загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 4. Россия в ХХ – начале ХХІ в.

 

4.6. Россия в 1992-2007 гг.

 

4.6.3. Политическое, экономическое, национальное и культурное развитие современной России

 

В годы реформ одновременно менялось и социально-экономическое положение социальных групп, их активность и состояние сознания.

Образование новых социальных групп и слоев и размывание старых началось вслед за появлением в 1986—1988 гг. законов «Об индивидуально-трудовой деятельности» и «О кооперации». Уже к концу «романтического периода» рыночных реформ (1993—1994 гг.) реальностью становится многоликая, разношерстная категория богатых людей, получивших неофициальное название «новые русские». По мере снятия ограничений на предпринимательскую деятельность появляются новые слои и группы с достаточно четко обозначенными интересами. Наиболее богатые собственники в условиях посткоммунистической трансформации быстро осознали свои интересы и консолидировались в новый высший имущественный класс. Его социальную базу составила наиболее динамичная часть старой советской номенклатуры, которая с началом приватизации лишь легализовала свое положение реального собственника. Создаваемые высшими партийными и комсомольскими инстанциями негосударственные фирмы получили огромные льготы по использованию материальных ресурсов, по обмену валюты. Экс-аппаратчики, спекулируя на разнице биржевых и государственных цен, а также мировых и внутренних цен смогли сделать солидные финансовые состояния.

Другим важным источником пополнения высшего класса стали теневые мафиозно-криминальные элементы. «Пионеры» частного предпринимательства в СССР уже в новых политических условиях легализовали свои капиталы и возглавили крупные торговые и финансовые предприятия. За первые пять лет реформ доля доходов богатых россиян в общем объеме денежных доходов выросла более чем в 1,5 раза. Если в 1991 г. двадцати процентам наиболее обеспеченных граждан принадлежало 30 % всех денежных доходов, то в 1997 г. — 43 %.

Таким образом, в считанные годы прежняя советская социальная структура была разрушена. К концу 1998 г. в России уже сформировались достаточно устойчивые новые социальные группы и слои, различающиеся по уровню доходов: олигархические, региональные и корпоративные элиты (так называемый «высший класс»), средний класс, аутсайдеры.

Воспользоваться «социальным лифтом» в начале 90-х гг., чтобы подняться в высший класс общества, смогли далеко не все желающие разбогатеть и прославиться. Если на начальном этапе постсоветской трансформации общества между социальными слоями и группами шел довольно интенсивный обмен, то спустя четыре-шесть лет произошло как бы «закрытие» высшего класса. Емкость его объективно ограничена во всех странах и составляет 3—5 % численности всего населения.

В отличие от высшего класса, который фактически сформировался за первое пятилетие реформ, становление среднего класса в России лишь началось. К тому же именно средние слои российского общества больше всего пострадали от финансового кризиса, начавшегося осенью 1998 г.

Для среднего класса характерен относительно высокий и устойчивый уровень жизни, высокий уровень культуры и образования. Именно эти качества среднего класса придают устойчивость экономическим и политическим отношениям в развитых системах.

По оценкам Госкомстата, численность среднего класса к началу 1998 г. достигла 15 млн человек. Независимые же эксперты называют цифру значительно большую — 25 млн человек. Большинство его представителей проживало в наиболее крупных городах страны — Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, где численность среднего слоя составляла к середине 1990-х гг. не менее 10 % населения. По своему составу новый российский класс пока неоднороден, несет в себе черты недавнего советского прошлого. Его окончательное формирование — дело неблизкого будущего.

Развитие частного бизнеса в России. Частное предпринимательство в России зародилось задолго до либеральных реформ, еще в годы брежневского «застоя». В годы перестройки в стране появились первые полулегальные коммерческие структуры. Десятки тысяч кооперативов разного профиля создавались как частными лицами, так и государственными и общественными предприятиями и организациями.

После 1991 г. предпринимательская деятельность в стране была окончательно легализирована. Появилась возможность легализовать теневые капиталы и у подпольных фирм. За первое полугодие 1992 г. в России было зарегистрировано 350 тыс. товариществ, 80 тыс. акционерных обществ, 5 тыс. коммерческих банков, 8 тыс. совместных предприятий. К концу года на предприятиях «нового бизнеса» было занято уже 16 млн человек, или 22 % от общей численности работающих в России.

По мере углубления либеральных реформ в частном бизнесе произошла смена ценностных ориентаций и самой «фигуры предпринимателя». На смену кооператорам с их психологией и поведением временщиков на первом этапе пришли экс-управленцы, министерские и партийные работники, ИТР промышленных предприятий.

Однако в 1993 г. настало время совершенно нового для России типа делового человека — предпринимателя, технолога, сфера которого в бизнесе — интеллектуальные услуги (аудит, консалтинг, инновационная и инжиниринговая деятельность).

Наука, образование и культура в условиях рынка. В период с 1985 по 1995 гг. затраты на образование, науку и культуру в России уменьшились, по различным подсчетам, почти в 15 раз.

В результате недофинансирования многие научные подразделения просто прекратили свое существование, некоторые сократили исследования до минимума.

Резко сократилось и количество занятых в науке — с 2 млн чел. в 1990 г. до 1 млн чел. в 1995 г. Сокращение численности научных кадров происходило также в результате эмиграции специалистов, которая в 1990-е гг. приобрела почти массовый характер. К 1996 г. более 70 тыс. научных работников эмигрировали за рубеж, из них около 17 % — это научные сотрудники Российской академии наук.

В особо тяжелом положении оказались научные учреждения ВПК. Если раньше это была самая привилегированная часть научного потенциала страны, то теперь этот ресурс оказался самым невостребованным. Многие сотрудники оборонных НИИ вынуждены были уйти с предприятий и сменить род деятельности.

Поскольку бюджетное финансирование не могло обеспечить нормальное функционирование науки, в 1990-е гг. достаточно широкое распространение стало получать финансирование научных исследований через систему грантов.

В 1991—1996 гг. в системе государственных учебных заведений появляются учебные заведения на коммерческой основе со сверхплановым набором студентов. Эта мера дала возможность материально поддерживать преподавателей.

С началом рыночных реформ коренным образом изменились условия функционирования всей культурной сферы российского общества. Быстрее адаптировались к рынку те из них, кто давно работал на потребителя: архитекторы, художники, книгоиздатели.

К середине 1990-х гг. из-за рубежа начали возвращаться многие известные представители русской творческой интеллигенции (режиссер Театра на Таганке Ю. Любимов, артист М. Козаков и многие др.). Значительным событием культурной жизни России явилось возвращение в мае 1994 г. из вынужденной эмиграции выдающегося писателя А. И. Солженицына.

Конец 1990-х гг. отмечен заметным оживлением в кинематографе. Открывается, особенно в столице, большое количество новых театров, театров-студий. Отличительной чертой этого времени становится проведение большого количества различных фестивалей и презентаций. Появляются десятки коммерческих радиостанций, новые популярные журналы и газеты.

Президентская гонка 1996 г. Ключевым фактором политической и экономической жизни России в 1996 г. стали президентские выборы. В отличие от предшествовавших им выборов в Думу, выборы Президента РФ означали также и выбор направления развития российского общества на годы вперед.

Полная драматизма «президентская гонка-96» началась уже в середине февраля. 26 апреля стали известны имена всех 12 претендентов на высший государственный пост. Однако с самого начала было очевидно, что основная борьба развернется между действующим Президентом Б. Н. Ельциным и лидером оппозиции Г. А. Зюгановым. В массовом сознании каждый из них персонифицировал различные пути развития общества и государства. Ельцин — продолжение существующего курса, Зюганов — его радикальное изменение.

Коммунисты и их сторонники после успешно проведенной думской кампании были уверены в победе своего кандидата. Значительная часть населения страны, недовольная ходом и итогами либеральных реформ, хотела бы вернуться в доперестроечные времена. По этой причине Г. Зюганов основную ставку сделал на критику демократической власти.

Положение Б. Н. Ельцина, несмотря на наличие административного ресурса, было сложным. Недовольство народа политикой реформ усугублялось болезнью Президента. Однако Ельцину удалось за достаточно короткий срок сделать практически невозможное. Уже весной 1996 г. россияне смогли увидеть «нового» Ельцина. В ключевой для себя момент Президент РФ смог резко изменить имидж, набрать былую энергию и восстановить контакт с избирателями.

В конечном счете Б. Н. Ельцину удалось объединить общественные силы, не желавшие возвращения к власти коммунистов. Настоящей сенсацией выборов стал выход на третье место отставного генерала А. Лебедя. Ельцину удалось привлечь его в свою команду. Уже 19 июня 1996 г. Б. Н. Ельцин назначил А. И. Лебедя секретарем Совета Безопасности и помощником Президента РФ по национальной безопасности.

Второй тур голосования завершился убедительной победой Б. Н. Ельцина. За него проголосовали более 53,8 % избирателей, за Г. А. Зюганова — 40,3 %. Из 108 млн избирателей 40 млн проявили равнодушие к политическому выбору страны и не пришли на избирательные участки.

Однако после переизбрания Б. Ельцин не смог ускорить рыночные реформы. Состояние здоровья Президента поставило на первый план борьбу за ускользающую власть, сделав реформы и самих реформаторов заложниками в этой борьбе. Все большую власть в стране стали приобретать ведущие банкиры и предприниматели, так называемые «олигархи». По мере роста их финансовой мощи росли и их претензии на участие в управлении государством, контроле за средствами массовой информации.

Новый этап либеральных реформ. В 1997 г. Россия вступила с тяжелым грузом проблем. За пять лет реформ власть не смогла остановить спад производства в стране, обеспечить приток инвестиций. Сокращение выпуска продукции продолжалось в металлургии, химии, пищевой промышленности.

Значительно снизился по сравнению с предыдущими годами объем инвестиций в транспорт, в обрабатывающие отрасли. Вложения в сельское хозяйство за 1996 г. уменьшились на 40 % . В результате продолжал снижаться и без того низкий уровень жизни большинства российских граждан. Из-за бюджетного кризиса, следствием которого стали массовые невыплаты заработной платы и пенсий, в бедственном положении оказались российские учителя, врачи, ученые, работники культуры.

В начале весны 1997 г. в России сложилась взрывоопасная ситуация. Терпение людей достигло предела, так же как и вера их в способность властей переломить ситуацию. Во многих регионах граждане готовили акции протеста.

В этих условиях в состав правительства В. Черномырдина ввели двух первых вице-премьеров — нижегородского губернатора Б. Немцова и возглавлявшего президентскую администрацию А. Чубайса.

Самым заметным в работе обновленного правительства стало предложение Думе о секвестре неисполнимого бюджета. Кроме того, «молодые реформаторы» приступили к реальному регулированию естественных монополий, таких как РАО ЕЭС и «Газпром», выплатили долги пенсионерам. Одновременно были предложены долговременные программы по налоговой и жилищно-коммунальной реформам. Казалось, либеральные реформы удалось сдвинуть с мертвой точки. 1998 г. должен был стать для России первым годом экономического роста. Во всяком случае, об этом постоянно говорил В. Черномырдин.

«Министерская чехарда». 23 марта 1998 г. Президент Б. Ельцин совершенно неожиданно для большинства россиян и зарубежных наблюдателей отправил в отставку правительство В. Черномырдина. «Это естественный процесс обновления власти. Несменяемых правительств не бывает», — заявил Ельцин в своем телеобращении. По мнению Президента, предыдущий состав правительства в целом решил поставленные задачи, но не справился с рядом ключевых проблем.

Президент принял решение об отставке правительства В. Черномырдина несмотря на то, что политическая ситуация в стране в целом казалась стабильной, а сам премьер стал определенным символом политической и экономической стабильности и предсказуемости. По оценкам специалистов, увольнение В. Черномырдина произошло под сильным воздействием субъективных факторов — нетерпимости Б. Ельцина к любому соперничеству, его психологической неготовности передать кому-либо президентскую власть.

Отправив в отставку правительство Черномырдина, Ельцин вновь подтвердил свою лидерство, перехватив политическую инициативу и лозунги у народно-патриотической оппозиции в Государственной Думе, собиравшейся вынести вотум недоверия кабинету Черномырдина.

Назначение малоизвестного банкира из Нижнего Новгорода С. В. Кириенко (считанные месяцы проработавшего министром топлива и энергетики) исполняющим обязанности премьер-министра оказалось для страны столь же неожиданным, как и отставка Черномырдина. Президент рассчитывал прежде всего преодолеть торможение реформ, возникшее вследствие разногласий в правительстве и в среде «олигархов», недовольных попыткой «молодых реформаторов» установить единые правила игры в экономике. Однако результат оказался иным. Отставка Черномырдина существенным образом воздействовала на психологические ожидания и оценки участников рынка, породив неуверенность и беспокойство. Своим неожиданным шагом Президент полностью дезорганизовал «партию власти» и одновременно разрушил механизм компромисса с оппозицией.

Правительственный кризис, вызванный нежеланием Государственной Думы утвердить кандидатуру Кириенко, продолжался ровно месяц. Временный тактический успех — утверждение Кириенко под угрозой роспуска Думы — привел к стратегическому поражению. Единственной опорой правительства с этого момента стал сам Президент, который фактически принял на себя ответственность за результаты его работы. Формирование нового кабинета министров происходило в соответствии с объявленной в феврале 1998 г. административной реформой. Она предполагала существенное расширение полномочий федеральных министров при одновременной ликвидации постов первых вице-премьеров и существенном сокращении числа вице-премьеров.

Лишь 12 мая 1998 г. новое правительство России было сформировано и смогло приступить к работе. Вместе с Кириенко в его состав вошли три заместителя премьера, 22 федеральных министра и 11 руководителей госкомитетов.

В силу того, что члены нового кабинета представляли различные политические силы, его состав не удовлетворял ни депутатов Госдумы, ни членов Совета Федерации. Еще большим раздражителем для Госдумы стала попытка Кириенко продолжить курс либеральных реформ. Главной проблемой Кириенко как руководителя правительства стала нехватка практического опыта.

Все три с небольшим месяца, что правительство С. В. Кириенко было у власти, оно боролось с надвигавшимся финансовым кризисом, последний этап которого пришелся на весну — лето 1998 г. Начав по традиции с лоббирования топливно-энергетического комплекса, новый премьер сумел стать государственником. Он изменил акценты в экономической политике, сделав ставку на стабилизацию финансовых рынков и разрешение бюджетного кризиса.

Одновременно правительство Кириенко пыталось найти выход из политической изоляции. Однако попытки отсечь от государственного управления олигархов кончились тем, что, приняв против них ряд жестких решений, правительство само оказалось в изоляции. В целом правительство Кириенко, даже лишенное поддержки парламента и ведущих финансово-промышленных групп, принимало верные, хотя и запоздалые решения.

Кризисного обострения можно было избежать, если бы кабинет Кириенко не запаздывал с принятием решений. Впрочем, перерастание хронического кризиса российской финансовой системы в острую форму началось еще при Черномырдине. Постоянная необходимость заимствования средств за рубежом для покрытия бюджетного дефицита вела к стремительному увеличению государственного долга и соответственно — к росту бюджетных расходов по его обслуживанию.

Непростую ситуацию с бюджетом страны серьезно осложнили начавшийся еще в октябре 1997 г. мировой финансовый кризис и падение цен на нефть. Кризис вызвал отток капиталов из России. Сомнения иностранных кредиторов в способности российских властей удержать курс рубля в существующих границах стали причиной пересмотра ими своей инвестиционной политики в экономике России. Чтобы обеспечить свое вхождение в российский рынок, инвесторы потребовали увеличения доходности Государственных кредитных обязательств (ГКО). Летом 1998 г. она достигла рекордных котировок 160—180 % годовых, что неминуемо вело к девальвации рубля.

Главными причинами, по которым правительство и Центробанк оттягивали девальвацию, были нежелание разрушить едва возникшее доверие населения к власти, а также давление на исполнительную власть олигархов, стремившихся спасти коммерческие банки.

Минфин к августу оказался не в состоянии обслуживать пирамиду ГКО: все деньги, получаемые от продажи новых порций этих ценных бумаг, уходили на погашение долгов по предыдущим. Более того, первый транш кредита МВФ в размере 4 млрд долл., выданный правительству Кириенко, был израсходован на те же цели практически за 4 недели. Правительственная антикризисная программа была подготовлена с большим опозданием, за считанные дни до 17 августа, когда наступал очередной срок выплат по обязательствам крупнейших российских коммерческих банков.

Кульминацией кризиса стали решения, принятые правительством и Центральным банком 17 августа 1998 г.: о расширении границ валютного коридора до 7,1—9,5 руб. за 1 долл. США (верхняя отметка которого была достигнута в обменных пунктах в тот же день); об отказе от обслуживания ГКО с прекращением торговли ими; о 90-дневном моратории на обслуживание внешних долгов частными российскими компаниями и банками. Россия — пусть на время, — но признала свою неплатежеспособность.

Однако не «черный понедельник» стал днем национальной финансовой катастрофы. Фактически обвал рубля (девальвация в 2,5 раза), огромный инфляционный скачок (40 % инфляции за последнюю неделю августа и две первые недели сентября) и развал всех рыночных механизмов произошел 23 августа 1998 г., когда кабинет Кириенко во время сложнейшего маневра в финансово-экономической политике был отправлен в отставку.

Кризис отбросил страну на несколько лет назад, кардинально изменил политическую и экономическую ситуацию в стране. Девальвация и дефолт продемонстрировали истинное положение дел в российской экономике, степень продвижения ее по пути рыночных реформ. Как выяснилось, «олигархи» оказались не слишком богатыми, весьма неустойчивыми и слишком зависящими от государства людьми. Россияне узнали истинную цену своего труда. За год покупательная способность среднедушевого дохода, исчисленная по мясу, упала почти на 30 %, по сахару — на 42,5 %.

В сентябре 1998 г. новым премьер-министром стал бывший глава Службы внешней разведки и министр иностранных дел в правительстве Кириенко академик Е. М. Примаков. Правительство Е. М. Примакова было образовано как результат очередного компромисса между Президентом и оппозицией.

«Коалиционное» правительство Примакова оказалось кабинетом Думы, а не Президента. В нем немалую роль играли левые — Ю. Маслюков и Г. Кулик. Левая оппозиция добилась от нового правительства обязательства пересмотреть экономическую политику.

Создать долгосрочную экономическую программу правительству Примакова так и не удалось, но свое девятимесячное пребывание у власти оно завершило с неплохими результатами: начался рост в некоторых отраслях российской экономики, правда, пока на инфляционной основе: с августа 1998 г. все цены выросли как минимум в 2—3 раза, упала стоимость труда, снизились государственные расходы (над чем бились все либеральные правительства).

Падение курса рубля, больно сказавшееся на уровне жизни населения, помогло отечественным товаропроизводителям восстановить утраченные позиции на российском внутреннем рынке. Кроме того, правительство Примакова перестало выплачивать огромные суммы по ГКО, которые выплачивались до августа 1998 г. К реальным заслугам правительства Примакова следует отнести осторожную политику в денежной сфере — оно не пошло, как ожидали вначале, на бесконтрольную эмиссию.

Попытка Государственной Думы провести импичмент президента дала повод Ельцину для досрочной отставки правительства Е. М. Примакова. 11 мая 1999 г. Е. М. Примакова сменил «силовик» С. В. Степашин. Из-за отсутствия собственной экономической концепции и слабости команды Степашин смог продержаться лишь до 9 августа, когда президент Б. Н. Ельцин в очередной раз сменил «конфигурацию власти», и кресло главы правительства занял руководитель Федеральной службы безопасности РФ В. В. Путин. Предлагая Путина в качестве своего преемника, Б. Н. Ельцин в первую очередь думал о сохранении преемственности власти. Дума с легкостью приняла кандидатуру Путина, поскольку большинство рассматривало его как фигуру временную и техническую — «на период очередной избирательной кампании». Однако через три месяца политическая ситуация в стране кардинально изменилась.

Вторая чеченская кампания. Первым вызовом для нового премьера стала чеченская проблема. Новая операция федеральных войск в Чечне началась как ответ на вторжение в августе 1999 г. боевиков Басаева в Дагестан. Всю первую половину года федеральные власти бездействовали, несмотря на очевидную активизацию террористов в Чечне.

Еще во время первой чеченской кампании на территории республики сложились мощные преступные группировки, возглавляемые полевыми командирами Шамилем Басаевым, Салманом Радуевым, Русланом Гелаевым и др. Каждый из полевых командиров претендовал на власть в Чечне. По существу, власть президента А. Масхадова распространялась лишь на центр Грозного. На административной границе с Чечней постоянно происходили конфликты, участились случаи похищения людей с целью выкупа. Криминализация обстановки в республике достигла такого уровня, что стала реально угрожать национальной безопасности России. На территории Чечни открыто действовали учебные центры по подготовке террористов, территория Северного Кавказа все активнее использовалась для производства и сбыта наркотиков.

Подписывая 30 августа 1996 г. в Хасавюрте договор о так называемом «отложенном статусе» Чечни, федеральная сторона рассчитывала до 31 января 2001 г. нормализовать ситуацию в мятежной республике. Для этого предлагалось массированно вложить деньги в восстановление экономики Чечни и тем самым погасить социальную напряженность. На практике произошло прямо противоположное. Правовая неопределенность лишь способствовала эскалации в республике насилия и беззакония. За три года после Хасавюрта на территории России укрепилось мятежное самопровозглашенное государство, поддерживаемое экстремистскими кругами некоторых исламских стран. Политические лидеры Чечни вынашивали планы захвата всего Кавказа и создания исламского теократического государства «Великая Ичкерия». Первым шагом на этом пути должно было стать насильственное объединение с Дагестаном.

В августе 1999 г. несколько тысяч хорошо вооруженных чеченских боевиков Ш. Басаева и Хаттаба вторглись в Ботлихский и Цумадинский районы Дагестана. Ваххабиты тщательно готовили операцию, пытаясь представить вторжение как мятеж религиозных фанатиков. Это был серьезный вызов целостности Российской Федерации. Именно это обстоятельство предопределило жесткие действия правительства В. Путина, который взял на себя всю ответственность за проведение операции.

Ценой больших усилий командование федеральных сил смогло разгромить вторгшихся в Дагестан боевиков. В самый разгар антитеррористической операции в Буйнакске, а затем в Москве и Волгодонске были произведены теракты, в результате которых погибли сотни невинных граждан. Вторжение боевиков в Дагестан и террористические акты радикально изменили настроение российского общества в отношении Чечни. В выступлении перед депутатами Государственной Думы премьер-министр В. Путин призвал «переоценить» Хасавюртовские соглашения с Чечней. Нежелание официального Грозного сотрудничать с Москвой в поимке террористов превратило Масхадова в их пособника и дало федеральному центру моральные и юридические основания для ввода войск в Чечню.

Учтя опыт предыдущей кампании, российские военные отказались от лозунга «Победа любой ценой» и изменили тактику. Войсковая операция в Чечне проводилась не по правилам, навязываемым бандитами, а по законам военного искусства и тактики в несколько этапов.

На первом этапе (до середины октября 1999 г.) после локализации зоны боевых действий использовались главным образом авиация и дальнобойная артиллерия. Однако невозможность массового применения тяжелых видов снаряжения, в силу самой специфики локального вооруженного конфликта, заставляла федеральные силы обходить населенные пункты, договариваться со старейшинами. Эта тактика возымела успех.

К середине ноября 1999 г. федеральные силы, фактически не встречая серьезного сопротивления, овладели районами севернее Терека и подошли к Грозному. Благодаря сочетанию ударов авиации и огня артиллерии федеральные войска овладевали большинством населенных пунктов.

По сведениям командования объединенной группировки, к 12 ноября 2000 г. в Чечне погибло 2600 российских военнослужащих. Единственным населенным пунктом на первых этапах операции, в котором шел длительный бой с применением тяжелого вооружения и специальных общевойсковых формирований и сил МВД, являлся Грозный. В начале февраля 2000 г. операция по освобождению города была завершена, и в Заводском районе над одним из административных зданий был водружен российский флаг.

Одновременно с боями за Грозный происходило освобождение предгорных и горных районов Чечни. В 2000 г. федеральным силам удалось занять бульшую часть территории Чеченской республики. Последним крупным населенным пунктом, удерживающимся боевиками, стал райцентр Шатой, находящийся в долине р. Аргун. С взятием Шатоя 29 февраля 2000 г. полномасштабная армейская операция в Чечне фактически была завершена.

В июне 2000 г. был осуществлен первый шаг по созданию в Чечне государственной власти. Главой администрации был назначен бывший муфтий Чечни Ахмад Кадыров.

Успехи во второй чеченской кампании резко увеличили популярность премьера В. Путина, что серьезным образом отразилось на результатах очередных парламентских выборов в России.

Думские выборы 1999 г. Первой крупной победой Путина стали выборы новой Государственной Думы. Контролируя почти половину голосов, левая Дума боролась с «антинародным режимом» Б. Н. Ельцина всеми доступными ей законными средствами. Приняв 1036 федеральных законов, из которых 716 вступили в силу, Дума второго созыва из-за высокой поляризации сил в ней за четыре года так и не смогла принять целый ряд чрезвычайно важных для страны законов (Уголовно-процессуальный кодекс, Земельный кодекс).

Ко времени очередных выборов в российском обществе уже созревали условия для принятия важнейших итогов демократической революции 1990-х гг. как основы восстановления стабильности. За годы реформ многие россияне смогли адаптироваться к ним, сформировать желаемый образ будущего для себя лично и для своей страны. В 1999 г., несмотря на общую нестабильность, заметной стала тенденция к улучшению ситуации в экономике. Резкая девальвация российского рубля создала благоприятные возможности для роста экспорта и предопределила оживление промышленного роста.

За год производство продукции в промышленности, сельском хозяйстве, транспорте, розничной торговле увеличилось на 3,5 %. Ситуация на крупных и средних промышленных предприятиях была значительно лучше, чем в предыдущем году. Объем промышленной продукции вырос на 9,7 %. Столь высоких темпов прироста промышленного производства в российской экономике не наблюдалось за весь период экономических реформ. Отечественное машиностроение и металлообработка в значительной мере переориентировались на внутренний рынок и выпуск импортозамещающей продукции, интенсивно развивались химия и нефтехимия, заметное оживление наблюдалось в промышленности строительных материалов, легкой и пищевой индустрии. На 8,5 % вырос за год объем жилищного строительства, стабилизировался курс рубля, продолжала сокращаться безработица.

Однако отрицательным последствием значительной девальвации рубля стали ощутимое снижение реальных доходов населения (почти на 20 % по сравнению с 1998 г.) и вследствие этого — падение потребительского спроса, снижение оборота розничной торговли. В обществе еще продолжались дискуссии о направлениях реформирования страны, но дистанция между правыми и левыми уже резко сокращалась. За три месяца до голосования Кремль создает новую «партию власти» — избирательный блок «Единство». Широко используя административный ресурс, контроль над общероссийскими каналами телевидения, власть приводит «Единство» в Думу. Проправительственный блок, получив 23,6 % голосов избирателей, формирует вторую по числу мандатов фракцию.

Итоги выборов 19 декабря 1999 г. во многом, как и предыдущие, оказались неожиданными. Впервые за годы реформ россияне избрали парламент, лояльный правительству. Набрав 8,6 % голосов, вернулись в Думу правые («Союз правых сил»). Традиционный лидер парламентских кампаний — КПРФ, как и прежде, завоевала больше всех голосов — 24,3 %. В числе победителей парламентских выборов вновь оказался и «Блок Жириновского», набравший чуть больше 6 % голосов. Прошли в новую Думу также блок ОВР (13,1 %) и «Яблоко» Г. Явлинского.

Важным фактором успеха на выборах блока «Единство» и СПС стала поддержка правительства В. В. Путина. Популярность нового премьера возросла в результате успешного завершения первого этапа второй чеченской кампании, начавшейся осенью 1999 года.

За несколько часов до наступления нового, 2000 г., Президент Б. Н. Ельцин неожиданно заявил о досрочном (за полтора года до формального срока) завершении своих полномочий и назначении В. В. Путина исполняющим обязанности Президента на период до новых выборов.

Первый Президент РФ оставил неоднозначное наследие, которое еще предстоит оценить историкам. Важно, что, являясь «продуктом» советской эпохи, Ельцин дал возможность появиться людям новой России. За десять лет его правления страна стала другой.

С уходом Б. Н. Ельцина завершилась не только «эпоха Ельцина», завершился важный этап рыночных реформ, завершился весь постсоветский революционный период развития страны.

За минувшее десятилетие в России произошла полномасштабная социальная революция. Радикально изменилась система политических институтов и экономических отношений. Как первая масштабная революция постиндустриального общества, она отличалась ограниченным применением насилия, обширными компромиссами с элитами предшествующего режима.

Реализация программы посткоммунистических преобразований, в общих чертах разработанной в 1991—1992 гг., потребовала гораздо больше времени, чем ожидалось, но к концу 1990-х гг. цели программы были достигнуты.

Президентские выборы 2000 г. Президентские выборы 2000 г., вопреки прогнозам экспертов, в целом прошли по традиционному сценарию. Их ход и результаты во многом были предопределены итогами парламентских выборов. Б. Н. Ельцин, уйдя в отставку до срока, минимизировал политические риски своего преемника. В связи с отставкой Президента выборы были перенесены на три месяца — с июня на март.

Реальных кандидатов на президентское кресло из 11 заявленных было лишь пять — В. В. Путин, лидер КПРФ Г. А. Зюганов, кемеровский губернатор А. Тулеев, Г. А. Явлинский («Яблоко») и лидер ЛДПР В. В. Жириновский. Фактически же основная борьба развернулась между В. В. Путиным и Г. А. Зюгановым.

Назначение В. В. Путина «и. о. президента» существенно расширило его административный ресурс, которым он смог распорядиться весьма эффективно. В отличие от других лидеров, В. Путин не стал заручаться поддержкой элит, а сразу начал апеллировать к избирателям. Он заговорил с народом на том патриотическом языке, которого люди давно ждали.

Настроения электората складывались в пользу премьера, который в своих выступлениях делал четкий акцент на необходимости укрепления власти в стране, восстановления территориальной целостности России, укрепления ее позиций на международной арене.

В. В. Путину удалось выиграть первый тур, который оказался и единственным. За него проголосовало около 53 % избирателей, за Г. А. Зюганова — 29,2 %.

Победа В. Путина в первом туре была достигнута благодаря тому, что, в отличие от 1996 г. партия власти сумела объединить абсолютное большинство некоммунистического электората. Прирост голосов партии власти обеспечили либеральные избиратели (в основном СПС) и те, кто ранее голосовал за различные мелкие избирательные блоки. Особенно активно Путина поддержали в национальных республиках. Свою роль сыграли и его предвыборные поездки в наиболее крупные республики — Татарстан и Башкирию. Электорат партии власти увеличился и в некоторых таких традиционно «красных» регионах, как Саратовская, Астраханская, Воронежская, Пензенская.

Несмотря на недостаточно активную кампанию, Зюганову в целом не только удалось удержать свой электорат, но даже несколько увеличить число своих сторонников. По сравнению с выборами 1999 г. число левых избирателей выросло главным образом за счет национально-патриотического электората. Более 35 % голосов лидер коммунистов набрал в Новосибирской области, Приморском крае, Хакассии. Заметное «полевение» электората произошло в Омской области, где Зюганову было отдано 43,6 % голосов. Таким образом, на Востоке страны неожиданно появился новый «красный пояс», включивший в себя, помимо традиционно «красных» регионов, ряд ключевых территорий Сибири и Дальнего Востока.

«Смена эпох». В результате парламентских и президентских выборов в России расстановка социально-политических сил серьезно изменилась. Впервые за все постсоветское время в Думе сложилось правоцентристское большинство. Левые в период выборных кампаний так и не смогли выдвинуть эффективную альтернативную программу развития России. Даже программа КПРФ находилась в рамках правого спектра. С первых заседаний новой Думы власть успешно использовала механизм «плавающего большинства», когда для решения одних вопросов проправительственное «Единство» блокировалось с правыми фракциями — СПС, «Яблоком», для других — с левоконсервативными — КПРФ, аграриями.

Новый стиль, заявленный Путиным во внутренней политике, состоял в том, что он позволил либералам продолжить экономические преобразования, но ограничил их возможность влиять на решение политических вопросов.

Главным двигателем посткризисного подъема российской экономики стал инвестиционный бум. Другая не менее важная причина экономического подъема в России на рубеже XXI в. заключалась в том, что за предшествующие годы в России сформировалась критическая масса неплохо управляемых, рыночно ориентированных предприятий, способных обеспечить нормальное производство за счет ресурсов, которые высвобождались из неэффективного, доставшегося по наследству советского сектора. Ранее этот процесс был замедлен из-за неподъемности накопившихся в советскую эпоху проблем, слабости проводившейся экономической политики. Сейчас, наконец, стало возможно использовать накопившуюся базу для целей, обеспечивающих экономический рост.

Экономический рост обнажил застарелые болезни российской экономики. Через два года после начала подъема она натолкнулась на жесткие ресурсные и структурные ограничения. Высокие цены на нефть на мировом рынке подталкивали правительство Касьянова на путь легких решений.

Стратегия В. В. Путина. За первые четыре года, проведенные в Кремле, Путин сделал многое, что не удалось его предшественнику Б. Н. Ельцину. Политика В. В. Путина в эти годы была направлена на обеспечение модернизационного прорыва, необходимого для превращения России в процветающую, экономически сильную и влиятельную страну. Российское правительство начало проводить комплекс преобразований, направленных на укрепление прав собственности и углубление структурных реформ, включения страны в мировое сообщество и хозяйство. Были внесены позитивные изменения в уголовно-процессуальное законодательство. Законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» был упорядочен и укреплен частный земельный оборот, что позволило сократить масштабы теневого оборота и коррупции. В условиях высоких цен на нефть российское правительство проводило в целом ответственную финансовую и денежную политику. В стране после революционных событий 1990-х гг. начался процесс постепенной консолидации российского общества вокруг идеи укрепления демократической государственности. Во многом была восстановлена управляемость страны, повысилась согласованность деятельности различных ветвей государственного управления. В России было восстановлено единое правовое пространство, в основном приведены в соответствие с федеральными законами и Конституцией региональные правовые акты. В ходе декабрьских выборов 2003 г. в новой Государственной думе оказались представленными основные политические силы, за исключением оставшихся в меньшинстве либералов.

Серьезно улучшилась ситуация в экономической сфере. В стране быстрыми темпами укреплялась рыночная инфраструктура, шло накопление элементов нового социально-экономического устройства. Возникали малые, средние и крупные фирмы, появились инициативные и успешные предприниматели и менеджеры. Образовались валютные и фондовые биржи, консалтинговые и аудиторские фирмы, многочисленные коммерческие банки. В повседневную хозяйственную практику вошли такие понятия, как акционерный капитал и курсы акций, слияние и поглощение корпораций. Госдумой были приняты сотни законов, касающихся приватизации, налогообложения, банкротства. С 1999 г. валовой внутренний продукт (ВВП) рос в среднем на 6 % в год (что было выше среднемировых показателей).

В целом период первого президентства Путина стал для России наиболее успешным за последние 100 лет. С 2000 по 2004 г. ВВП вырос на 38 %, почти в 10 раз увеличились золотовалютные резервы, уровень инфляции снизился более чем в три раза. В 2003-м сельскохозяйственном году Россия стал третьим в мире экспортером пшеницы после США и ЕС.

Главным внутриполитическим событием 2004 г. стали выборы Президента страны. Особенность этой кампании состояла в том, что имя победителя было известно задолго до голосования. Не случайно КПРФ впервые на президентских выборах не выставила своего лидера Г. А. Зюганова. Преимущество В. В. Путина перед соперниками было безоговорочным, что и показало голосование. 14 марта 2004 г. Путин победил уже в первом туре, получив голосов на треть больше по сравнению с 2000 г. — 71,3 % против 52,94 %. Избрание В. В. Путина Президентом страны на новый срок обеспечило рост политической стабильности в обществе и позволило продолжить курс на модернизацию экономики, превращение России в благополучную страну, конкурентоспособную во всех областях жизни.

«От политики стабилизации — к политике развития». Чтобы претворить в жизнь эту стратегическую линию, обеспечить качественный рывок в хозяйственном развитии, необходимо было закончить формирование нормальной экономической среды, способной обеспечить долговременный экономический рост, а также благоприятные международные условия для внутреннего развития. Достигнутый Россией к 2006 г. уровень ВВП РСФСР докризисного 1990 г. свидетельствовал лишь о том, что страна выбралась из кризиса, но еще не стала развитым процветающим государством. Российская Федерация существенно отставала от группы развитых стран с точки зрения основных характеристик производства и инвестиций — производимой продукции в расчете на душу населения, качества применяемых в производстве технологий и общей его эффективности, абсолютных показателей производительности труда и капитала. На рубеже XXI в. энергоемкость ВВП России в три с лишним раза превосходила аналогичный показатель в странах ЕС. На производство одной буханки хлеба или тонны чугуна страна тратила в 2—3 раза больше электричества, сжигала в 2—3 раза больше газа и в 2—3 раза интенсивнее загрязняла окружающую среду. При этом объем производства энергоресурсов был явно недостаточным для дальнейшего роста экономики. Согласно рейтингу конкурентоспособности Всемирного экономического форума в Давосе, по итогам 2002 г. Россия была лишь на 64 месте в мире (из 80 стран), проигрывая таким государствам, как Болгария, Перу и Колумбия.

Камнем преткновения для России (как и СССР) стала проблема, которую в научных кругах называют «нефтяным проклятием». С 1999 г. цена на нефть на мировом рынке стала стремительно расти. Россия начала наращивать ее экспорт и вскоре превратилась в самого крупного поставщика энергоносителей в мире. Высокие цены на нефтяном рынке позволяли власти ничего не менять в экономике. Это одна из причин, в силу которой заявленные и начатые реформы естественных монополий, жилищно-коммунального хозяйства, налоговой, банковской и правоохранительной систем, способные создать благоприятный инвестиционный климат в стране, потеряли темп.

Перед страной по-прежнему остро стояли вопросы «утечки мозгов и капиталов». Большую остроту приобрели также социальные проблемы: теряющее конкурентоспособность в условиях постиндустриального мира образование, низкое качество и нереформированность здравоохранения, архаичная система социальной защиты, мизерные пенсии, нарастающее социальное расслоение при слабости среднего класса (не более 20 % населения). В 2005 г. средняя реальная заработная плата в РФ составляла примерно 70 % от уровня 1990 г. Российский уровень ВВП на душу населения соответствовал уровню развивающихся стран и был в несколько раз ниже среднего уровня в развитых странах. При этом доля населения, живущего в бедности, т.е. испытывающего затруднения с удовлетворением элементарных жизненных потребностей, составляла не менее 35 %. Разрыв между самыми богатыми и самыми бедными слоями населения являлся четырнадцатикратным и последние десять лет не уменьшался.

Огромен также разрыв, отделяющий Россию от развитых стран в области социальной инфраструктуры — количества и качества жилья и коммунальных услуг, уровня обеспеченности медицинскими услугами, социального и пенсионного обеспечения, охраны материнства и детства.

В последние годы демографическая ситуация стала несколько выравниваться, но тенденцию к уменьшению численности населения пока не удается переломить. С начала 1990-х гг. население страны устойчиво сокращается на 700—800 тыс. человек в год. Прогнозы показывают, что если эта тенденция сохранится, то к 2025 г. на территории России будет проживать менее 125 млн человек.

После избрания Путина на второй срок власть должна была искать новые варианты «выздоровления», развития страны, повышения ее конкурентоспособности, искоренения бедности. Происходит осознание того, что России нельзя оставаться зависимой от нефтегазовых доходов и нужно проводить активную интервенционистскую государственную политику. По мнению Президента, сырьевой экспорт при высоких мировых ценах на экспортируемые ресурсы должен служить развитию отечественной экономики и повышению уровня жизни россиян.

В очередном Послании Федеральному Собранию РФ в апреле 2005 г. Путин в качестве главной политико-идеологической задачи определил задачу развития России как свободного демократического государства. Для ее достижения Президент предложил ряд мер по развитию государства, укреплению законности и повышению эффективности правосудия.

По опыту Норвегии и США правительство создало так называемый стабилизационный фонд. Все доходы сверх определенной цены за баррель нефти (она называется ценой отсечения) зачислялись в стабилизационный фонд. Он не только поглощал «лишние» доллары, сдерживал инфляцию, но и гарантировал развитие страны на случай возможного падения цен на нефть. Уже к началу 2006 г. стабилизационный фонд достиг астрономической суммы в триллион рублей.

Определенный поворот происходит и в социальной политике государства. Еще в программе Г. Грефа впервые прямо и честно было сказано: ресурсы и возможности государства не беспредельны. Ни одна страна не в состоянии платить пособия или предоставлять льготы одновременно 2/3 населения страны. Поэтому главным принципом новой социальной политики, проводимой Путиным, становится пересмотр избыточных социальных обязательств государства, которые финансово не обеспечены. Начавшаяся весной 2005 г. глубокая социальная реформа стала и самой болезненной, поскольку предполагала монетизацию льгот вместо их натурализации. Проведенная властями без должной подготовки, она вызвала в стране волну протестов.

Однако ее необходимость вполне очевидна, поскольку натуральные льготы в рыночной экономике не только бессмысленны, но и вредны.

Поскольку многие количественные задачи восстановления российской экономики ко времени второго президентства В. В. Путина были решены, одним из главных направлений деятельности правительства М. Фрадкова становится создание организационных механизмов для реализации реформ и обеспечения их финансовыми ресурсами.

В 2006 г. набрала обороты реформа электроэнергетики. РАО ЕЭС России удалось убедить руководство страны в необходимости скорейшего привлечения частных и государственных средств в электроэнергетику для поддержания энергобаланса. Согласно принятому в этих целях инвестиционному плану, получившему название «ГОЭЛРО-2», акцент был сделан на развитии атомной энергетики. Одновременно с этим государство предприняло ряд шагов для возвращения контроля над стратегически важными предприятиями атомного машиностроения. Активные процессы протекали в металлургии и оборонно-промышленной отрасли. Вначале ведущие вертолетостроительные предприятия были консолидированы в «Оборонпром», подконтрольный «Рособоронэкспорту», а затем было положено начало созданию Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). За несколько лет в России был совершен настоящий прорыв: созданы с финансированием из бюджета инвестиционный и венчурный фонды, особые экономические зоны, которые будут специализироваться на финансировании долгосрочных инвестиционных проектов, в том числе экспортной ориентации.

Приоритетные национальные проекты. В сентябре 2005 г. Президент В. В. Путин в целях содействия развитию «новой» экономики и «нового» общества объявил о необходимости сконцентрировать усилия государства на нескольких направлениях: здравоохранении, образовании, жилищной политике и сельском хозяйстве. Эти направления получили статус приоритетных национальных проектов (ПНП), развитие которых Президент взял под личный контроль. На понимание необходимости формирования ПНП решающее влияние оказало появление значительных свободных ресурсов, сконцентрированных в Стабфонде, золотовалютных резервах, а также превращение экономического роста в стране в устойчивую тенденцию (на протяжении семи лет темпы роста ВВП превышали 6 %, а промышленного производства — 3—4 %.) По существу, с принятием четырех национальных проектов происходит решительный поворот к социально ориентированной экономике. Выбор ПНП диктовался ограниченностью средств, недостаточных для одновременного решения всех накопившихся проблем. С другой стороны, все они напрямую обращены к человеку. Их непосредственная цель — создать механизмы для активизации человеческого потенциала. Согласно плану реализации проекта в аграрной сфере, в 2006—2007 гг. должна быть создана система земельно-ипотечного кредитования, которая позволит привлечь средства на длительный срок. Проект предполагает также выделение значительных ресурсов на развитие сельхозлизинга, чтобы установить более льготные условия поставок сельхозтехники и племенного скота. Выполнение этих и других мер по развитию аграрного сектора, согласно прогнозам Департамента сельского хозяйства, позволит ежегодно увеличивать производство сельхозпродукции на 4 %.

В президентском Послании 2006 г. Путин прямо заявил о необходимости положить в основу национальной стратегии России демографическую политику. Тогда же появился и термин «материнский капитал», а вскоре начал действовать и закон, согласно которому женщинам, родившим или усыновившим второго ребенка, будут выдаваться специальные сертификаты на сумму 250 тыс. рублей.

Через год после старта четырех национальных проектов стало ясно, что экономика получила мощный толчок, особенно строительная отрасль. В 2006 г. прирост сданной жилой площади составил 15 % — впервые за постсоветские годы. Однако и рост стоимости жилья также стал беспрецедентным: в среднем по стране — на треть, а в столице — на 60 %. Квартиры по-прежнему были доступны лишь богатым гражданам. Поэтому в своем последнем Послании 2007 г. Президент решительно потребовал развернуть жилищную программу в направлении нужд всех граждан, в том числе низкообеспеченных. «Не может, — заявил он, — страна с такими резервами, накопленными за счет нефтегазовых доходов, мириться с тем, что миллионы ее граждан живут в трущобах». Даже поставленную в нацпроекте высокую планку — 80 млн м2 жилья в год, Президент назвал недостаточной и выдвинул новые ориентиры: 100— 130 млн м2, или фактически по 1 м2 в год на человека. Именно такой показатель считается нормой для развитых европейских стран. В Послании-2007 Президент РФ предложил также «реанимировать долгосрочную государственную программу переселения людей из аварийного жилья, выделив на это дополнительно 150 млрд руб. из бюджета. Развивая идеи, заложенные в национальных проектах, глава государства поддержал инициативу объявления 2008 г. Годом семьи в России: «Нам надо возвращать моду на яркую, многодетную, счастливую семейную жизнь, без которой, как правило, невозможны ни крупные личности, ни крупные достижения». Путин предложил также переименовать создаваемый Фонд будущих поколений в Фонд национального благосостояния и использовать деньги фонда на повышение качества жизни россиян.

В президентском послании 2007 г. Путин уделил большое внимание вопросам стратегии. За годы реформ власть неоднократно пыталась сформулировать стратегические задачи развития экономической и социальной сфер жизни страны. Однако в силу объективных и субъективных причин развитие страны по-прежнему носило инерционный характер. Власть вынуждена была прежде всего реагировать на возникающие угрозы развала государства, экономики и социального взрыва. Весь текст Послания ориентирован на укрепление державы, на переход от политики стабилизации к политике развития, которая должна быть реализована вне зависимости от личности Президента, которого изберут в 2008 году.





загрузка...
загрузка...