загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 4. Россия в ХХ – начале ХХІ в.

 

4.2.Россия в 1917-1920 гг.

 

4.2.1.Революция 1917 г. От Февраля к Октябрю

 

Двоевластие: Временное правительство и Советы. Российская революция 1917 г. явилась результатом переплетения множества факторов и объективного, и субъективного характера. В ней тесно переплелись антифеодальные и антикапиталистические, общедемократические и узкоклассовые интересы.

Технически революцию не подготавливала ни одна партия или организация, но она произошла.

К 1917 г. Россия находилась в сложном переходном состоянии от традиционного общества к индустриальному. Развитие его было неравномерным. С 1861 по 1913 гг. империю трижды поражали экономические кризисы, из которых страна выходила медленно. По многим показателям Россия отставала от индустриально развитых стран. Первая в мире по территории и третья по населению, страна занимала лишь пятое место в мире по промышленному развитию. Отечественное машиностроение занимало всего 7 % в общем объеме промышленного производства. Страна была вынуждена закупать за границей большое количество промышленного оборудования. Важнейшим симптомом опасного отставания явилось превращение страны в экспортера сырья и продовольствия. И хотя в целом этот период отмечен небывалым в истории России подъемом, процессы модернизации носили поверхностный характер. Поскольку модернизация проводилась властью непоследовательно, при сохранении крестьянской общины, круг частных собственников расширялся медленно. Новые технологии, новые формы государственного устройства на рубеже XX столетия еще не стали органичными для большей части Российской империи. Не укоренились также на российской почве и буржуазные нормы, право, мораль. Все вместе это создавало почву для преобладания в российском политическом пространстве радикально-революционных течений и настроений, делало движение России к демократии и утверждению рынка крайне неустойчивым и противоречивым. Лишь ускорение политических и социально-экономических преобразований, прежде всего реформирование высшей законодательной и исполнительной власти, расширение прав и свобод личности, демократизация всех сторон общественной жизни давали Российской империи шанс на то, чтобы стать равноправной среди великих стран, на стабилизацию внутреннего положения, а в конечном счете — на укрепление существующего политического режима. Однако в сложившихся на рубеже XX в. условиях самодержавная власть имела крайне мало шансов безболезненно повернуть на путь буржуазнодемократического развития. Чтобы не допустить развала империи и гибели самодержавия, требовалась политическая воля, осознание гибельности консервации старых отношений. Ни тем, ни другим власть не располагала. Ее стойкая неспособность ее своевременно решать назревшие проблемы неминуемо подталкивала общество к революции.

Другой блок противоречий — конъюнктурный. Он порожден тяготами и бедами империалистической войны. В условиях мировой войны копившиеся десятилетиями социальные, экономические и национальные противоречия углублялись. Усиливающаяся экономическая разруха, угроза голода, усталость от войны, разочарование в ее целях, огромные жертвы стремительно приближали обществок взрыву, рождая протест в самых различных слоях.

Мировая война до предела перенапрягла силы российского государства и общества. К весне 1917 г. армия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 6 млн человек. Из всех воюющих держав Российская империя наиболее сильно пострадала от участия в мировой войне. Промышленность не справлялась со снабжением армии; усиливались трудности с обеспечением городов продовольствием; падал жизненный уровень; росло недовольство тяготами войны. Германия стремилась использовать углубляющийся политический кризис в России для развала ее фронта и тыла. Продовольственный кризис стал самым наглядным свидетельством усиления хозяйственной разрухи. Первая мировая война способствовала тому, что в состав рабочих вливались представители мелкой и средней буржуазии, многие по причине получения отсрочек от призыва в действующую армию. На смену демобилизованным в армию на фабрики и заводы пришли женщины и дети. На отдельных предприятиях удельный вес женщин достигал 30—40 %, примерно таков же был и удельный вес численности детей и подростков. Реальная заработная плата падала в связи с быстрым ростом цен на продукты питания, товары первой необходимости и жилье. К 1916 г. уровень зарплаты по сравнению с довоенным временем возрос на 10—15 %, а цены на многие товары и продукты питания увеличились на 100—300 %.

Когда Николай II находился в ставке в Могилеве 18 февраля 1917 г., в столице начались выступления рабочих. В связи с нехваткой хлеба, спекуляцией, длинными очередями происходили стихийные погромы лавок. 23 февраля забастовочное движение охватило до 129 тыс. рабочих, т.е. треть столичного пролетариата. К рабочим присоединились студенты, ремесленники, служащие, интеллигенция — все, в ком зрело острое недовольство прогнившим режимом. В учебных заведениях прекратились занятия. 25 февраля стачка переросла во всеобщую забастовку. Лозунги из экономических превращались в политические: «Долой царизм!», «Долой самодержавие!», «Долой войну!».

На заводах спешно создавались вооруженные дружины. Характер народного движения, его размах, настроения выталкивали на политическую авансцену левые партии.

Двор оказался не в состоянии оценить размах и значение событий, происходивших в столице. 25 февраля Николай II приказал командующему Петроградским военным округом прекратить беспорядки в столице, однако генерал уже был бессилен выполнить этот приказ. Вооруженные схватки рабочих с полицией и жандармерией переросли во всеобщее вооруженное восстание. Одна за другой воинские части переходили на сторону восставших. Красные банты украсили солдатские папахи и штыки.

Последнюю опору царь потерял, издав 26 февраля указ о роспуске Государственной думы. Разгоном Думы упускалась возможность перехода к конституционной монархии.

Решающий перевес восставших обозначился 27 февраля. Деятельность официальных органов власти, в том числе правительства, была парализована. Вооруженные отряды рабочих и солдат заняли стратегические пункты (вокзалы, мосты, правительственные учреждения). Начались погромы полицейских участков; из тюрем были выпущены политические заключенные. Многие из них тут же вливались в ряды восставших, брали на себя руководство ими. К концу дня город оказался в руках восставших. Царские министры были арестованы и отправлены в Петропавловскую крепость.

От Февраля к Октябрю. Революция побеждала в обстановке полного безвластия. Народное движение носило характер массового стихийного протеста. И лишь тогда, когда столица оказалась во власти восставших, начали лихорадочно создаваться новые властные органы.

Днем 27 февраля Таврический дворец, где ранее заседала Дума, был превращен в центр восстания. Здесь с участием меньшевиков, эсеров, профсоюзных лидеров и кооператоров возник Временный исполнительный комитет Советов рабочих депутатов. Он обратился к коллективам фабрик и заводов с призывом выбрать своих представителей в Петроградский Совет. Созданный вскоре Петросовет имел сомнительные полномочия, большинство присутствующих на первом его заседании смогли предъявить лишь «устные» мандаты. Но благодаря поддержке делегатов от воинских частей Петросовет располагал реальной властью в городе. Большинство Совета составили умеренные социалисты-эсеры и меньшевики, большевики не играли в нем заметной роли.

Председателем исполкома Петроградского Совета был избран лидер фракции социал-демократов Думы Николай Семенович Чхеидзе (1864—1926 гг.). С первого часа своего существования Совет начал действовать как орган революционной власти. Во все районы города были направлены его комиссары для организации на местах новых органов власти. Население призывалось «организовывать местные комитеты и взять в свои руки управление местными делами». Устанавливался контроль над распределением продуктов, финансовых средств, железными дорогами, типографиями. С помощью войск Петроградского гарнизона Совет принял меры по предотвращению грабежей и поджогов. Важнейшим актом Петроградского Совета, имевшим далеко идущие последствия для судеб революции, стал «Приказ № 1» по петроградскому гарнизону о демократизации армии.

В соответствии с приказом в воинских частях разрешалась политическая деятельность, солдаты получали политические права, командирам запрещалось обращаться к солдату на «ты». Приказ дал Петроградскому Совету реальную военную власть. Большевики активно использовали его для разложения армии. Не случайно все военные специалисты русской армии осудили приказ как самый пагубный и развращающий армию документ.

Опираясь на поддержку революционных сил, Совет мог провозгласить себя общероссийской властью. Однако вожди Исполнительного комитета Совета на полноту власти не претендовали. Считая свершившуюся в стране революцию буржуазной, они были готовы поддержать любое буржуазное правительство, сформированное Думой.

Давление на Временное правительство социалисты намеревались осуществлять через Советы, которые рассматривались ими как временные общественные организации (до принятия Конституции). Однако фактически и Петроградский Совет, и местные Советы брали на себя важные государственные функции. Петросовет руководил рабочей милицией, контролировал экономическую жизнь, издавал ежедневный официальный орган — газету «Известия». В подчинении Советов находились создававшиеся на фабриках и заводах вооруженные отряды рабочей милиции (Красная гвардия). Такой мощный вооруженный тыл позволял Советам занимать твердую позицию в диалоге с Временным правительством.

Паралич высших царских властей и зарождение снизу революционных властных органов заставили лидеров Думы приступить к созданию правительства. 27 февраля возник Временный комитет членов Государственной думы, объявивший себя носителем верховной власти в стране. В состав комитета вошли представители всех партий, заседавших в Думе, кроме крайне правых. По соглашению с Исполкомом Советов сформировалось правительство во главе с князем Г. Е. Львовым (одновременно министр внутренних дел). Состав правительства был обнародован 2 марта — в день отречения царя от престола. Правительство провозгласило себя Временным, до созыва Всероссийского Учредительного собрания. В декларации Временного правительства содержалась программа первоочередных преобразований: амнистия по политическим и религиозным делам; свобода слова, печати, собраний; отмена всех сословий, вероисповедальных и национальных ограничений; замена полиции народной милицией; выборы в органы местного самоуправления. Решение фундаментальных вопросов — о политическом устройстве страны (Конституции), аграрной реформе, самоопределении народов, населявших Россию, — откладывалось до созыва Учредительного собрания.

28 февраля Николай II выехал из Ставки (Могилева) в Царское Село. В пути его поезд по распоряжению революционных властей был задержан. Маршрут был изменен — в Псков, где находился штаб Северного флота. В Петрограде в это время шла ожесточенная дискуссия по поводу «судьбы трона». Семья Романовых, монархически настроенные круги политиков отстаивали идею сохранения царской власти, но признавали необходимость ограничения самодержавия путем перехода к конституционной монархии.

Наконец 2 марта Николай II подписал акт об отречении в пользу своего брата Михаила. Позицию Советов подкрепило заявление А. Ф. Керенского (министра юстиции Временного правительства) о том, что он не ручается за жизнь нового монарха, и 3 марта уже великий князь Михаил отрекся от престола. В акте отречения он заявил, что будущее монархии решит Учредительное собрание.

Февраль открыл перед страной несколько возможных путей развития, включая либерально-реформистский и пролетарско-революционный. Выбор пути в условиях политической свободы зависел от предпочтений большинства российского населения и, в конечном итоге, определялся реальным уровнем его политической культуры, менталитетом народа.

Временное правительство не смогло стать консолидирующей силой, способной сплотить российское общество. Все 8 месяцев существования Временного правительства власть находилась в «расплавленном» состоянии. За это время сменилось четыре состава правительства — и лишь первые два находились у власти по два месяца.

Доверие народа было единственной силой, на которой после падения самодержавия могло держаться любое революционное правительство. Среди одиннадцати членов Временного правительства первого состава были миллионеры, крупные помещики, что с самого начала дало пищу для критики его социалистической прессой. Недостаточная легитимность требовала от правительства быстрых и эффективных действий, способных укрепить его авторитет, объединить российское общество. В первые недели после свержения царизма это отчасти удалось. Символом примирения стала всеобщая политическая амнистия: она вернула в страну всех политических эмигрантов. Одним из своих первых декретов правительство отменило в России смертную казнь. По соглашению с Петросоветом была проведена радикальная демократизация армии. Во всех подразделениях — от роты до армии — создавались выборные солдатские комитеты, без участия которых не принимались никакие серьезные решения — от стратегических операций до солдатского довольствия. Особенно большой властью располагали комитеты на флоте. На Балтике фактически неограниченными правами обладал Центральный комитет Балтийского флота (Центробалт) во главе с матросом П. Е. Дыбенко (1889—1938 гг.).

Новая власть ликвидировала Особое присутствие правительствующего Сената, корпус жандармов, министерство императорского двора и канцелярию императора. При министерстве юстиции была учреждена Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных действий бывших министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц. В соответствии с Декларацией, опубликованной 6 марта, правительство отменило старую систему сословных и национальных ограничений, восстановило автономию Финляндии.

Первые шаги Временного правительства, отразившие интересы большинства населения страны, были поддержаны повсеместно. Новое правительство приняло на себя обязательство не предрешать форм государственного устройства до созыва Учредительного собрания.

Понимая несовместимость войны и революции, Временное правительство надеялось прежде довести до победного конца войну и лишь затем взяться за глубокие реформы. По этой причине могли быть претворены в жизнь лишь те преобразования, которые не снижали обороноспособность страны и укрепляли авторитет власти. В силу этого творцы послефевральских преобразований не планировали коренных изменений в организации власти на местах.

Пока центральная власть выжидала, в провинции смещались губернаторы и градоначальники, распускались карательные органы (полиция, жандармерия). Повсеместно создавались комитеты общественного спасения (или комитеты общественных организаций). Расширялись полномочия земств, городского самоуправления. На фронте началась стихийная демобилизация, в городах — самосуды, грабежи, в деревнях крестьяне пытались самочинно разрешить земельный вопрос.

Превращение России в самую свободную из воюющих держав вызвало в стране эйфорию. Тысячи энтузиастов-добровольцев развернули работу по созданию новых органов власти. В деревнях и уездных городах создавались всевозможные комитеты и советы, которые пытались разнообразными способами восстановить разрушенный порядок. Благодаря отмене цензуры начался массовый выпуск газет, брошюр, листовок, отражавших самые различные оттенки политической мысли.

В организации власти на местах приняли участие разнородные по социальному составу и политической ориентации силы: политические партии, органы самоуправления, корпоративные, профессиональные организации. О своем праве на автономное управление заявило казачество всех войск — Кубанского, Терского, Уральского, Оренбургского и др.

В российской провинции фактически не сложилось характерное для Петрограда двоевластие. Единовластие в большинстве губернских городов достигалось по-разному, в зависимости от конкретной расстановки социально-политических сил. В ряде мест либеральные силы были слабы и безвольны. Они ждали указаний сверху и отваживались на создание общественных структур для формирования новой власти только после указаний из центра.

Временное правительство первого состава во главе со Львовым просуществовало до мая 1917 г. Непосредственным поводом для смены правительства послужило нарастание кризиса в стране. Общественный подъем прошел, и ситуация сразу резко изменилась. В марте 1917 г., чтобы улучшить продовольственное снабжение городов и армии, власть ввела хлебную монополию. Тогда же, чтобы повысить социальный статус армии, правительство выпустило внутренний военный заем, названный «Займом Свободы».

Однако остановка многих фабрик и заводов, рост безработицы и спекуляции, сбои на транспорте являлись свидетельством того, что в стране разрастается экономический кризис. Временное правительство не решилось сразу удовлетворить самое серьезное требование рабочих — установить 8-часовой рабочий день.

Уже с апреля вопрос о доверии правительству сконцентрировался вокруг одного-единственного вопроса — о мире. Переутомленная трехлетней войной русская армия и слышать не хотела ни о каких завоеваниях, ни о каких Константинополях. Члены первого кабинета министров были едины в идее доведения войны «до победного конца», но расходились в вопросе о ее целях.

В согласованной с Петросоветом Декларации о целях войны, опубликованной 27 марта, речь шла о том, что «цель свободной России в войне — не господство над другими народами... не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира».

18 апреля П. Н. Милюков направил союзникам ноту, в которой вновь подтвердил ранее признанные цели войны и верность союзническим обязательствам. Публикация ноты в прессе вызвала бурю протеста. Народ вышел на улицы с лозунгами об отставке Временного правительства, передаче власти Советам. 21 апреля в ряде мест произошли вооруженные столкновения. Итогом переговоров стало формирование 6 мая коалиционного правительства. Министры П. Н. Милюков и А. И. Гучков ушли в отставку. В новом правительстве были представлены все политические течения, кроме крайне правых и большевиков.

Коалиционное правительство объявило о своем стремлении добиваться скорейшего заключения мира без аннексий и контрибуций, установления контроля над производством, укрепления органов власти, ускорения созыва Учредительного собрания. На короткое время дезертирство на фронте было приостановлено, прекратилась анархия на заводах. Однако социалисты, объединившись в правительстве с кадетами, не спешили выполнять обещания. В силу непрочности коалиции все их обещания оставались на бумаге. Кризис власти усиливал леворадикальные настроения в массах. Все большее влияние в фабзавкомах (фабрично-заводских комитетах), профсоюзах, советах стали приобретать большевики. Они развернули активную работу среди солдат, беднейшего крестьянства, студенчества. Сеть большевистских организаций охватывала все новые и новые районы. Другим важнейшим следствием кризиса власти стал рост авторитета В. И. Ленина. В среде самих большевиков все большую поддержку получала его идея превратить «классовую борьбу пролетариата против буржуазии» в «гражданскую войну между враждебными классами». К началу лета 1917 г. большевики стали развивать идею борьбы за власть вооруженным путем. Ленин призывал большевиков готовиться к боевым столкновениям с буржуазией, привлекать на свою сторону солдат, вооружаться, обучать рабочих владению оружием.

Коалиционное правительство, уверенное в правильности своей линии на консолидацию общества, не предпринимало никаких реальных действий для противостояния леворадикальным силам. Сказанные Лениным на начавшемся 3 июня I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов слова о том, что большевики в любую минуту готовы взять власть, не были восприняты всерьез. В то время как эсеро-меньшевистское большинство съезда демонстрировало показное единодушие, принимая резолюции в поддержку Временного правительства, большевики назначили на 10 июня демонстрацию солдат и рабочих с требованием перехода всей власти Советам. Полумиллионная демонстрация и митинг на Марсовом поле в Петрограде, состоявшиеся 18 июня, прошли в основном под большевистскими лозунгами. Растущий разрыв между правительством и массами подтвердили демонстрации и в других городах (Москве, Киеве, Риге, Иваново-Вознесенске и др.). Вхождение социалистов в правительство, при сохранении прежнего курса, обернулось потерей авторитета самих умеренных социалистов и Советов в целом. На проходившей 16—23 июня 1917 г. в Петрограде Всероссийской конференции военных организаций большевиков некоторые ее участники уже требовали немедленной подготовки вооруженного восстания.

19 июня 1917 г. верное союзническим обязательствам правительство предприняло наступление на Юго-Западном фронте, первое после свержения самодержавия. Вскоре оно было поддержано отдельными частями Северного, Западного и Румынского фронтов. Принимая решение о наступлении, Временное правительство преследовало несколько целей, рассчитывая, прежде всего, ослабить революционное движение и укрепить свои позиции. Главой Ставки был назначен талантливый генерал А. А. Брусилов (1853—1926 гг.). Однако вскоре наступление захлебнулось. Сказались нехватка артиллерии и снарядов, растущее нежелание солдат воевать. В ответ на наступление русских германские войска совместно с союзниками 6 июля перешли в контрнаступление в Галиции. В результате русские войска отступили почти до старой русско-австрийской границы, оставив на юге Галицию, а на севере — Ригу.

Провал летнего наступления имел для России далеко идущие последствия. Потерпела поражение военная доктрина Временного правительства. Российская армия теряла боеспособность. Судьба Первой мировой войны фактически определялась уже вне участия России. Поражение на германском фронте нанесло удар и по патриотическим чувствам россиян. Леворадикальная часть общества во главе с большевиками воспользовалась военным поражением для подрыва доверия Временному правительству и захвата власти.

Новый политический кризис начался с отставки 2 июля со своих министерских постов кадетов, не согласных с намерением министров-социалистов признать до созыва Учредительного собрания автономию Украины. Драматизм ситуации придало стихийное выступление солдат 1-го пулеметного полка, которых съезд Советов незадолго до своего закрытия 24 июня призвал к отправке на фронт. Уже вечером 2 июля в Петрограде начались многотысячные митинги. Восставшие пулеметчики послали делегатов в другие части с предложением выступить против Временного правительства. Стихийные выступления вооруженных солдат и матросов застали руководство большевиков врасплох. Тем не менее большевики поддержали выступление, желая придать ему «мирный организованный характер».

Состоявшаяся 4 июля в Петрограде 400-тысячная манифестация прошла под лозунгами большевиков «Вся власть Советам!». Тем не менее ЦК большевиков и В. И. Ленин отклонили предложение демонстрантов, считая взятие власти в свои руки несвоевременным. Министр юстиции Временного правительства П. Н. Переверзев, желая переломить настроение петроградского гарнизона, опубликовал часть собранных против Ленина материалов с обвинениями в шпионаже в пользу Германии. После июльских событий положение в стране резко изменилось. Попытка левых партий подстегнуть революционный процесс сместила баланс политических сил вправо.

Уже 7 июля был издан указ об аресте В. И. Ленина и других большевистских вождей. Большевики перешли на нелегальное положение. Ленин не рискнул отдать себя в руки правосудия и скрылся сначала в Разливе под Петроградом, потом в Финляндии. Петроград был объявлен на военном положении, воинские части, участвовавшие в демонстрации, расформированы, закрыты некоторые большевистские газеты. Однако репрессивные меры не носили последовательного характера, для этого власть не располагала необходимым механизмом их реализации.

Лишь 24 июля 1917 г. удалось сформировать второе коалиционное правительство. Пост премьер-министра в нем получил 36-летний А. Ф. Керенский, за которым сохранился портфель военного и морского министра. Всего в новый кабинет вошло 7 социалистов, 2 члена радикально-демократической партии и 4 кадета. Главными условиями вхождения кадетов в правительство стали их требования войны до победного конца, восстановления дисциплины в армии и борьбы против экстремистов. Получив от ВЦИК неограниченные полномочия для восстановления дисциплины и титул «правительства спасения революции», коалиционное правительство не спешило ими воспользоваться, пытаясь, вопреки обстоятельствам, вести страну демократическим путем к Учредительному собранию, противостоя как левой, так и правой опасности.

В результате подобной либеральной позиции центральные и местные структуры большевистской партии продолжали действовать. Проходивший с 26 июля по 3 августа VI съезд большевистской партии работал фактически легально. Большевики оценили происшедшие события как конец двоевластия и установление буржуазной диктатуры. На съезде лозунг «Вся власть Советам!» был снят и взят курс на подготовку вооруженного восстания.

После «июльского шока» в обществе начинают нарастать настроения в пользу «сильной руки», способной противостоять распаду. А. Ф. Керенский, по мнению правых, не годился на роль диктатора. В отличие от А. Ф. Керенского, жесткими качествами обладал генерал Л. Г. Корнилов. Назначенный 19 июля на пост Верховного Главнокомандующего вместо генерала А. А. Брусилова, он был весьма популярен среди офицерства. В февральские дни генерал зарекомендовал себя человеком, преданным революции. Предложенная Корниловым программа нормализации положения в России через милитаризацию страны — создание «армии в окопах», «армии в тылу», «армии железнодорожников» — в целом нашла поддержку у Керенского. Вероятнее всего, Корнилов и Керенский расходились не столько в понимании необходимости «сильной власти» и даже не в определении ее сути, сколько в роли, которую отводили в ней друг другу. На Корнилова стали возлагать надежды крупные предприниматели, его поддерживали высшие слои офицерства, объединенные Всероссийским союзом офицеров армии и флота, верхи казачества.

В разработанном окружением генерала плане установления в России новой формы правления предполагалось поставить во главе страны Совет народной обороны, в состав которого наряду с самим Корниловым, генералом М. В. Алексеевым, адмиралом А. В. Колчаком входил на правах заместителя председателя А. Ф. Керенский.

Уверенный в поддержке своих начинаний Керенским, Л. Г. Корнилов вечером 24 августа назначил генерала А. М. Крымова командующим Отдельной (Петроградской) армией. Крымову было приказано, после того как произойдет ожидавшееся «выступление большевиков», занять столицу и разогнать Петросовет. На следующий день на Петроград планировалось двинуть другие части с фронта. Большинство государственных деятелей и политиков было на стороне Корнилова — одни активно, другие пассивно. Высшее командование армии ожидало только сигнала, чтобы открыто поддержать его.

Власть уплывала из рук Керенского, и в последний момент он отказался от блока с Корниловым, фактически предав его. 26 августа на заседании правительства Керенский заявил о мятеже Корнилова, а на следующий день сместил генерала с поста Верховного Главнокомандующего. Корнилов приказу не подчинился. Отвергая предъявленное ему обвинение в заговоре и мятеже, он заявил о том, что действовал с «ведома правительства».

Для противодействия Корнилову Керенский обратился к демократическим силам страны с призывом защитить завоеванные свободы от военной диктатуры. Для борьбы с «корниловщиной» правительство пошло на вооружение рабочих. Солдатские и рабочие низы усмотрели в выступлении Корнилова попытку вернуть старый режим. Самую непримиримую позицию к корниловцам заняли большевики, в корниловские части были посланы их агитаторы. Не дойдя до Петрограда, корниловские войска фактически стали небоеспособными. 31 августа, осознав безвыходность положения, генерал Крымов, которому был поручен разгром Петросовета, покончил с собой.

Первого сентября Временное правительство, пытаясь укрепить свой пошатнувшийся авторитет, объявило Россию республикой и сформировало для восстановления «потрясенного государственного порядка» так называемую Директорию в составе пяти членов правительства во главе с премьер-министром А. Ф. Керенским.

Правые, потерпев поражение, больше не могли оказывать давление на правительство. На политической арене остались лишь левые силы. С переменой настроений, вызванной корниловским выступлением, перед большевиками неожиданно открылись новые перспективы. Политический маятник вновь качнулся влево. Авторитет большевиков в массах резко возрос.

Продолжающаяся война и развал экономики способствовали радикализации широких слоев населения. Рабочие, фактически ничего не получив от новой власти, кроме свободы на бумаге, вновь приняли активное участие в массовых забастовках. С каждым месяцем нарастало стихийное крестьянское движение. Временное правительство решилось лишь на конфискацию земель, лесов и озер, принадлежавших царю и царской семье. Главный земельный комитет неспешно разрабатывал принципы будущей аграрной реформы. Лишь к осени планировалось завершить разработку закона о земле и передать его на утверждение Учредительного собрания. Попытки крестьян захватить брошенные помещичьи земли оценивались министром земледелия как «самоуправство». Число крестьянских выступлений с марта по август 1917 г. возросло почти в 13 раз.

С осени крестьянские выступления стали все чаще принимать вооруженный характер. На местах поднималась волна национализма и шовинизма.

К этому времени в рядах большевистской партии насчитывалось уже 240 тыс. членов. Большевики обретали массовую поддержку, особенно среди неимущих слоев населения, стремительно набирали политический вес.

А. Ф. Керенский 25 сентября сформировал третье коалиционное Временное правительство, большинство в котором принадлежало представителям социалистических партий. Кадеты вошли в него, надеясь активно противостоять большевистскому наступлению, но и это правительство не смогло овладеть ситуацией. Революционизирующиеся массы устали от бессилия властей.





загрузка...
загрузка...