загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 4. Россия в ХХ – начале ХХІ в.

 

4.3. Советская Россия, СССР в 1920-1930 гг.

 

4.3.6.Внешняя политика советского государства в 1920-1930-е гг.

СССР на начальном этапе Второй мировой войны

 

К началу 1920-х гг. советская внешнеполитическая доктрина носила двойственный характер, соединяя, с одной стороны, ориентацию на содействие мировой революции, а с другой — стремление к установлению мирных отношений со всеми странами. Первое направление в основном осуществлял созданный в 1919 г. Коммунистический интернационал (Коминтерн), а второе — Наркомат иностранных дел.

Поражение в Польше положило конец иллюзиям Ленина о возможности скорой победы мировой революции, что заставило его пересмотреть и общую концепцию мирового развития, и взгляды на задачи, средства и методы советской дипломатии. Не отказываясь в принципе от поддержки дела мировой революции, на первое место Ленин ставит задачи экономического сотрудничества между государствами.

Экономические интересы, стремление наладить взаимовыгодную торговлю заставляли Советскую Россию даже в годы «военного коммунизма» «маневрировать во внешней политике», пытаться установить торговые и политические связи с зарубежными странами. В начале февраля 1920 г. был подписан первый мирный договор между Советской Россией и Эстонией. В течение лета и осени 1920 г. заключаются мирные договоры с Литвой, Латвией, Финляндией. 6 февраля 1921 г. был подписан мирный договор с Ираном, затем с Афганистаном, в марте с Турцией, а ноябре — с Монголией. К концу 1921 г. с Советской Россией поддерживали дипломатические отношения девять государств.

С введением нэпа советская внешняя политика становится все более прагматичной. Ее задачи наиболее убедительно были сформулированы на X съезде РКП(б) в марте 1921 г.: вывести страну из состояния внешнеполитической и экономической изоляции и установить «постоянные мирные отношения со всеми государствами». Главным инструментом реализации этой политики становится предоставление зарубежным компаниям концессий, заключение торговых договоров и соглашений.

16 марта 1921 г. было подписано англо-советское торговое соглашение, положившее начало фактическому признанию Советской республики капиталистическими державами. Несмотря на отсутствие дипломатических отношений, стороны договорились о налаживании двусторонней торговли, а также обязались воздерживаться от враждебных действий или шагов друг против друга. Для иностранных коммерческих судов были открыты порты Петрограда, Архангельска, Одессы, Новороссийска. Советские торговые суда вышли на международные торговые пути.

Главным препятствием на пути нормализации экономических и дипломатических отношений с ведущими европейскими странами являлась проблема долгов царского и Временного правительств. Осенью 1921 г. Москва предложила Западу созвать международную конференцию с целью обсуждения этого вопроса. На собранную весной 1922 г. в Генуе, международную конференцию были приглашены около 30 европейских стран, включая Советскую Россию и Германию.

Еще до ее созыва западные страны за восстановление дипломатических отношений и предоставление кредитов потребовали от Советской России признания всех долгов, полной компенсации иностранным гражданам за утраченную собственность, проведения реформ полиции, правовой и денежных систем, отказа от пропаганды и политической деятельности Коминтерна против капиталистического мира. Эти требования вновь были предъявлены советской делегации при открытии конференции. Возглавлявший советскую делегацию Г. В. Чичерин, в свою очередь, представил встречные претензии за ущерб, нанесенный России интервенцией в сумме 39 млрд золотых рублей.

Столкнувшись с жесткой позицией, советская делегация предложила Германии установить дипломатические отношения на основе взаимного отказа от долгов и претензий и дальнейшего развития экономического сотрудничества. Немецкая сторона приняла советские предложения. Для Советской России экономически более выгодным было бы достижение соглашения с Парижем и Лондоном. Однако в тот момент ни западные державы, ни Россия не были к этому готовы. Осенью 1922 г. на конференции в Лозанне, где обсуждалась проблема Черноморских проливов, Советскую Россию признали наследницей прав и интересов Российской империи.

В 1924—1925 гг. большинство западных государств, несмотря на деятельность Коминтерна и непризнание СССР долгов царского и Временного правительств, пошли на установление дипломатических отношений.

До начала 30-х гг. Советским Союзом было заключено более 30 различных межгосударственных соглашений в экономической области. В соответствии с ними, западными фирмами были разработаны проекты создания более 600 заводов (включая автомобильные и авиационные).

В 30-е гг. XX в. в Европе усилилась международная напряженность. Мировой экономический кризис, обострив внутренние социальные противоречия в ведущих странах Запада, привел к расколу капиталистического мира, что способствовало ухудшению всего международного климата. Приход 30 января 1933 г. к власти в Германии А. Гитлера и его намерение отменить версальский порядок еще более усилили опасность новой войны.

До 1933 г. Сталин не видел особой опасности, исходившей от антисоветской риторики Гитлера и его неоднократных публичных заявлений о необходимости уничтожить большевизм и стать «властителями России». В начале 1930-х гг. советская дипломатия ограничивалась осторожным лавированием с целью избежать конфликта в Европе. В декабре 1933 г. нарком иностранных дел СССР Максим Максимович Литвинов (1876—1951) заявил о новых целях советской внешней политики. Главным ее приоритетом становилось создание системы коллективной безопасности в Европе, включавшей в себя и прекращение особых отношений с Германией. Вскоре Коминтерн получил задание развернуть борьбу против фашизма в Европе.

В 1933 г. СССР установил дипломатические отношения с США, в сентябре 1934 г. был принят в Лигу Наций и сразу стал постоянным членом ее Совета. Тем самым западные страны стали рассматривать СССР как полноправного субъекта международных отношений. Однако предложения СССР заключить так называемый «Восточный пакт», а затем и «Тихоокеанский пакт» с целью оказания военной помощи любой стране — участнице пакта, подвергшейся агрессии, не нашли поддержки. Лишь в 1935 г. был заключен франко-советский договор о взаимопомощи в случае агрессии в Европе.

В октябре 1936 г. Германия и Италия заключили соглашение о военно-политическом сотрудничестве, создав так называемую ось Берлин — Рим. Затем Германия объединилась в военно-политический блок (Антикоминтерновский пакт) с милитаристской Японией, к которому в 1937 г. присоединилась Италия. Образовавшийся блок под флагом борьбы с коммунизмом развернул активную подготовку к войне за новый передел мира. Кульминацией всей политики неприкрытого попустительства германской агрессии стало Мюнхенское соглашение 1938 года.

30 сентября 1938 г. на конференции глав правительств и министров иностранных дел в Мюнхене лидеры четырех государств (Англии, Франции, Германии и Италии) Н. Чемберлен, Э. Даладье, А. Гитлер и Б. Муссолини, удовлетворяя требование гитлеровского правительства, предписали Чехословакии, под предлогом защиты прав немецкого населения, передать Германии Судетскую область и ряд других районов страны. В результате Чехословакия потеряла 20 % своей территории, четверть населения, около половины предприятий тяжелой промышленности, мощные укрепления на границе с Германией. Часть чехословацких земель захватили Польша и Венгрия. В обмен на это соглашение Германия через два дня подписала с Великобританией и в декабре — с Францией декларации о разрешении спорных вопросов между ними путем мирных переговоров, которые фактически являлись договорами о ненападении. СССР оказался единственным государством, отказавшимся признать раздел Чехословакии.

Западные державы вновь проигнорировали предложения советской стороны о совместной защите Чехословакии, не без основания полагая, что в тот момент это могло закончиться падением фашистского режима в Германии, в чем они не были заинтересованы. В канун мюнхенской сделки Советский Союз предлагал оказать военную помощь Чехословакии в одиночку. Однако ее правительство предпочло капитулировать перед немецким диктатором. В результате менее чем через шесть месяцев Германия, не получив никакого отпора, полностью оккупировала Чехословакию, нарушив теперь уже Мюнхенское соглашение.

Таким образом, мюнхенский сговор разрушил с трудом создаваемую систему коллективной безопасности в Европе и в конечном счете привел ко Второй мировой войне.

Она началась ранним утром 1 сентября 1939 г., когда германский линкор «Шлезвиг-Гольштейн» обстрелял пригород Гданьска Вестерплатте. Через два дня Англия и Франция, связанные с Польшей союзными отношениями, были вынуждены объявить войну Германии, после того как она оставила без ответа их ультиматум о прекращении агрессии. К ним присоединились британские доминионы — Австралия, Новая Зеландия, Индия, Южно-Африканский союз и Канада. Подлинно глобальный характер война приобрела в 1941 г., когда в нее были вовлечены крупнейшие государства мира — СССР и США.

После Мюнхена, чтобы обеспечить благоприятные внешнеполитические условия для обороны страны, Сталин изменил тактику. Поскольку он не видел принципиального различия между странами капиталистического лагеря, переговоры начались и с той, и с другой стороной, причем вначале более активно с Англией и Францией.

В апреле 1939 г. СССР начал переговоры с Англией и Францией о взаимных обязательствах в оказании помощи в случае агрессии в Европе против любой из договаривающихся сторон. Однако переговоры зашли в тупик. В августе 1939 г. СССР предложил Англии и Франции подписать военную конвенцию, которая предусматривала совместные действия вооруженных сил трех государств в случае агрессии Германии. СССР предлагал провести свои войска через территорию Польши, чтобы выйти к границе Германии. Правительство Польши, имея к этому времени гарантии Англии и Франции о ее защите в случае нападения Германии, ответило категорическим отказом на предложение СССР.

Неудача англо-франко-советских переговоров была фактически предрешена; главная ее причина коренилась в глубоком недоверии западных лидеров к СССР. Сталин, в свою очередь, также не мог преодолеть негативного отношения к своим идеологическим противникам. На переговорах с Москвой обе стороны допустили крупные стратегические просчеты, не проявив должной гибкости и недооценив агрессивные намерения фашистской Германии. В конечном счете именно нежелание Англии и Франции занять на этих переговорах конструктивную позицию поставило крест на последней попытке создать единый антифашистский фронт государств Европы.

Для того чтобы предотвратить реальную угрозу войны, Советское правительство в сложившейся обстановке приняло решение о начале переговоров с Германией — в ответ на ее предложение об улучшении государственных отношений. Политика нацистской Германии представлялась Сталину более понятной и предсказуемой, чем политика буржуазно-демократических стран Англии и Франции. Переговоры с Германией давали возможность советскому лидеру расколоть участников мюнхенского сговора на два лагеря, Гитлера же он надеялся перехитрить. Искать сближения с Германией Сталина вынуждала также непростая обстановка на Востоке. Возрастающая агрессивность Японии вполне реально обозначила перспективы войны СССР на два фронта.

Смена внешнеполитических приоритетов, произошедшая летом 1939 г., — вовсе не результат случайного стечения обстоятельств, не экспромт в условиях цейтнота, а следствие эволюции советской внешнеполитической стратегии. Как никто другой, Сталин знал, что страна не готова к большой войне. Несомненно, важную роль в советско-германском сближении сыграли экономические мотивы, хотя каждая из сторон преследовала прямо противоположные цели. Гитлеру нужен был спокойный тыл на Востоке, чтобы вести войну с Францией и Англией, в то время как Сталин хотел оттянуть начало войны, чтобы нарастить военные и индустриальные мускулы.

Советско-германские переговоры начались 15 августа 1939 г., и уже 23 августа 1939 г. (когда еще не были формально завершены продолжавшиеся военные переговоры с Англией и Францией) министр иностранных дел Германии И. Риббентроп и В. М. Молотов, сменивший в мае 1939 г. на посту главы наркомата иностранных дел отправленного в отставку М. М. Литвинова, подписали в Москве пакт о ненападении сроком на десять лет. Одновременно с ним был подписан дополнительный секретный протокол, где разграничивались сферы интересов Германии и СССР в отношении соседних государств (Польши, Латвии, Эстонии, Литвы, Финляндии). В протоколе была реализована идея геополитической доктрины Сталина — обеспечения безопасности СССР за счет разграничения сфер интересов и территориальных приобретений. Фактически в этих документах решалась судьба третьих стран без их участия и согласия.

Эти документы разрабатывались в условиях строжайшей секретности; о них ничего не знали до момента подписания некоторые члены Политбюро и руководящие работники Наркомата иностранных дел. Секретный протокол, составлявший основу договоренности сторон, не был предъявлен Верховному Совету для ратификации и долгое время держался в тайне, его наличие отрицалось руководством СССР вплоть до 1989 г.

Советско-германский договор нанес удар по международному престижу СССР, активно выступавшего до этого против фашизма. В известной мере он дезориентировал советских людей накануне грозного испытания. Что касается утверждения, что заключение советско-германского пакта о ненападении давало Сталину выигрыш некоторого времени для укрепления обороноспособности страны, то оно верно лишь отчасти. Очевидно, что и Гитлер также не напрасно потратил полученное время. За два года вермахт, не имевший в 1939 г. серьезного боевого опыта, приобрел его; Германия смогла аккумулировать экономический потенциал оккупированных ею стран Европы для наращивания своей военной мощи.

Тем не менее, пакт Молотова — Риббентропа оттянул вступление СССР во Вторую мировую войну, изменил расстановку сил в Европе и мире, подорвал доверие Японии к Германии как к своему союзнику и позволил СССР избежать войны на два фронта.

Очевидно, что главной цели, на которую рассчитывал Сталин при заключении договора, — встать над схваткой, остаться наблюдателем битвы и вступить в нее в наиболее выгодный для себя момент — договор не достиг.

В то время как Франция и Англия фактически выжидали, ведя «странную войну», Сталин не терял времени даром. Когда 17 сентября стало известно, что польское правительство покинуло страну, бросив на произвол судьбы еще сражавшуюся армию и народ, Красная Армия, руководствуясь условиями секретного протокола, перешла польско-советскую границу на всем ее протяжении под предлогом «оказания помощи украинским и белорусским братьям». Возникшее в отдельных районах сопротивление польской армии, для которой военные столкновения с русскими явились неожиданностью, было подавлено. При этом последние остатки польской армии попали частично в немецкий плен, частично — в советский. Впоследствии (5 марта 1940 г.) значительная часть польских пленных офицеров были расстреляны в Катыни.

В результате военной операции в сентябре 1939 г. Советский Союз присоединил районы, которые были отданы Польше по Рижскому договору 1921 г. Город Вильнюс, тогда же захваченный Польшей, был возвращен Литве. Западная Белоруссия и Западная Украина соединились с Белоруссией и Украиной. В ноябре 1939 г. они были законодательно включены в состав СССР. Граница СССР была отодвинута на Запад на 200—250 км.

Однако прежде чем договоренности, зафиксированные в секретном протоколе, были полностью реализованы, советская сторона пошла на его ревизию. Сталин предложил Гитлеру обменять польскую территорию между Варшавой и «линией Керзона», отходившую по секретному протоколу СССР, на Литву, являвшуюся сферой интересов Германии. Очевидно, Сталин хотел тем самым создать дополнительный буфер для Ленинграда. Гитлером это предложение было принято, и обмен состоялся.

В конце сентября 1939 г. в Москве вновь проходили переговоры Молотова с Риббентропом о заключении нового договора «О дружбе и границе между СССР и Г ерманией ». В соответствии с подписанным 28 сентября договором граница прошла примерно по «линии Керзона». К договору также был приложен секретный протокол. По этому протоколу Литва включалась в сферу интересов СССР, а часть Польши — в сферу интересов Германии.

В ноябре 1939 г. обострились советско-финские отношения. СССР предложил Финляндии отодвинуть границу от Ленинграда за пределы действия дальнобойной артиллерии и создать советские военные базы на финской территории. Взамен предлагались вдвое большие по площади земли в Карелии. Фактически планы Сталина были гораздо шире, ибо вскоре в городе Териоки на Карельском перешейке было сформировано правительство «народной Финляндии» во главе с О. Куусиненом. (В декабре 1939 г. СССР установил с этим «правительством» дипломатические отношения.) Финское правительство отклонило все предложения Советского Союза.

Оба государства взяли курс на решение проблемы военным путем. 30 ноября 1939 г. советские войска перешли границу. Однако вместо молниеносной войны пришлось в течение 105 дней вести упорные бои. Первые успешные наступательные действия Красной Армии вскоре были остановлены, так как она, не сумев прорвать мощную оборонительную «линию Маннергейма», понесла серьезные потери. Потери советских войск в «зимней войне» были значительными. Убитых, без вести пропавших и умерших от ран насчитывалось более 126 тыс. человек; финны потеряли убитыми около 23 тыс. человек, ранеными — более 43 тысяч.

В соответствии с Советско-Финляндским договором от 12 марта 1940 г. к СССР отошел Карельский перешеек с Выборгом и Выборгский залив, западное и северное побережье Ладожского озера, часть территории на севере Карелии, часть полуостровов Рыбачий и Средний на побережье Северного Ледовитого океана. Финны также согласились на аренду полуострова Ханко для создания там советской военно-морской базы. Победа Красной Армии в финской войне вполне определенным образом сказалась на будущей политике Финляндии во Второй мировой войне. Военные действия СССР в Финляндии вызвали в западных странах бурю протестов. 14 декабря 1939 г. СССР был признан агрессором и исключен из Лиги Наций.

Секретные протоколы с Германией подготовили почву для расширения границ Советского Союза на Запад. Практически без активных военных действий СССР удалось присоединить территории бывшей Российской империи, утраченные в 1918—1920 гг.

Летом — осенью 1940 г. по приказанию Гитлера Генштаб сухопутных войск приступил к детальной разработке плана «Барбаросса», а 18 декабря 1940 г. он дал директиву № 21, предписывающую вермахту «разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии». Намерение фюрера подкреплялось его уверенностью в том, что Россия будет в состоянии выступить против Германии лишь в 1942 г., поэтому ему нужно самому напасть на нее в 1941 г., используя германо-советский договор о ненападении как надежное средство для беспрепятственного удара по СССР.

Характерно, что пакт о ненападении от 23 августа 1939 г., Гитлер считал «браком по расчету». Отдавая отчет в том, что сражаться одновременно на всех направлениях Германия не может, он планировал убирать одного противника за другим — с помощью либо переговоров, либо войны. Гитлер рассчитывал стратегически упредить русское наступление, предполагая, что Сталин хочет дождаться того момента, когда германские силы окажутся ослабленными боями на Западе, и тогда напасть на Германию. Гитлер стремился быть готовым к нападению на СССР к середине мая 1941 г. Отсюда следует: агрессия Гитлера против СССР в июне 1941 г. никоим образом не являлась спонтанной, вынужденной чрезвычайными и безотлагательными обстоятельствами акцией, а тем более «упреждающей», превентивной войной.

Согласно утвержденному Сталиным в ноябре 1937 г. плану развития и реорганизации РККА на 1937—1942 гг., численность советских вооруженных сил должна была возрасти за указанный срок на 1 млн человек. В марте 1939 г. правительство СССР приняло меры по наращиванию военно-экономического потенциала страны, ассигнования на военные нужды были резко увеличены. Ежегодный прирост оборонной продукции в 1938—1940 гг. составил 39 %, что примерно втрое превышало общие темпы прироста промышленной продукции. В восточных районах было начато строительство новых предприятий металлургической и угольной промышленности.

В августе-сентябре 1939 года Комитет Обороны при СНК СССР принял постановления о строительстве девяти новых самолетостроительных заводов и семи авиамоторных. Значительную часть авиапромышленности из центра предусматривалось переместить в восточные районы. В 1940 г. было освоено серийное производство боевых самолетов: истребителей ЯК-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, пикирующего бомбардировщика Пе-2, штурмовика Ил-2. В начале 1941 г. авиационная промышленность перешла на выпуск только новых моделей самолетов. В эти годы в СССР были созданы не имеющие равных для своего времени средний танк Т-34 и тяжелый танк КВ. Развивалось производство артиллерийских орудий, минометов, стрелкового вооружения, боеприпасов. В июне

1941   г. было принято решение о запуске в серийное производство установок реактивной артиллерии БМ-13 («катюш»). В сжатые сроки строились подводные лодки и легкие надводные корабли.

Для обеспечения армии продовольствием создавались значительные государственные запасы ржи, пшеницы, овса, муки, крупы. Неприкосновенные запасы продовольствия и фуража для Красной Армии на 1 января 1941 г. составили 6162 тыс. тонн.

В 1939—1940 гг. был установлен жесткий централизованный контроль за деятельностью военно-промышленных наркоматов. Перед промышленностью была поставлена задача в кратчайшие сроки обеспечить армию современной боевой техникой. В апреле 1941 г. были приняты указы об ответственности за выпуск недоброкачественной и некомплектной продукции, об уголовной ответственности за мелкие кражи и хулиганство, об ответственности за нарушение правил воинского учета.

Состояние советских Вооруженных сил накануне войны до сих пор является предметом дискуссий. Несомненно, репрессии сильно подорвали кадровый состав Красной Армии. В 1938 г. некомплект командного состава достигал 34,4 %. Дефицит командного состава частично был возмещен возвратом в армию части репрессированных ранее офицерских кадров (12 тыс. командиров). Участие Красной Армии начиная с 1938 г. в боевых действиях (на Халхин-Голе, в Польше, Финляндии) способствовало приобретению ею боевого опыта, давало возможность учесть допущенные ошибки.

Однако, по свидетельству маршала Г. К. Жукова, накануне войны организация и вооружение наших войск были не на должной высоте, противовоздушная оборона оставалась на крайне низком уровне, практически отсутствовали механизированные соединения. Только зимой 1941 г. было принято решение о формировании 15-ти механизированных корпусов за счет ликвидации кавалерии. Качество авиации перед войной оказалось ниже немецкой, артиллерия была очень плохо обеспечена тягачами.

Начало войны руководством страны, и прежде всего Сталиным, прогнозировалось не ранее

1942   г., поэтому завершить процесс перевооружения армии к 22 июня 1941 г. Советский Союз не успел.

Чтобы избежать войны на два фронта, к весне 1941 г. СССР удалось заручиться гарантиями Турции и Японии о ненападении на Советский Союз (в марте с Турцией был проведен обмен нотами с обязательством соблюдать взаимный нейтралитет, в апреле был заключен пакт о нейтралитете между СССР и Японией).

Для усиления централизации руководства в мае 1941 г. Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин был назначен вместо В. М. Молотова Председателем Совета Народных Комиссаров СССР.





загрузка...
загрузка...