загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 4. Россия в ХХ – начале ХХІ в.

 

4.3. Советская Россия, СССР в 1920-1930 гг.

 

4.3.5.Культурная революция» (утверждение новой идеологии, ликвидация неграмотности, развитие образования, науки, художественной культуры)

 

На рубеже 1920-х — 1930-х гг. в СССР заканчивается достигнутое после завершения Гражданской войны «мирное сосуществование» различных социокультурных и культурно-политических течений. Ужесточающаяся диктатура неотвратимо распространяется и на культурную сферу. Уже с конца 20-х годов в стране сворачивается весьма ограниченный плюрализм, под флагом консолидации культурных сил распускаются литературные и художественные группировки, научные философские общества. Вся культура стягивается в один тугой узел, политически контролируемый и жестко управляемый партией. Крутой поворот в политике советского руководства по отношению к культуре намечается уже в начале 30-х годов. Определяющей становится линия на ее огосударствление. Только за период 1928—1934 гг. ЦК опубликовал около 60 постановлений, охватывающих практически все области культурного строительства.

Символом смены ориентиров в духовной жизни советского общества стал приход в 1929 г. на пост наркома просвещения, вместо ушедшего в отставку блестящего, разностороннего человека А. Луначарского, «солдата партии» А. С. Бубнова. В этот период создаются новые органы отраслевого управления — Союзкино, Всесоюзный комитет по радиофикации и радиовещанию, Комитет по высшей технической школе. Для борьбы с религией на базе «Союза безбожников» была создана массовая общественная организация «Союз воинствующих безбожников».

Созданное в 1929 г. Управление пропаганды и агитации (УПА) должно было жестко контролировать всю культурную жизнь в стране. Пришедшие в разных областях искусства к власти малообразованные, непрофессиональные люди стали делить мастеров на пролетарских, «наших», и подозрительных попутчиков, которых постоянно подвергали проработкам.

С началом первой пятилетки обстановка штурмовщины распространяется на сферу культуры. Чтобы повысить образовательный уровень населения, а в конечном счете сформировать обширный слой рабочих и новую интеллигенцию, постановлением ЦИК и СНК от 14 августа 1930 г. в стране вводится всеобщее обязательное начальное обучение, а в городах — неполное среднее. На протяжении первых пятилеток почти в два раза (с 119 тыс. в 1927 г. до 192 тыс. в 1940 г.) возрастает число школ и в пять раз — численность учителей. Число грамотных среди населения старше девяти лет увеличивается за эти годы на 30 % и достигает 81,2 %.

Хотя в эти годы примерно четвертая часть населения страны была охвачена различными формами обучения, качественный уровень образования в целом был не высок. Среднее образование имело около 8 %, а высшее — всего 0,6 % всего населения. В силу этого третий пятилетний план предусматривал уже введение в СССР всеобщего среднего образования в городах и неполного среднего (семилетнего) в деревне и во всех национальных республиках. В конце 1930-х гг. радикально перестраивается система высшего образования, вводятся ученые степени, при крупнейших вузах учреждается аспирантура. Более чем в 11 раз по сравнению с дореволюционным временем увеличивается численность вузов (400 в 1914 г. и 4600 — в 1940 г.). Выпуск специалистов возрастает почти в такой же пропорции, достигнув в 1940 г. 126,1 тыс. человек. За счет ускоренной подготовки на рабочих факультетах, в коммунистических университетах, промакадемиях был создан слой новой интеллигенции.

Реформа государственной системы образования позволила не только преодолеть острую нехватку кадров в стране, но и создать стройную систему воспитания нового поколения в духе коммунистических идей. В 1930-е гг. остатки старой интеллигенции окончательно связывают свою судьбу с большевистским режимом.

Государственное финансирование учреждений культуры сделало доступными для широких масс музеи, театры, филармонии и концертные залы, и вместе с тем позволило использовать их в качестве мощного инструмента идеологической обработки. Одновременно создавались массовые общедоступные библиотеки, открывались новые театры, концертные залы, музеи, развивались различные виды художественного и технического творчества.

Бюрократизация литературно-художественной жизни усилила в 1930-е годы ее тотальную политизацию и идеологизацию. Модель «социального заказа», о которой еще в 1920-е годы шли дискуссии, стала реальностью: производство литературно-художественных произведений и научно-технических открытий ассоциировалась с плановым промышленным или колхозно-совхозным производством. Тем самым осуществлялась унификация и шаблонизация творчества в заданных идейно-политических границах, что, в свою очередь, обеспечивало беспощадный контроль за культурой и управление ею со стороны партийно-государственных органов, от которых уже не требовалось никакой компетентности, а лишь исполнительность в проведении партийной линии и бдительность в отношении любых отступлений от нее. Вскоре появляется и новое понятие для нового искусства — «социалистический реализм».

Постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций» были ликвидированы писательские организации РАПП, РАМП и другие под предлогом того, что они создают опасность культивирования кружковщины и отрыва от политических задач современности. На основании этого постановления были ликвидированы все общества, ассоциации и союзы творческой интеллигенции. В 1936 г. в газете «Правда» была опубликована известная статья «Сумбур вместо музыки». В ней и в других статьях формалистами объявлялись режиссеры В. Мейерхольд, М. Калатозов, С. Эйзенштейн, А. Довженко, писатели и поэты Б. Пастернак, Н. Заболоцкий, Н. Асеев, Н. Олеша, Вс. Иванов, И. Эренбург, И. Бабель и многие другие. С сентября 1939 г. начинается кампания разгрома журнала «Литературный критик», в котором постоянно печатался А. Платонов.

Писатели, чье творчество шло вразрез с официальной доктриной, просто запрещались. Нередко решения о выходе в свет того или иного произведения принимались при участии Сталина. К числу запрещенных писателей и поэтов были отнесены Есенин, Ахматова, Цветаева, Булгаков, Зощенко, Платонов и многие другие.

По мере укрепления сталинского режима область дозволенного в культуре все время сужалась по различным основаниям — будь то борьба с буржуазной идеологией, связи с белогвардейской эмиграцией, умаление заслуг товарища Сталина.

Жестоким агрессиям были подвергнуты многие известные, талантливые писатели и поэты. Среди погибших в сталинских застенках были О. Мандельштам, Б. Пильняк, И. Бабель, Н. Клюев, режиссер В. Мейерхольд.

Официальная литература и искусство 1930-х годов создавали картины радостной и веселой жизни простого народа, оставляя в тени плоды ускоренной индустриализации и коллективизации, умалчивая о чудовищных по размаху репрессиях; характерными чертами тоталитарной культуры становятся пафос, показной оптимизм. Произведения деятелей советской культуры призваны были поднимать советских людей, особенно молодежь, на патриотические начинания.

Однако в эти годы, наряду с заказными агитками, создаются и выдающиеся произведения литературы и искусства: романы «Тихий Дон» Шолохова, «Петр Первый» А. Толстого, «Жизнь Клима Самгина» М. Горького; фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский»; картины, составившие золотой фонд отечественной кинематографии — «Веселые ребята», «Цирк», «Волга-Волга» режиссера Г. Александрова с участием актрисы Л. Орловой, «Чапаев» С. и Г. Васильевых и другие.

В условиях сталинской диктатуры из научной и общественной жизни окончательно уходит живая дискуссия и творческая мысль, не оставляя места для объективного научного анализа. Это особенно ярко проявилось в утверждении лысенковщины. Пользуясь поддержкой Сталина, выдвигая широковещательные предложения о яровизации, преобразовании природы, агроном Трофим Лысенко вместе с другими «выдвиженцами», используя методы доноса и клеветы, развернул борьбу против отечественных ученых-биологов, против школы академика Н. И. Вавилова, развивающей генетику. Лысенко возглавил дискуссию по спорным вопросам биологии, которая привела к отмене проведения в СССР VII Международного генетического конгресса, к разнузданной критике генетики, репрессиям против ученых, аресту и гибели многих представителей отечественной биологии (в августе 1940 г. Н. И. Вавилов был арестован и вскоре приговорен к смертной казни; умер он в Саратовской тюрьме в январе 1943 г.). В итоге генетика была объявлена буржуазной лженаукой и занятия ею было запрещены, что нанесло колоссальный урон отечественной науке и экономике. Буржуазной лженаукой была окрещена кибернетика, а также другие передовые научные дисциплины.

 





загрузка...
загрузка...