загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 4. Россия в ХХ – начале ХХІ в.

 

4.2.Россия в 1917-1920 гг.

 

4.2.2. Провозглашение и утверждение советской власти.

Учредительное собрание.

Внутренняя и внешняя политика советского правительства в 1917-1920 гг.

 

Формирование однопартийной системы. После июльских событий 1917 г. В. И. Ленин спешил забрать ускользающую из рук Керенского власть, опасаясь, что малейшее промедление обернется потерей для большевиков авторитета и влияния в массах. Осенью 1917 г. положение для его сторонников складывалось чрезвычайно благоприятно. В конце сентября большевики впервые за все время революции стали полными хозяевами столичных Советов. Попытки правительства ввести монополию на хлеб, твердые цены на важнейшие продукты, нормировать снабжение (за счет карточек) эффекта не давали. Окончательная потеря управления выражалась в общем хаосе и катастрофическом росте преступности. Близился общий экономический паралич. Вследствие недовольства масс с новой силой развернулось рабочее движение. Число забастовок перевалило за миллион. Экономические требования рабочих перерастали в политические.

В деревне также нарастали революционные настроения. Не дожидаясь Учредительного собрания, крестьяне практически приступали к аграрной революции. В армии во многих частях под давлением солдат и матросов проводилась чистка офицерского состава, действовали армейские комитеты. Столь же мощным было движение народов за национальную независимость на окраинах. Сложившуюся ситуацию Ленин характеризовал как «общенациональный кризис».

К диктатуре пролетариата большевики шли под лозунгами защитников свободы и революции, утверждая, что растущая анархия позволит правым силам консолидироваться и разгромить демократию.

В начале октября Ленин нелегально вернулся в Петроград. 10 октября ЦК РСДРП(б) под его сильным нажимом приняла решение о подготовке вооруженного восстания с целью свержения Временного правительства. На заседании ЦК 16 октября идея вооруженного восстания окончательно победила.

Началась практическая подготовка восстания. Под предлогом защиты столицы от наступавшей германской армии Петроградский Совет с подачи большевиков 16 октября создал Военнореволюционный комитет, ставший легальным органом по подготовке вооруженного восстания. ВРК направил своих комиссаров в воинские части, на заводы, железные дороги, вооружил отряды рабочей Красной гвардии, которые начали планомерно захватывать ключевые объекты в Петрограде. В случае ожидаемого успеха вооруженного восстания Ленин рассчитывал поставить Всероссийский съезд перед свершившимся фактом.

К утру 25 октября 1917 г. столица уже была в руках восставших. Военно-революционный комитет в обращении «К гражданам России» объявил о взятии власти. Петроградский Совет на своем дневном заседании приветствовал свержение Временного правительства. Предпарламент был распущен. В ночь на 26 октября был взят Зимний дворец, где заседало Временное правительство, его министры арестованы. А. Ф. Керенский накануне спешно выехал на фронт, где безуспешно пытался организовать сопротивление перевороту.

Поздним вечером 25 октября, когда фактически весь город уже был в руках большевиков, открылся II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Из 1429 Советов, существовавших в то время в России, на съезде было представлено всего 402. Из 518 делегатов, зарегистрированных к 25 октября, было 250 большевиков, 159 эсеров, 60 меньшевиков и др. В ходе работы съезда его состав изменился. Правые эсеры, меньшевики, представители ряда других партий в знак протеста против переворота «средствами чисто военного заговора» покинули съезд, по существу развязав руки большевикам. Поступившие известия о взятии Зимнего дворца окончательно переломили настроения делегатов съезда. Руководство съездом перешло к большевикам.

Большевики не ошиблись, делая ставку на Советы как на удобную форму легитимации своей власти. Утром 26 октября 1917 г. II Всероссийский съезд Советов легализовал переход власти к большевикам. В соответствии с принятым воззванием «Рабочим, солдатам, крестьянам», вся власть на местах переходила к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые должны были «обеспечить в стране революционный порядок». Ленин в полной мере учел печальный опыт Временного правительства, растерявшего кредит народного доверия из-за нежелания брать на себя решение главных задач революции, и вынес на съезд самые насущные из них, которые вполне отвечали народно-утопическим представлениям о справедливости.

По тактическим соображениям большевики сделали свои первые шаги под знаменем демократии, а не социализма (о социализме большевистские вожди в то время говорили лишь как об отдаленной цели). Для завоевания масс Ленин и его сторонники очень точно отреагировали на поднимающуюся волну народного нетерпения, поставив перед людьми цели понятные и привлекательные.

На втором заседании съезд принял декреты «О мире», «Об отмене смертной казни», «О полноте власти Советов», «О земле», «Об армейских революционных комитетах». Первый из предложенных съезду декретов — Декрет, о мире — провозглашал выход России из империалистической войны. Сама война объявлялась преступлением против человечества. Декрет о мире предусматривал отмену тайной дипломатии, незамедлительную публикацию тайных договоров и немедленное начало переговоров о заключении мира.Декрет о земле, подготовленный на основе крестьянских наказов, отражал коренные чаяния крестьян. Хотя Декрет начинался с заявления о том, что вопрос о земле «во всем его объеме может быть разрешен только всенародным Учредительным собранием», помещичья собственность отменялась немедленно без всякого выкупа. Тем самым большевики решительно перехватили у эсеров инициативу, предопределив их последующий уход с политической арены. Эсеры проиграли большевикам не из-за слабости своих программных установок, а в силу политических ошибок.

Вечером 26 октября 1917 г. было сформировано новое временное правительство, получившее название Совет Народных Комиссаров. Оно должно было просуществовать до 28 ноября, т.е. до установленного еще Временным правительством срока созыва Учредительного собрания. В первый состав Совнаркома (Совета народных комиссаров (СНК)) вошли только большевики. Эсеры и меньшевики не признали законность Октябрьского переворота и отказались войти в правительство. Левые эсеры, поддержавшие на съезде большевиков, также не вошли в правительство, опасаясь окончательного раскола с правыми эсерами. Возглавил правительство В. И. Ленин, ключевыми фигурами стали: А. И. Рыков (1881—1938 гг.) — нарком по внутренним делам, А. В. Луначарский (1875—1933 гг.) — нарком просвещения, И. И. Скворцов-Степанов (1870—1928 гг.) — нарком финансов, Л. Д. Троцкий (1879—1940 гг.) — нарком иностранных дел, И. В. Сталин (1879—1953 гг.) — нарком по делам национальностей.

Покинувшие съезд меньшевики и эсеры, используя свое влияние на Всероссийский исполнительный комитет железнодорожников (Викжель), под угрозой прекращения всех железнодорожных перевозок потребовали от большевиков введения в состав правительства представителей меньшевиков, эсеров, энесов; назначения главой правительства одного из лидеров партии эсеров (Чернова или Авксентьева); пересмотра политического курса.

Программа Викжеля была поддержана Л. Б. Каменевым, Г. Е. Зиновьевым, А. И. Рыковым и некоторыми другими видными большевиками, считавшими, что чисто большевистское правительство в России сможет удержать власть только с помощью политического террора. ЦК большевиков решительно отклонил требования лидеров социалистических партий. Подавших 4 ноября в отставку Каменева и его сторонников заклеймили как дезертиров революции и заменили сторонниками Ленина. Председателем ВЦИК вместо Каменева стал Я. М. Свердлов (1885—1919 гг.), наркомом внутренних дел — Г. И. Петровский (1878—1958 гг.), наркомюстом — Петерис Стучка (1865-1932 гг.).

Боясь разрыва с крестьянством, большевики по инициативе Л. Д. Троцкого сделали уступку только левым эсерам. После 10 декабря 1917 г. А. Л. Колегаев (1887-1937 гг.), И. 3. Штейнберг и еще пять представителей левых эсеров вошли в состав СНК. Левый блок просуществовал до начала июля 1918 года.

Первый период деятельности советского правительства (до весны 1918 г.) Ленин называл декретным. Не обладая еще реальной властью, большевики с помощью популистских декретов небезуспешно пытались завоевать доверие населения, призывая его к самодеятельности, революционному творчеству, умело направляя ненависть низов к «богатеям» и старым порядкам.

Специфика Советов позволила большевикам сравнительно легко захватить власть. Советы были чрезвычайно разнородны по составу, что позволяло им отражать местные региональные особенности. 3а относительно короткий период с 25 октября 1917 г. по февраль — март 1918 г., названный Лениным «триумфальным шествием советской власти»: большевики смогли утвердиться в 79 из 97 крупных городов России.

Установление советской власти не везде проходило бескровно. Уже 29 октября 1917 г. одновременно с началом выступления казачьих частей генерала П. Н. Краснова в Петрограде восстали курсанты трех юнкерских училищ. Но не получив реальной поддержки со стороны горожан, они были разгромлены на следующий же день силами красногвардейцев. Серьезным кровопролитием обернулось становление большевистской власти в Москве. Лишь 3 ноября Москва полностью перешла под контроль большевиков.

Установление советской власти сопровождалось вооруженными конфликтами в Воронеже, Смоленске, Саратове, Ташкенте, Астрахани, Казани, под Ростовом и в ряде других мест. На окраинах России советской власти противостояли реальные силы, имевшие поддержку среди многонационального населения и казачества.

Наиболее сильными и опасными для новой власти были выступления казаков на Дону и Южном Урале.

В ноябре — декабре на Дон стекаются около 20 тыс. офицеров, и начинает формироваться Добровольческая армия. Во главе антисоветского вооруженного движения встали опытные военачальники — генералы Л. Г. Корнилов, М. В. Алексеев, А. И. Деникин (1872—1947 гг.). В начале декабря под контролем генерала А. М. Каледина оказалась значительная часть Донбасса. Здесь было создано антибольшевистское правительство — «Донской гражданский совет», которое претендовало на роль всероссийского. Им руководили генералы Алексеев, Корнилов и Каледин. Пытаясь создать коалицию всех антибольшевистких сил (а заодно отвести обвинения со стороны большевиков в монархизме), руководители белого движения включили в состав правительства кадета П. Н. Милюкова и «социалиста» Б. В. Савинкова (1879—1925 гг.). Коалиции «капиталистов и социалистов» не получилось в силу глубоких внутренних противоречий.

В ноябре 1917 г. на Южном Урале началось восстание казаков под руководством атамана А. И. Дутова (1879—1921 гг.), который, как и Каледин, объявил захват власти большевиками в Петрограде «преступным и совершенно недопустимым». Арестовав членов Оренбургского Совета, Дутов открыто встал на путь вооруженной борьбы с большевиками. Он смог на короткое время повести за собой значительную часть оренбургского казачества, недовольного ограничениями их привилегий, о которых заявила советская власть. Весной 1918 г. советским отрядам под командованием В. К. Блюхера (1890—1938 гг.) удалось разгромить дутовцев и оттеснить их остатки в Тургайские степи.

Главной задачей большевиков в этот период было стремление укрепиться в столицах и крупных городах. Поддержка снизу, со стороны населения, была возможна лишь за счет уступок интересам социальных низов, в первую очередь рабочих. «У нас нет другой опоры, — писал Ленин, — кроме миллионов пролетариев, которые... сплошь и рядом темны, неразвиты, неграмотны».

Чтобы заручиться поддержкой рабочих, в ноябре 1917 г. был декретирован рабочий контроль, и рабочие получили возможность контролировать обоснованность найма и увольнений. Фактически же рабочий контроль в это время сводился к распределению доходов между теми, кто работал на данных предприятиях. Эта мера позволила большевикам решить сразу два вопроса: склонить на свою сторону определенную часть рабочих, поддерживавших меньшевиков, и завоевать большинство в фабричных комитетах.

Значительную роль в привлечении на сторону большевистской власти мусульманских народов сыграло обращение СНК от 20 ноября 1917 г. «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока». «Знайте, — говорилось в нем, — отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными...»

В первые недели после Октябрьского переворота диктатура пролетариата «походя, мимоходом, как побочный продукт ... главной, настоящей пролетарско-революционной, социалистической работы» совершила ряд важных демократических преобразований. Декретом Совета народных комиссаров от 10 ноября 1917 г. отменялись чины и сословия, права и привилегии чиновников. Уничтожалась старая судебная система. Создавались народные трибуналы, которые руководствовались не законами, а «революционным правосознанием». В армии также отменялись чины, звания, титулы. Был установлен гражданский брак. 21 декабря в России было введено новое правописание, а с 1 (14) февраля 1918 г. — общеевропейский календарь.

Созыв Учредительного собрания был мечтой российских либералов и революционеров со времен Александра II. В тактических целях до октября 1917 г. большевики решительнее других требовали от Временного правительства немедленного, безотлагательного выявления народной воли.

Легкость, с которой был осуществлен переворот, лишь укрепила уверенность большевиков в отсутствии у оппозиции массовой поддержки. Однако придя к власти, большевистские лидеры были вынуждены подтвердить намеченную ранее комиссией Временного правительства на 28 ноября 1917 г. дату выборов. Существовала и другая веская причина, не позволившая большевикам сразу сорвать выборы в Учредительное собрание, — непрочность их положения на местах, царившее там безвластие.

В большинстве избирательных округов страны выборы состоялись 12, 19, 26 ноября. Несмотря на долгие проволочки, Особое совещание Временного правительства подготовило весьма прогрессивный документ — «Положение о выборах в Учредительное собрание». Выборы проводились как всеобщие, прямые, тайные, по партийным спискам. Население страны впервые участвовало в демократических выборах высшего органа власти. В голосовании приняло участие около 35 млн человек. Результаты выборов для большевиков оказались не совсем благоприятными. Они потерпели полное поражение в таких рабочих регионах, как Урал и Донбасс, но собрали большинство в армии.

Главный итог выборов состоял в том, что даже в условиях революционного подъема экстремистские политические силы не получили поддержки большей части голосовавших. В результате выборов социалистические партии в общем итоге набрали 58 % голосов; буржуазно-либеральные (кадеты и др.) — 17 %; большевики — 25 %; остальные голоса достались национальным партиям, различным общественным союзам. По числу избранных депутатов на первое место вышли эсеры (410 из 715). Большевики получили 175 депутатских мест. Таким образом, радикальный большевистский путь поддерживало очевидное меньшинство. В соответствии с демократической процедурой большевики обязаны были передать власть в руки эсеров, получивших подавляющее большинство голосов (58 %). Однако они отказались это сделать, объясняя свое поражение тем, что выборы происходили по избирательным спискам, составленным еще до Октябрьского переворота.

29 октября Бухарин внес в ЦК предложение — изгнать из собрания всех правых депутатов и объявить, по образцу якобинцев, левое крыло Учредительного собрания «Революционным конвентом» .

До начала работы Учредительного собрания Совнарком предпринял ряд превентивных мер, направленных на ослабление лагеря сторонников Учредительного собрания. За участие лидеров кадетов в антисоветских выступлениях кадетская партия была объявлена вне закона — «партией врагов народа». Односторонним актом избранные от нее кандидаты были лишены депутатских мандатов. Были закрыты некоторые оппозиционные газеты и журналы. Полномочия Советов расширялись, а деятельность земств, городских дум, способных оказать поддержку правому крылу Учредительного собрания, свертывалась. Ленин настойчиво убеждал городские и сельские низы, что «Советы выше всяких парламентов, всяких Учредительных собраний». Аналогичной позиции в этот момент придерживалась и лидер левых эсеров Мария Александровна Спиридонова (1884—1941 гг.), считавшая, что не надо колебаться в вопросе о роспуске Учредительного собрания. Сотрудничество левых эсеров с большевиками и создание ими своей партии раскололи партию эсеров. Ленин начал открыто готовить роспуск Учредительного собрания, разработав целый сценарий.

Уже 4 января 1918 г., накануне его открытия, была опубликована написанная Лениным «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая предрешала вопрос о власти, объявляя Россию Республикой Советов. Это был программный документ, закреплявший основные результаты Октябрьского переворота. Сформулированный как постановление Учредительного собрания, проект провозглашал верховную власть Советов в центре и на местах, федеративное устройство России. В нем от имени Учредительного собрания заявлялось, что оно не имеет права противопоставлять себя советской власти. Как считают некоторые историки, это был ультиматум Совнаркома Учредительному собранию: примите Декларацию и распуститесь.

Первое заседание Учредительного собрания открылось в Таврическом дворце 5 января. На нем председатель ВЦИК Я. М. Свердлов ультимативно потребовал принять Декларацию. По существу, речь шла о полной капитуляции собрания перед СНК, о том, что власть целиком и полностью должна принадлежать Советам. Но 237 голосами правых эсеров и меньшевиков против 146 голосов большевиков и левых эсеров Учредительное собрание фактически отказалось обсуждать Декларацию. Поздно ночью в знак протеста большевики вместе с левыми эсерами покинули зал.

Оставшиеся в зале правые депутаты по инерции пытались обсуждать обозначенные в повестке дня вопросы о войне и мире, о земле, о форме правления. Однако они не смогли поставить главного вопроса — о формировании законного, конституционного правительства. Это упущение «революционной демократии» носило судьбоносный характер, так как антибольшевистские силы не получили легитимной основы для будущего противостояния. На следующий день двери дворца оказались закрытыми, а СНК принял декрет о роспуске Учредительного собрания.

Большевики не захотели делиться властью. Демонстрации в Петрограде в поддержку Учредительного собрания были разогнаны войсками. Советское правительство фактически сосредоточило в своих руках всю власть.

Созванный 13 января 1918 г. объединенный III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов одобрил разгон Учредительного собрания и создал конституционную базу новой власти. Съезд принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» — первый конституционный акт Советской республики, определявший форму государственного строя страны: «Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». В начале апреля 1918 г. ВЦИК создал конституционную комиссию под председательством Я. М. Свердлова. В нее вошли также Н. И. Бухарин и И. В. Сталин, чей проект и был взят за основу. Проекты левых эсеров и максималистов, в которых делалась попытка рассредоточить власть, развить местную инициативу, обозначить и защитить конституционные права граждан, были отклонены.

С формально-юридической стороны многие положения первой советской Конституции, принятой 10 июля 1918 г. V Всероссийским съездом Советов, соответствовали представлениям о парламентском режиме.

В соответствии с Основным законом высшей властью в республике являлся Всероссийский съезд Советов, в период между съездами — Центральный исполнительный комитет в составе 200 человек, избиравший правительство — СНК. Правда, в Конституции ничего не говорилось о большевистской партии, которой принадлежала реальная власть в стране.

Новая Конституция не столько создавала новые формы правления, сколько закрепляла стихийно складывающиеся в ходе революции. Политический смысл документа определялся задачами утверждения диктатуры пролетариата в «лице мощной Всероссийской Советской власти» в целях полного подавления буржуазии и «водворения социализма». Положение о ликвидации капиталистических отношений и переводе России на социалистические рельсы легализовывало уже осуществленные меры национализации банков, заводов и фабрик, социализации земли, отмены сословий, отделения церкви от государства.

Конституционные права, закрепляемые документом, носили ярко выраженный классовый характер и предоставлялись только трудящимся. Государство получило право лишать отдельных лиц или социальные слои конституционных и иных прав, в случае пользования ими «в ущерб социалистической революции». В категорию «лишенцев», по Конституции, попали все предпринимательские слои, монахи и служители церкви, бывшие полицейские и жандармы, члены царствовавшего в России дома. Лишение прав распространялось на всех членов семьи, в том числе на детей. На практике число «лишенцев» целиком зависело от политической конъюнктуры. Конституция устанавливала и явное неравенство избирательных прав между рабочими и крестьянами. Крестьяне могли направлять от равного количества избирателей в Советы разных уровней в 5 раз меньше своих представителей, чем рабочие.

Основной закон создавал условия для концентрации всех ветвей власти в одних руках. С помощью конституционных ограничений избирательного права большевики получили возможность без особого труда обеспечивать нужный состав Съездов Советов и принимать нужные решения.

Брест: «революционный» выход из войны. Первым внешнеполитическим декретом, изданным советской властью, стал Декрет о мире. До захвата власти вожди большевиков фактически не касались вопросов будущих межгосударственных отношений. Они были уверены, что вслед за революцией в России разразится мировая революция. Более того, Ленин и его ближайшие сторонники рассматривали победу мировой коммунистической революции как главное условие удержания власти. Поэтому, призывая воюющие народы и их правительства заключить мир без аннексий и контрибуций, они рассчитывали разрушить существующий миропорядок. Обращение к народам, минуя их правительства, стало частью революционной стратегии большевиков: противопоставляя трудящихся буржуазным правительствам, они желали разжечь мировой революционный пожар. В то же время большевики понимали, сколь важна для укрепления их власти задача быстрейшего вывода страны из войны.

Для проведения социалистической внешней политики 9 ноября 1917 г. был учрежден Народный комиссариат иностранных дел. Первый советский нарком иностранных дел Л. Д. Троцкий видел свою задачу на новом поприще в том, чтобы выпустить «несколько революционных прокламаций... а потом закрыть лавочку». Только в ноябре — декабре 1917 г. НКИД, реализуя идеи Декрета о мире об отмене тайной дипломатии, опубликовал свыше 100 соглашений относительно сфер влияния и планов передела мира, заключенных Россией с другими странами.

Первое столкновение с действительностью разрушило многие утопические иллюзии большевиков. Ни одна из стран Антанты не ответила на мирные предложения советской власти. Руководители военных миссий союзных держав при Ставке Верховного Главнокомандующего Н. Н. Духонина заявили решительный протест относительно возможной приостановки военных действий, угрожая в противном случае политическими, экономическими и военными санкциями против Советской России. 28 ноября 1917 г. на Парижской конференции Верховный совет Антанты принял решение о контроле над развитием русской внешней политики. С этой целью в декабре 1917 г. Англия и Франция заключили договор о разделе сфер влияния: английская зона — Северный Кавказ, Закавказье, Средняя Азия; французская зона — Бессарабия, Украина и Крым. Воспользовавшись этим договором, Румыния, опираясь на поддержку Франции, уже в январе 1918 г. оккупировала Бессарабию. Лишь Германия, рассчитывая облегчить свое критическое военное положение, согласилась вести мирные переговоры.

Декрет о мире резко ослабил позиции самой России. Ускорилось разложение армии, было потеряно управление фронтами. Патриотически настроенному офицерскому корпусу, выступавшему за продолжение войны до победного конца, защиту национальных интересов, противостоял рядовой состав, стремившийся домой для участия в начавшемся переделе земли. Огромная армия численностью около 8 млн человек оказалась фактически небоеспособной.

Первоначально советская власть попыталась претворить в жизнь программные положения РСДРП(б) о замене регулярной армии всеобщим вооружением народа. Единоначалие в армии было заменено выборностью командного состава вплоть до Верховного Главнокомандующего; им вскоре стал прапорщик Н. В. Крыленко. Также были отменены все армейские чины и звания. Реализация этих мероприятий окончательно разложила армию.

Попытки создания новой Рабоче-Крестьянской Красной Армии (декрет о создании ее был принят 15 января 1918 г.) на основе классового принципа «из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся классов» также не дали ощутимых результатов. Пришлось отказаться и от попыток сформировать новую армию на принципах добровольности. Желающих служить в армии было намного меньше, чем того требовала обстановка.

Лишь 29 мая 1918 г. ВЦИК принял постановление «О принудительном наборе в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию». Специальное секретное постановление СНК давало разрешение принимать на службу в Красную Армию военных специалистов старой армии. Вместе с тем имущие слои населения лишались права служить в армии и иметь оружие.

Не оправдались надежды и на революционизирующее воздействие Декрета о мире. Поэтому Ленин был вынужден, вразрез с положениями Лондонского договора от 5 сентября 1914 г., без предварительных консультаций с союзниками начать переговоры с Австро-Венгрией, Германией, Болгарией и Турцией. Официальные сепаратные переговоры с Германией начались в Брест-Ли- товске 20 ноября 1917 г. и продолжались с перерывами до начала марта 1918 г. К концу 1917 г. экономическое положение стран Четверного союза стало настолько тяжелым, что мирный договор с Россией был им нужен не меньше, чем большевикам. Кроме того, Германское правительство, идя на переговоры, рассчитывало получить определенные льготы для своих предпринимателей на российском рынке.

Советская делегация, получившая инструкции затягивать переговоры, предложила вести их на базе Декрета о мире, т.е. мира без аннексий и контрибуций. В свою очередь, представители Четверного союза требовали отделения от России Польши, Курляндии и Литвы, которые к моменту переговоров уже были оккупированы немцами. Зашедшие в тупик переговоры были отложены и возобновились лишь в конце декабря. Поначалу Л. Д. Троцкий, назначенный главой делегации, полагал, что он сможет использовать угрозу мировой революции как инструмент давления на германскую делегацию. Однако руководитель германской делегации Р. фон Кюльман сразу же потребовал аннексии всей территории, примыкающей к Балтике, часть Белоруссии и огромную контрибуцию. Германская сторона предполагала сохранение за собой обширных оккупированных областей общей площадью 150 тыс. км2, возможность выкачивать из них продовольствие, сырье, другие материальные ценности; настаивала на отказе России от Польши, Финляндии, Эстонии, Лифляндии, Молдавии, и на предоставлении Германии ряда льгот в российской экономике.

Условия, выдвинутые Германией на переговорах, раскололи большевистское руководство. Группа «левых коммунистов» во главе с членом ЦК РКП(б) Н. И. Бухариным, принципиально отрицая возможность каких-либо компромиссов между Советской Россией и капиталистическим миром, настаивала на «революционной войне» с Германией. Против заключения мира был и Л. Д. Троцкий, выдвинувший формулу, ставшую знаменитой: «Ни мира, ни войны». Россия должна была прекратить переговоры и односторонне объявить войну законченной. Тем самым Троцкий также рассчитывал «подтолкнуть» мировую социалистическую революцию путем «революционной войны».

В. И. Ленин, которого поддерживали И. В. Сталин, Л. Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев, учитывая шаткость советской власти, настаивал на принятии германских требований. Возражая своим оппонентам, Ленин подчеркивал, что для ведения революционной войны Россия не располагает ни армией, ни ресурсами. Главное же — советская политика впредь должна определяться внутренними причинами, «поскольку нет уверенности в том, произойдет ли революция за рубежом».

9 февраля 1918 г. Германия и ее союзники подписали сепаратный мирный договор с Центральной Радой. В соответствии с этим договором новое националистическое правительство Украины обязывалось поставлять Германии сырье и продукты питания, а немецкие и австрийские войска немедленно вступили на территорию Украины.

На следующий день Кюльман предъявил Советскому правительству ультиматум — немедленно подписать договор на германских условиях. Троцкий ультиматум принять отказался, но выступил с декларацией о прекращении переговоров и демобилизации армии. Воспользовавшись этим, 18 февраля 1918 г. германские войска начали наступление по всему фронту, захватили Двинск, Оршу, Минск. На Юге наступали австро-венгерские части. Фактически без сопротивления была оккупирована территория в 1 млн км2. Реальная опасность потери власти заставила большевиков принять срочные меры. Написанный Лениным декрет «Социалистическое отечество в опасности!» обязывал направить все силы и средства страны на дело революционной обороны. Для отпора немецким войскам, двигавшимся на Петроград, на фронт направлялись балтийские матросы, первые полки создаваемой Красной Армии, латышские стрелки.

Война большевиками стала принимать затяжной характер. Это вынудило Берлин пойти на возобновление переговоров. При этом германская сторона выдвинула новые, более тяжелые условия мира. Теперь они включали освобождение от российских войск всей Прибалтики, Украины, Финляндии, демобилизацию армии и флота, восстановление невыгодного для России русско-германского торгового договора 1904 г. К Турции отходила территория с городами Карс, Ардаган, Батум. Оговаривалась государственная независимость Украины и Финляндии. Ценой огромных усилий (вплоть до угрозы уйти в отставку со всех постов) Ленину удалось убедить большинство в ЦК партии и ВЦИКе принять германские условия. 3 марта 1918 г. мирный договор с Германией был подписан. 27 августа 1918 г. в дополнение к этому договору в Берлине было заключено финансовое соглашение между двумя странами, по которому советская сторона обязалась выплатить контрибуцию в 6 млрд марок.

Пойдя на унизительный мир, Ленин смог выиграть необходимое время. Договор установил четкий приоритет внутриполитических целей над внешнеполитическими: выживанию советского государства отдавалось предпочтение перед экспортом революции за рубеж.

Условия «похабного», по определению Ленина, Брестского мира оказались весьма тяжелыми для России. Чтобы удержаться у власти, обеспечить успех революции большевики отказались от территории, на которой проживало 56 млн человек (почти треть населения страны). Не менее тяжелыми были политические и внешнеполитические последствия Бреста. В марте 1918 г. в знак протеста из правительства вышли левые эсеры. С этого момента советское правительство вновь становилось однопартийным. Тем самым усилился опасный раскол в обществе, исчезла последняя возможность достижения общественного консенсуса. Широкие слои населения, прежде всего интеллигенция и офицерство, восприняли Брестский мир как прямое унижение национального достоинства. Не случайно после заключения его белогвардейские добровольческие силы на юге страны получили мощную подпитку, численность их возросла на порядок. Белое движение получило поддержку со стороны сил Антанты. Версальский мирный договор, подводивший итоги Первой мировой войны, был подписан без участия России. Страна оказалась в изоляции. Установилась ее военно-дипломатическая блокада.

Захват власти большевиками знаменовал собой начало нового этапа в социально-экономическом развитии России. До переворота в соответствии с марксистской доктриной будущее социалистическое хозяйство представлялось большевистским теоретикам как одно большое предприятие, «единая фабрика», руководимая единым центром по общему хозяйственному плану. Предполагалось, что в экономике частная собственность будет ликвидирована и осуществлено полное обобществление производства, «непосредственно общественный характер» которого будет обеспечиваться не рыночными связями, опосредованными деньгами, а прямыми связями между производителями и потребителями.

Важнейшим программным требованием российской социал-демократии становится построение в стране плановой системы хозяйствования. Большевики связывали переход к планово-распределительной системе с национализацией ключевых сфер производства, принудительным объединением промышленных предприятий, привлечением рабочих к управлению. Формулируя концепцию построения планового хозяйства, Ленин особое внимание уделял банкам как главному инструменту, с помощью которого можно «на деле, а не на словах, наладить контроль за всей хозяйственной жизнью».

Таким образом, большинство мер по экспроприации частной собственности в этот период диктовалось не только необходимостью укрепления власти большевиков, но и желанием реализовать на практике социалистический идеал. Именно в силу доктринальных причин большевики стали проводить политику, противоречащую интересам и желаниям подавляющего большинства населения России. В первые послеоктябрьские месяцы Ленина интересовали не столько вопросы стабилизации экономики, повышения ее эффективности, сколько необходимость ликвидации не поддающихся государственному контролю имущих классов. Поэтому вопреки сопротивлению наркомата финансов он настаивал на ускоренном решении вопроса о ликвидации старых бумажных денег. Нетерпение и желание ускорить ход истории сыграли важную роль в складывании в 1918—1920 гг. основных черт «военного коммунизма».

Не имея возможности осуществить свои утопические замыслы в цивилизованной форме на путях развития производства, большевики уже в первые послеоктябрьские дни прибегают к принуждению, директивно-приказным и популистским мерам. При этом большинство декретов СНК этого времени так и осталось декларациями о намерениях, не став реально действующими законами. На протяжении всех лет Гражданской войны в России существовал частный сектор, устоявший несмотря на все попытки властей его ликвидировать, продолжали функционировать деньги. На «черном рынке» можно было купить любой товар — от булавок до бриллиантов.

В отсутствие конкретного плана социально-экономических преобразований Ленин предложил начать преобразования «сразу и снизу и сверху». Именно благодаря инициированному властями давлению снизу, со стороны рабочих коллективов, процесс экспроприации частной собственности приобрел широкий размах и высокие темпы. Натолкнувшись на растущее сопротивление предпринимателей, принимавшее форму саботажа, локаутов, закрытия предприятий, рабочие коллективы стихийно пошли по самому короткому пути — захвату предприятий.

Уже 17 ноября 1917 г. была национализирована Ликинская мануфактура (Орехово-Зуево), владелец которой отказался подчиниться рабочему контролю. К весне 1918 г. было национализировано свыше 800 предприятий, включая Путиловский завод в Петрограде и каменно-угольные предприятия в Юзовке в Донбассе.

Первоначально в планы Ленина входила лишь национализация финансовых учреждений и объединение в синдикаты промышленных и торговых предприятий. Большие надежды в связи с этим большевики возлагали на рабочий контроль, видевшийся им вначале как инструмент планомерного регулирования народного хозяйства. Декретом от 14 ноября 1917 г. «О рабочем контроле» на частных предприятиях вводился режим контроля за деятельностью их владельцев, отменялась коммерческая тайна. Предполагалось, что рабочий контроль быстро укрепит государственное регулирование народного хозяйства. Практика довольно быстро показала, что новый коллективный хозяин предприятий в лице фабзавкомов склонен рассматривать национализированные предприятия как свою собственность. Фабзавкомы, руководствуясь прежде всего интересами собственного предприятия, с «рвением... старались перебить сырье и топливо у конкурента», начинали действовать вместе с предпринимателями. Синдикалистские настроения многих фабзавкомов — вторая из важнейших причин ускорения процесса «экспроприации экспроприаторов».

Не сумев с помощью рабочего контроля обеспечить хоть в сколько-нибудь существенных масштабах плановое хозяйствование, большевистское руководство на основе Центрального органа рабочего контроля создает новый. Решением ВЦИК 2 декабря 1917 г. был создан Высший совет народного хозяйства. ВСНХ замышлялся как единый центр руководства экономикой страны, способный заменить собой функции рынка и денег.

Общее кредо его деятельности впоследствии будет сформулировано В. В. Осинским, назначенным 11 декабря 1917 г. председателем ВСНХ и одновременно наркомом по организации и урегулированию производства: «Рынок уничтожается, продукты перестают быть товарами, деньги умирают. Товарообмен заменяется сознательным и планомерным распределением и передвижением продуктов».

Чтобы подготовить переход от рабочего контроля к непосредственному управлению народным хозяйством, ВСНХ получил большие полномочия по конфискации и принудительному объединению частных предприятий. В его ведение попадали все отрасли экономики — от финансов до сельского хозяйства. В большинстве регионов страны создавались местные органы управления экономикой — советы народного хозяйства (совнархозы), чьи решения становились обязательными для местных Советов. По мере национализации промышленных предприятий при отделах ВСНХ появлялись новые органы — главки, которые «по вертикали» осуществляли отраслевое управление.

На практике ВСНХ лишь пытался управлять национализированными промышленными предприятиями, так и не став действительным центром планового хозяйствования. Крайняя централизация и отсутствие у предприятий внутренних экономических мотивов к эффективному ведению производства превратили ВСНХ в орган непосредственного управления многими тысячами предприятий. Рождалась тяжелейшая болезнь советского управления — «главкизм», т.е. мелочное распоряжение огромным числом предприятий. Менее чем за год ВСНХ превратился в мощного бюрократического монстра. Численность работавших в нем увеличилась с 328 до 6000 человек, количество главков приблизилось к 50.

Взяв курс на коллективную собственность, большевистское руководство приняло целый ряд декретов, направленных против частной собственности. Наиболее важными среди них были известный Декрет о земле и декреты (от 27 апреля и 20 мая 1918 г.) об отмене наследований и дарений. 14 декабря 1917 г. были захвачены, а затем национализированы частные банки. Тем самым в руках большевиков оказался золотой запас страны и возможности денежной эмиссии. Через месяц ВЦИК отказался выплачивать долги внешним и внутренним кредиторам. Вслед за этим Ленин попытался провести через ВСНХ свой проект декрета о социализации народного хозяйства, в котором, в частности, предусматривалась национализация всех акционерных обществ, однако успеха он не добился. Большинство членов бюро высказали сомнения в том, что все предложенные меры можно осуществить сразу. Тем не менее вопреки позиции ВСНХ в Совнаркоме начиналась работа по национализации морского и речного флота и нефтяной промышленности.

С каждым месяцем масштабы национализации нарастали. В мае 1918 г. СНК принял решение о национализации отдельных отраслей промышленности, в июне — всей крупной промышленности. К концу года основная масса предприятий тяжелой индустрии была обобществлена, открытое сопротивление собственников подавлено, однако распад экономики ускорился.

С точки зрения финансов и устойчивости денег «всеобщая национализация» означала полную катастрофу. Переходящие государству предприятия освобождались от уплаты всех долгов, их полное содержание, в том числе выплата заработной платы сотням и тысячам рабочих и служащих, перекладывалось на госбюджет. Источником подобного финансирования могла быть только денежная эмиссия. Финансовая стабилизация, ограничение инфляции, укрепление рубля становились невозможными.

Все попытки улучшить экономическую ситуацию в стране успеха не имели. Весной 1918 г. сорвалась первая общегосударственная кампания по организации обмена с деревней (промышленные товары на продукты питания). Не хватило ни кадров, ни товаров. Также не удалась попытка насильственно привлечь кооперацию к заготовкам и распределению продуктов питания. Заготовки в деревне сократились до катастрофического уровня. Тщетными были попытки оживить транспорт. «Грозящая катастрофа» в экономике, о которой писал Ленин до переворота, стала реальностью. После заключения Брестского мира и выхода из войны большевиков больше не могла устраивать классовая самодеятельность пролетарских низов под лозунгом «грабь награбленное». Новые подходы большевиков к решению важнейших задач отразились в работе Ленина «Очередные задачи Советской власти» (весна 1918 г.).

Ленин по-прежнему собирался строить экономику, опираясь преимущественно на военную силу, но предлагал сделать акцент на организацию производства и управление тем, что уже было захвачено. Ситуация всеобщего распада требовала восстановления дисциплины, налаживания учета и контроля, поднятия персональной ответственности. Идея устойчивого и долгосрочного соглашения Советского государства с предпринимательскими кругами была положена в основу программы государственного капитализма.

Смена тактики не помогла большевистской власти переломить тенденцию тотального обобществления. Классовый пролетарский эгоизм брал верх над общенациональными интересами, вел к обострению социально-экономических отношений в стране. В рядах большевистской партии революционный экстремизм подпитывала группа «левых коммунистов», которую возглавляли Бухарин, Осинский, Радек. «Левые», убежденные в скором крушении мировой империалистической системы, призывали покончить с частной торговлей, отказаться от мер поощрения буржуазных специалистов, укрепления трудовой дисциплины.

 





загрузка...
загрузка...