеландию или Новую Гвинею. Такой разброс мнений подтверждает отсутствие объективных критериев выделения Антарктической области и заставляет сомневаться в её реальности. Анализ ареалов также показывает, что нет причин выделять Антарктическую область: нет таксонов, границы ареалов которых совпадали бы с границами Антарктической области. Её части следует включать в состав Неогеи, Австралийской и Новозеландской областей, как это делают, например, Пузанов (1938), Дарлингтон (1966), Pielou (1979), Лопатин (1989), Cox (2001), Машкин (2006).

“Современная флора Голантарктического царства включает... 1600 видов сосудистых растений, из которых 1200 эндемичны... например, виды южного бука Nothofagus” (Петров, 2006: 172).

“Особенно характерен <для Антарктической области> южный бук (Nothofagus)” (Алёхин, 1944: 376).

Рис. 3.38. Ареал Nothofagus.

Цифры — число видов в регионе. По https://en.wikipedia.org/wiki/Nothofagus