загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 4. Россия в ХХ – начале ХХІ в.

 

4.1.Россия в 1900-1916 гг.

 

4.1.5.Россия в Первой мировой войне.

Влияние войны на российское общество

 

На рубеже XX в. кризисы в международных отношениях следовали один за другим. Ускоренная индустриализация, формирование мирового рынка заставили великие державы искать новые рынки сырья и сбыта продукции в Африке, Южной Америке, Азии. Главным нервом международных отношений этого времени становится англо-германский антагонизм. Набирающая мощь Германия, обогнав в промышленном отношении к исходу XIX в. Англию, бросила вызов британскому морскому, а, следовательно, и колониальному могуществу. В 1882 г. Германия, Австро-Венгрия и Италия заключили тайное соглашение, получившее название «Тройственный союз». В 1907 г. оформляется «Сердечное согласие» Англии, Франции и России — Антанта. Россия, сближаясь с Великобританией, рассчитывала с ее помощью захватить черноморские проливы и Константинополь и тем самым гарантировать свободный выход российских товаров на мировой рынок. (Через Босфор и Дарданеллы осуществлялось 90 % вывоза зерновых из России.) К тому же обладание проливами позволило бы России активно использовать черноморский флот для защиты национальных интересов в Средиземноморье, а также нейтрализовать агрессивные намерения Турции в отношении российского Закавказья.

Обострение противоречий между блоками великих держав создало напряженность, обернувшуюся мировой войной. После убийства 15(28) июля 1914 г. сербским националистом Гавриилом Принципом австрийского престолонаследника эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Объявление Австро-Венгрией войны Сербии и безусловная поддержка этого шага Германией определили позицию России. 17(30) июля 1914 г. Николай II объявил всеобщую мобилизацию. В ответ последовал германский ультиматум. Россия отказалась принять его условия, и 19 июля (1 августа) 1914 г. Германия объявила ей войну.

Как и другие мировые державы, Россия начала подготовку к новой войне задолго до ее начала. Вооруженные силы империи были резко ослаблены русско-японской войной и революцией 1905— 1907 гг. Для реорганизации армии и флота еще в 1905 г. была создана новая структура — Совет государственной обороны во главе с великим князем Николаем Николаевичем. На восстановление и модернизацию вооруженных сил в предвоенные годы были истрачены огромные для России денежные средства. С 1908 по 1913 гг. объем военных расходов возрос в 1,5 раза и составил почти 25 % всех расходов бюджета. Россия в канун войны тратила на военные нужды большую часть бюджета, чем Германия.

Несомненно, русская армия к войне 1914 г. была подготовлена намного лучше, чем к русско-японской войне, однако утверждение военного министра Сухомлинова о том, что «никогда Россия не была так хорошо подготовлена к войне, как в 1914 году, и... готова спокойно принять вызов», мало соответствовало действительности. Россия не была готова к войне такого масштаба и протяженности, какой оказалась Первая мировая война. Принятые накануне войны программы развития армии и флота запаздывали приблизительно на три-четыре года, и Россия вступила в войну на сложном этапе перевооружения и реорганизации вооруженных сил. Потенциальные противники России превосходили российские вооруженные силы по общему количеству артиллерийских орудий, справедливо считавшихся тогда ударной силой армии (7088 орудий у России, соответственно: 9388 — у Германии, 4088 — у Австро-Венгрии), в том числе и по орудиям тяжелой артиллерии (на вооружении германской армии было 3260 тяжелых орудий, австро-венгерской — около 1000, в то время как у России было всего 240 тяжелых орудий). Отечественную программу развития тяжелой артиллерии планировалось завершить лишь к 1921 г.

В канун войны русская кадровая армия насчитывала 1423 тыс. человек и считалась одной из самых крупных и сильных армий мира (в 1914 г. германская армия насчитывала 750 тыс. человек, сухопутные силы Дунайской монархии составляли 460 тыс. человек). Вместе с тем качество русской армии отражало состояние цивилизационного уровня страны (каков народ, такая и армия). По уровню жизни населения и культуре Россия серьезно отставала от европейских стран, и прежде всего от Германии. Вооруженные силы страны состояли преимущественно из крестьян. Слабая транспортная система России оказалась не в состоянии длительное время выдерживать военные нагрузки, и уже с первых месяцев войны стала давать сбои. По этой причине на 15-й день мобилизации Россия могла расположить на границе с Германией только 350 тыс. бойцов, а на 40-й — не более 550 тыс.

Руководство Генштаба было уверено, что война будет скоротечной, на ее ведение отводилось всего полгода (предполагалось победоносно завершить ее к рождественским праздникам 1914 г.). Соответственно, на эти же сроки рассчитывались стратегические резервы (вооружение, снаряжение, продовольствие). Многие военные новинки вообще не были учтены мобилизационными планами. Катастрофическим было положение с боеприпасами.

Переоценка собственной силы русским Генеральным штабом лежала и в основе плана войны. Генштаб в недостаточной мере учел невыгодное геостратегическое положение России, необходимость практически в одиночку противостоять на Восточном фронте совокупной мощи трех держав. Вместо того чтобы сосредоточить все усилия против одного из противников, окончательный план стратегического развертывания предполагал ведение военных действий одновременно с несколькими противниками.

Восточный фронт стал одним из двух главных театров боевых действий Первой мировой войны. Он простирался на тысячи километров от Мемеля на Балтике до предгорья Карпат. Против русской армии действовало до половины военных сил Германии и Австро-Венгрии. В свою очередь, Россия сосредоточила здесь свои основные силы (95 пехотных дивизий из 114). Остальные войска, ввиду турецкой угрозы, находились на Кавказе. Чтобы выиграть войну на два фронта, вооруженные силы Германии, согласно плану начальника германского генерального штаба Альфреда фон Шлиффена, должны были вначале обрушить всю свою мощь на Францию. На сорок второй день операции с французскими войсками должно было быть покончено. После этого следовало повернуть германские армии на восток с целью столь же молниеносного разгрома России. Однако вскоре после победоносного вторжения немцев во Францию «План Шлиффена» начал рушиться. Важную роль в этом сыграла вынужденная переброска двух корпусов германской армии на Восточный фронт. Призрак надвигающейся катастрофы (после проигрыша французами пограничного сражения немцы быстро продвигались к Парижу) заставил французское правительство требовать от русского командования начать немедленное наступление еще не полностью отмобилизованной русской армии ради спасения Франции.

Русский Генеральный штаб, учитывая просьбу французского правительства и опасаясь, что быстрый разгром Франции оставит Россию один на один с Германией, решил наносить удары одновременно и по австро-венгерским армиям в Галиции, и по немецким в Восточной Пруссии.

Для Российской империи военные действия в Первой мировой войне начались 4 (17) августа 1914 г. В этот день 1-я русская армия под командованием генерала П. К. Ренненкампфа перешла государственную границу и вступила на территорию Восточной Пруссии (ныне Калининградская область РФ). Русское командование, уступая настойчивым требованиям французского правительства, вынуждено было перейти к активным действиям на месяц раньше срока окончания мобилизации, т.е. на ее 15-й день. По планам военного командования в ходе Восточно-прусской операции 1-я и 2-я армии русского Северо-Западного фронта должны были обойти Мазурские озера с севера и с юга, окружить и разгромить 8-ю немецкую армию, овладеть всей Восточной Пруссией для броска в глубь Германии.

Начало кампании 1914 года для русской армии было успешным. Первая армия Северо-Западного фронта (командующий генерал от кавалерии Я. Г. Жилинский) 7(20) августа в Гумбиннен-Гольдапском сражении в Восточной Пруссии разгромила 8-ю германскую армию. Однако несмотря на то, что русская авиация имела в своем составе 244 самолета и была второй по величине в Европе, воздушная разведка не смогла отследить перемещение немецких войск, отступающих за Вислу, и, соответственно их преследование не было организовано. Воспользовавшись бездействием Ренненкампфа, германское командование, зная о положении русских из их незашифрованных телеграмм, оставило против 1-й армии небольшой заслон, а все остальные силы двинуло на 2-ю русскую армию, что и привело в районе Мазурских озер (13(26)—18(31) августа) к тяжелому поражению русских (2-я армия была окружена, 30 тыс. человек попали в плен, генерал А. В. Самсонов покончил жизнь самоубийством). Затем под ударами германских войск была вынуждена отступить из Восточной Пруссии и 1-я армия. Потери 1-й и 2-й русских армий составили 80 тыс. и 90 тыс. человек соответственно. Причиной неудач была плохая организация взаимодействия двух армий, отсутствие связи, слабая разведка и др. Тем не менее ценою собственных неудач русская армия обеспечила спасение Франции от неминуемого поражения.

Военная катастрофа русской армии в Восточной Пруссии затмила ее успехи на Юго-Западном фронте, который был растянут на 450 км. В ходе развернувшихся с 10(23) августа 33-дневных кровопролитных боев, в которых с обеих сторон участвовало более 100 пехотных и кавалерийских дивизий (около 2 млн человек), русские войска разгромили четыре австро-венгерские армии, заняли Галицию и ее столицу Львов и вышли в предгорья Карпат на линию р. Висла в 80 км от Кракова. В результате Галицийской битвы неприятель был отброшен на 280—300 км к Западу. Потери австро-венгерских сил составили 400 тыс. человек, из них 100 тыс. человек пленных, русские потеряли 230 тыс. человек. Галицийская битва относится к числу крупнейших стратегических операций Первой мировой войны. Победа в ней русских полностью разрушила планы Германии на быструю победоносную войну и вывела из игры Австро-Венгрию как самостоятельную силу.

15 сентября 1914 г. немецкие войска начали новое наступление на Восточном фронте. На берегах Вислы развернулось масштабное Варшавско-Ивангородское сражение, в котором с обеих сторон участвовало свыше 820 тыс. человек. Русская армия в течение всего октября отражала мощные удары германских войск западнее р. Вислы, не позволив им взять Варшаву, затем перешла в контрнаступление и отбросила неприятеля на исходные рубежи. Взять реванш у русских немцы планировали в Лодзинской операции, начавшейся 30 октября. Кровопролитные бои, в которых с обеих сторон участвовало более 600 тыс. человек, завершились в конце ноября окружением двух германских корпусов русскими войсками. Однако из-за ошибочных действий командующего 1-й русской армией генерала Ренненкампфа и его штаба немцам, хотя и с большими потерями, удалось прорваться из окружения. Генерал Ренненкампф был отстранен от командования армией и отправлен в отставку. Первая попытка немцев разгромить русские войска на территории Польши была пресечена. В декабре 1914 г. из-за больших потерь с обеих сторон и истощения материальных запасов на Восточном фронте наступило короткое затишье.

Вступление Турции в войну 16 октября 1914 г. создало для России новый Кавказский фронт. Турецкое наступление во второй половине октября сопровождалось истреблением армянского населения на захваченных территориях. В Сарыкамышской операции, начавшейся 9 декабря, была полностью разбита 3-я турецкая армия, ее потери составили 90 тыс. человек. Победа русских на Кавказе обеспечила англичанам успешные действия на Ближнем Востоке.

Главным итогом военных действий кампании 1914 г. стал срыв германского плана молниеносной войны благодаря активным действиям русских войск на Восточном фронте.

В 1915 г. Россия под давлением союзников, несмотря на большие людские потери и ограниченность материальных ресурсов, по-прежнему планировала наступательные действия на двух стратегических направлениях: в Восточной Пруссии против Германии и в Карпатах против Австро- Венгрии. Целью наступления в Восточной Пруссии было взятие Берлина.

Германское командование, решив упредить наступление русских, намечало нанести два удара (с севера — из Восточной Пруссии и с юга — из района Карпат) с целью окружить и уничтожить главные силы Русской армии на территории Польши.

25 января (7 февраля) 8-я и 10-я германские армии перешли в наступление из Восточной Пруссии против 10-й русской армии, располагавшейся у Мазурских озер. В упорных боях на реках Бобр и Нарев в феврале-марте русские войска в ходе Праснышских операций нанесли поражение неприятелю и оттеснили его назад в Восточную Пруссию.

Для поддержки наступления немцев на севере австро-германское командование 9(22) января начало наступление в Карпатах в целях освобождения осажденной русскими войсками крепости Перемышль (Пшемысль). Восьмая русская армия 10 января также перешла в наступление. 9(22) марта после продолжительной осады русские войска взяли мощную австрийскую крепость Перемышль, в плен попал 120-тысячный гарнизон, было захвачено 900 орудий.

Не смирившись с поражениями, Германия готовила прорыв русского фронта в Галиции по линии Горлица — Громник. 19 апреля германская армия перешла в наступление, в результате чего 3-я русская армия вынуждена была начать отступление. Сказалось двойное превосходство австро-германских войск в живой силе, пулеметах, легкой и тяжелой артиллерии и боеприпасах. Русские войска оставили Перемышль, Львов, большую часть Галиции. Одновременно немцы усилили давление на северном участке Восточного фронта. Успехи немцев на Восточном фронте заставили Ставку менять стратегию: впервые была поставлена задача сохранения живой силы армии. В условиях новой стратегии русские армии начали отступление по всему фронту. Под угрозой окружения русской армии были оставлены Варшава, Вильно. В октябре было остановлено наступление немцев под Ригой, Двинском, Минском, Сарнами, Ровно, Кременцом, Тарнополем, Каменец-Подольском. Фронт удалось стабилизировать, и до выхода России из войны он оставался в том же положении.

На Кавказском фронте русские войска, развивая успех Сарыкамышских боев, в ходе Алашкертской операции 1915 г. успешно отразили зимнее наступление 3-й турецкой армии. После этого Отдельная Кавказская армия генерала от инфантерии Н. Н. Юденича уже не выпускала стратегической инициативы из своих рук до конца войны.

В результате германского наступления на Восточном фронте в 1915 г. российские войска были вытеснены из большей части Галиции, Польши, а также части Прибалтики и Белоруссии. Потери русской армии с начала войны составили 3,5 млн человек, из них свыше 300 тыс. было убито, 1,5 млн попало в плен, офицерский корпус потерял 45 тыс. человек, кадровая армия была почти полностью выведена из строя. Очевидные причины поражения русской армии во второй половине 1915 года — нехватка снарядов, орудий, — усугублялись отсутствием согласованных действий со стороны союзников. Они не сделали ничего, чтобы остановить переброску немецких дивизий с Западного фронта на Восточный (к сентябрю 1915 г. на русском фронте находилось 140 австро-германских дивизий, а на англо- французском — 91). Не дождалась Россия и помощи в вооружении от более обеспеченных союзников. Давая передышку союзникам, Россия истощала не только силы Германии, но и свои собственные силы. На конференции представителей всех союзных армий в декабре 1915 г. в Шантильи (Франция) было принято решение о согласованных наступлениях союзных армий в 1916 г.

Главным событием кампании 1916 г. явилось наступление на Юго-Западном фронте под руководством генерала от кавалерии А. А. Брусилова), вошедшее в историю как Брусиловский прорыв. Оно началось по просьбе союзников на 11 дней раньше намеченного срока и было неожиданным для Германии, считавшей, что после поражений 1915 г. русские войска уже не смогут начать наступление. Весной 1916 г. немцы сосредоточили свои силы под Верденом, и Франция, как и в 1914 г., начала просить помощи у России. Италия, примкнувшая в 1915 г. к Антанте, также просила помощи у России под угрозой полного разгрома итальянской армии австро-венгерскими войсками. Перейдя в наступление 22 мая (4 июня) на 450-километровом фронте, русские войска в первые же дни прорвали сильную оборону австрийцев на нескольких участках и за три месяца продвинулись на глубину 80—120 км. Неприятель потерял до 1,5 млн человек, в том числе около 420 тыс. пленными. Как отмечал еще А. Ф. Керенский, Брусиловское наступление сорвало осаду Вердена и спасло Италию.

В срочном порядке, перебросив с Западного на австрийский фронт 11 дивизий, немцы смогли остановить наступление. Этому способствовали несогласованность военного руководства русских фронтов и медлительность командования союзников в выполнении своих обязательств перед Россией. Операции англо-французских войск на р. Сомме начались не через две недели после начала русского наступления, а лишь 1 июля.

Успешные действия русских войск оказали большое влияние на всю кампанию 1916 г., сыграв решающую роль в захвате Антантой стратегической инициативы. Выжидавшая с начала войны Румыния примкнула к Антанте, вынудив немцев готовиться к противостоянию на новом, русско-румынском фронте. Союзники имели реальные выгоды от открытия румынского фронта, но для России это было новым бременем, поскольку румынская армия к январю 1917 г. фактически развалилась и русским войскам приходилось держать этот фронт в одиночку.

Победоносно для русской армии завершилась кампания 1916 г. на Кавказском фронте. Разгромив турок в последовательно проведенных Эрзерумской (февраль), Трапезундской (апрель), Эрзинджанской (июль) и Огнотской наступательных операциях, русские войска продвинулись в горных областях Турции на глубину до 250 км и овладели городами Эрзерум, Трапезунд, Огнот и Эрзинджан.

В Персии успешно действовал экспедиционный казачий корпус Баратова. Однако находившиеся там же английские войска отказались от совместных наступательных действий с русскими. Действия русских войск на Кавказе стали решающими для Ближневосточного театра войны: в конце 1916 г. им противостояли 27 турецких дивизий, тогда как англичанам в Сирии и Месопотамии — только 18.

В 1917 г. немецкое командование решило перейти к стратегической обороне на всех фронтах. На Восточном (Русском) и Кавказском фронтах наступило затишье. В апреле 1917 г. США вступили в войну на стороне Антанты, чем сразу обеспечили приоритетность Западного фронта. России отводилась роль отвлечения германских сил, для чего планировалось ее наступление на Восточном фронте.

Вступление России в «Великую войну» для большей части русского общества, поглощенного внутренними проблемами, было неожиданным, словно удар грома. Ни одна великая держава в мире не желала мира и не нуждалась в нем так сильно, как Россия после войны с Японией. «Нам необходим мир, — подчеркивал в частном письме летом 1911 г. премьер-министр П. А. Столыпин к русскому послу в Париже А. П Извольскому, — каждый мирный год укрепляет Россию не только с военно-морской, но и с экономической и финансовой точек зрения. Помимо того, и это еще важнее, Россия растет из года в год, в нашей стране развивается самосознание и общественное мнение». Вместе с тем в канун войны многим в стране казалось, что наступает «момент истины», которого так долго ждали и к которому долго готовились. Даже среди оппозиционных парламентариев было модно говорить: действительно пахнет войной, но для России война не страшна, так как армия уже приведена в порядок, финансы в блестящем состоянии. По свидетельству современников, «оптимистические цифры и факты невольно будили какие-то гордые ощущения силы, невольно рождали мысли: “А что, если опустить эту силу на голову зарвавшемуся пруссачеству”. Во многом подобные настроения были связаны с неутоленной жаждой реванша за позорное поражение в русско-японской войне. Лишь малая часть русского общества до начала военных действий осознавала, что война не будет легкой прогулкой.

Страна узнала о войне из вечерних газет 19 июля 1914 г. На следующий день, по примеру своего предка императора Александра I, император Николай II торжественно пообещал в присутствии двора и гвардии не заключать мира до тех пор, пока хоть один враг остается на родной земле. Военная угроза вызвала мощный патриотический подъем в стране. Вокруг национальных общегосударственных интересов сплотились все сословия и слои русского общества от крестьян до царствующей династии. Война стала для россиян Отечественной. В ней видели шанс прервать череду унизительных военных поражений (в Крымской войне, в войне с Японией), удержать за Россией место в ряду великих держав, сгладить острые внутренние противоречия, укрепить единство народов России, защитить православие. Многие в России начавшуюся войну считали справедливой, освободительной. Философ Н. Бердяев высказывал твердую уверенность, что «новая война, в отличие от японской, будет войной народа, общества, а не только государства, правительства». Другой известный мыслитель В. Розанов связывал с победой России в войне ее будущее духовно-нравственное обновление.

Об отношении народа к войне говорила успешная мобилизация. С ее началом практически прекратились забастовки. По всей стране проходили антигерманские манифестации. В Петербурге толпа разгромила германское посольство. Вскоре столицу переименовали в Петроград. Л. Андреев отмечал: «Подъем действительно огромный, высокий и небывалый: все горды тем, что русские...».

26 июля (8 августа) 1914 г. на чрезвычайном заседании Государственного совета и Государственной думы депутаты заявили о единстве царя и народа и проголосовали за предоставление правительству военных кредитов. Исключение составила лишь большевистская фракция: оценивая войну как захватническую, империалистическую с обеих сторон, она призывала превратить ее в гражданскую войну.

В первые дни войны на фронт добровольцами ушло около четырех тысяч известных всей России художников, поэтов, юристов. Среди них Н. Гумилев, С. Черный, В. Вересаев. Фронтовыми корреспондентами работали М. Пришвин, В. Брюсов, Б. Савинков. Начались сборы пожертвований. Крупные суммы пожертвований от населения стали поступать в Красный Крест, на счета обороны и военного займа, на поддержку семей солдат, призванных в армию. В короткий срок развернули деятельность различные общественные организации и фонды: Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам (председатель — князь Г. Львов), Всероссийский союз городов во главе с кадетом М. Челноковым, Союз Георгиевских кавалеров, общество «Помощи жертвам войны», «Комитет помощи больным и раненым мусульманам всей России», комитеты великой княгини Елизаветы Федоровны (благотворительность), великих княжон Ольги Николаевны (помощь семьям запасных) и Татьяны Николаевны (забота о беженцах). В царскосельских дворцах на личные средства Николая II и его семьи были открыты лазареты, в которых императрица Александра Федоровна вместе со своими дочерьми работали сестрами милосердия. Таким образом, к исходу первого года войны в стране была создана разветвленная система общественных организаций, ставивших своей целью объединение усилий для поддержки фронта и армии. Вместе с тем война будила и самые низкие инстинкты. Были нередки разговоры о возможности легкой наживы, добычи. По воспоминаниям современников, постепенно война стала единственно большим делом, которое давало возможность работать и зарабатывать.

Однако «священное единение» было недолгим и неискренним. С первых дней войны в стране было немало тех, кто, подобно М. Волошину и 3. Гиппиус, считал ее преступлением. «Всякая война, — писала Гиппиус, — ...носит в себе зародыш новой войны, ибо рождает национально-государственное озлобление». Но пока голоса русских пацифистов тонули в дружном хоре «патриотических голосов».

Весной 1915 г. по мере все более драматического развития событий на фронте (особенно когда вскрылось катастрофическое положение со снабжением оружием) в интеллигентных кругах быстро росло число противников войны. Тот же Бердяев в 1915 г. вынужден был признать, что война усилила озлобление народа в отношении к власти. В июле 1915 года на Всероссийском съезде городов впервые прозвучала мысль о необходимости создания правительства, ответственного перед Думой. В российском обществе все чаще раздаются голоса в пользу согласованных действий правительственных и общественных сил. Российская буржуазия была готова внести свою лепту в развитие военного потенциала страны. По призыву известного предпринимателя П. Рябушинского в короткий срок в различных районах были созданы более 200 военно-промышленных комитетов (ВПК), сыгравших заметную роль в укреплении обороноспособности страны. Представители земств и городских дум создали для снабжения армии объединенные органы, во главе которых в 1915 г. стал влиятельный Союз земств и городов «Земгор». Вместе с тем деловой мир требовал от правительства освободить российских предпринимателей от пут, которые его связывали, а также обозначить и поддержать, несмотря на военное время, программу развития производительных сил страны. Со своей стороны, предпринимательские круги в годы войны неоднократно обращались к власти с конкретными программами построения «культурного капитализма». Еще в первые дни войны крупный предприниматель И. X. Озеров предложил Николаю II целый ряд мер для снятия «тормозов с развития производительных сил страны». В его записке речь шла о создании сырьевой базы для развития текстильной промышленности, а также о необходимости отмены ограничений для еврейского населения империи. «Евреи, — писал он, — хорошие банкиры и коммивояжеры. При правильной политике. у нас не будет национальной и расовой розни». Самодержец оставил записку без внимания. В начале 1916 г. предпринимательские круги исходя из того, что «война обнаружила громадные недочеты в хозяйственном строе России и глубоко потрясла устои ее экономической жизни», предложили правительству совместно выработать стройную систему хозяйственных реформ в «духе широкой общественной свободы». Но эти предложения также не встретили понимания со стороны власти.

Неудачи на фронтах активизировали многие давние споры о путях развития страны — «суждено ли России шествовать по пути промышленного развития или у нее в отличие от «гнилого» Запада своя «особенная стать». Особенно активно на страницах экономической публицистики обсуждался вопрос о введении государственных монополий. М. В. Бернацкий, будущий министр финансов Временного правительства, настаивал на том, что России еще нужно пройти школу капитализма. Поэтому он доказывал, что «будущее русского народного хозяйства надо рисовать «культурно-буржуазным», а не «государственно-капиталистическим» или «социалистическим».

Исторический компромисс между властью и обществом не был достигнут ни в 1915 г., ни в 1916 г. Разногласия между разными слоями населения продолжали углубляться. Патриотический подъем первых лет войны сменился апатией и ростом недоверия к власти. Движение протеста постепенно охватило и деревню, и национальные окраины. Летом 1916 г. вспыхнуло восстание в ряде районов Средней Азии и Казахстана. Оно явилось ответом на мобилизацию в строительные части коренного мусульманского населения, ранее освобожденного от военной службы. К началу 1917 г. на фоне развала экономики, тягот и лишений, обрушившихся на плечи городского и сельского населения в тылу, нежелания правящих кругов учитывать жизненные интересы основной массы населения дальнейшее продолжение войны теряло в глазах общественности всякий смысл.

После Февральской революции и свержения царя в России число сторонников продолжения войны стремительно уменьшалось. Временное правительство так и не смогло поднять наступательный дух фронтов. Июньское наступление русских войск закончилось полной неудачей. Сепаратный Брестский мир положил конец участию России в войне и тем самым вычеркнул Россию из списка победителей в Первой мировой войне.

В течение всего 1915 г. российская промышленность с большими трудностями приспосабливалась к условиям войны. Положение в экономике серьезно усугублялось закрытием западных границ и Дарданелл. России пришлось перестраивать всю хозяйственную структуру на ходу, в процессе войны. С целью усиления государственного регулирования рыночных отношений в 1915 г. начинают создаваться особые учреждения, куда наряду с высшими чиновниками входили и представители крупного капитала: Комитет по топливу, Продовольственный комитет, Комитет по перевозкам и так называемые Особые совещания.

К 1916 г. экономика России в целом приспособилась к новым условиям. Объем промышленной продукции возрос за год на 21,5 %. Действующая армия была лучше обеспечена оружием и боеприпасами. Однако военная перестройка хозяйства была достигнута ценой кризиса важнейших отраслей экономики. Производство гражданской продукции сократилось вдвое. Внутренний рынок остался практически без товаров. На текстильных фабриках не работало почти 40 % станков. В стране также остро ощущался топливный кризис, и уже с осени 1915 г. некоторые российские предприятия вынуждены были переходить с угля на дрова.

Война серьезно пошатнула устойчивость финансовой системы России. Каждый день войны обходился стране в 50 млн руб. С началом войны прервались финансовые связи российских банков с зарубежными. В связи с мораторием французского правительства в первые месяцы войны Россия не только не получила кредитов от союзной Франции, но и не могла использовать собственные капиталы, замороженные во французских банках. Серьезно подорвало государственный бюджет полное запрещение торговли спиртными напитками.

За 1914—1916 гг. расходы государственного бюджета возросли с 4,86 до 18,1 млрд руб. Чтобы покрыть эти гигантски возросшие расходы, правительство печатало все больше и больше бумажных денег. К началу 1917 г. количество денег в обращении увеличилось в 6 раз. Денег стало слишком много, и их покупательная способность стремительно падала. Другим важным источником пополнения бюджета стали внутренние займы. Шесть раз в условиях войны правительство прибегало к этой мере. Общая сумма внутренних займов составила 8 млрд руб., с их помощью правительству удалось покрыть около 30 % военных расходов. Открытая 1 ноября 1916 года подписка на облигации очередного, шестого, военного займа на 3 млрд руб. затянулась до Февральской революции. И в годы войны внешние займы стали важнейшим источником для покрытия военных расходов. На протяжении войны главные кредиторы Англия и Франция предоставили царскому правительству 6,75 млрд руб. К концу войны внешний долг России достиг 13,8 млрд руб. Под залог обеспечения займов России передала Великобритании 440 т золота.

Узким местом всей экономики стал транспорт. Хотя интенсивность перевозок в годы войны возросла почти вдвое, перевозка таких жизненно важных грузов, как топливо и хлеб, сильно сократилась. Из-за растущего расстройства транспортной системы с осени 1916 г. большие города стали испытывать продовольственные затруднения, хотя значительные запасы хлеба имелись на Дону, Урале, в Сибири. Недостаток хлеба и другого продовольствия в городах и на фронте прежде всего был связан с общим кризисом сельского хозяйства. К 1917 г. в армию была мобилизована почти половина трудоспособных мужчин деревни, и вся тяжесть ведения хозяйства легла на плечи женщин, стариков и детей. Но если обычные крестьянские хозяйства испытывали недостаток рабочих рук, то в помещичьих и зажиточных крестьянских хозяйствах широко использовался труд военнопленных. Только в Самарской губернии летом 1915 г. на сельскохозяйственных работах было занято 24 тыс. беженцев и 31,6 тыс. военнопленных. О кризисных явлениях в сельском хозяйстве свидетельствовало сокращение посевных площадей, главным образом за счет ярового клина. Исчезновение необходимых товаров лишило крестьян стимула везти на рынок сельскохозяйственные продукты. Столкнувшись с кризисом продовольственного снабжения и связанной с ним финансовой дестабилизацией, царское правительство 8 сентября 1916 г. приняло Закон об уголовной ответственности за повышение цен на продовольствие. Однако сформированные предшествующими десятилетиями представления о нормах организации цивилизованного общества, необходимости в судебном порядке доказывать, что повышение цен непомерно, сделали его практически не работающим. Та же судьба постигла и предпринятую правительством в ноябре 1916 г. попытку ввести продразверстку (принудительное изъятие продовольствия у крестьян по твердым ценам).

Стараясь избежать трудностей ведения войны на два фронта, особенно после «брусиловского прорыва», Россия искала возможности заключения сепаратного мира с одним из своих противников. Вначале были предприняты попытки склонить родственников царской фамилии к воздействию на царя с целью заключения им сепаратного мира с Германией. Бывший премьер-министр граф Витте предлагал при помощи семейных связей организовать переговоры между двумя императорами. Однако такие предложения не нашли поддержки ни у членов царской семьи, ни у самого Николая II. Затем германские дипломаты искали способы воздействия на отдельных государственных лиц и представителей крупной буржуазии (А. Д. Протопопова и др.), однако и такие меры ни к чему не привели. Развернутая с начала войны патриотическая пропаганда, переросшая в антинемецкую агитацию, нашла поддержку в русском обществе. Из- за этого пострадали многие немецкие специалисты, работавшие в России, и даже давно обрусевшие немцы. Агитация против «немецкого насилия» вызывала волну немецких погромов. Борьба с немецким влиянием в промышленных кругах нередко наносила вред, поскольку русская контрразведка арестовывала специалистов с немецкими фамилиями, в том числе и на военных предприятиях.

Не получив согласия от представителей верхних слоев общества на переговоры о сепаратном мире, германское руководство начало поиски сторонников сепаратного мира в социал-демократических, рабочих и других кругах, в том числе среди русских эмигрантов-революционеров. Центральной фигурой политической российской эмиграции в Европе в годы первой мировой войны стал руководитель социал-демократов (большевиков) В. И. Ленин. После своего ареста в Поронино (Польша) в 1914 г. В. И. Ленин вместе с женой переехал в Швейцарию, откуда и наблюдал за разворачивающейся в Европе мировой войной.

Находясь в эмиграции, В. И. Ленин создал собственную антивоенную программу, суть которой была изложена в подготовленном им манифесте ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия» и выражалась кратко: превращение империалистической войны в войну гражданскую. Ленин призывал к беспощадной борьбе с социал-шовинизмом, патриотизмом и оборончеством в рабочей среде, постоянно напоминая слова Маркса о том, что у «пролетариата нет отечества».

В 1916 г. германское посольство в Швейцарии стало интересоваться журналистской деятельностью В. И. Ленина, издававшего газету «Социал-демократ» и журнал «Сборник социал-демократа». Однако германские власти не вмешивались в политическую деятельность Ленина, так как не верили в его способность организовать революцию в России. Тем не менее в Министерстве иностранных дел Германии существовал политический отдел, разрабатывавший планы революции в России. По некоторым данным, такая революция планировалась в России в 1916 г., но, несмотря на огромную волну стачек и забастовок, она не произошла.

Пропагандистская война, которую вела Германия против России, ставила своей целью свержение самодержавия и выход России из войны. Поэтому Германия и поддерживала партию большевиков, призывавших к поражению в этой войне своего правительства.

В войсках велась пропаганда в пользу заключения мира. Материально поддерживались политические силы, выступавшие за скорейший выход из войны.

Ощущение близости социально-политического взрыва охватило все население. Правительство готовилось к использованию репрессивных мер. Одновременно в столичных и придворных кругах зрели планы дворцового переворота. Снизу неудержимо росло движение масс. На фронте участились случаи братания с солдатами противника, открытого неповиновения приказам офицеров. Нарастало стачечное движение в промышленности.

По случаю двенадцатой годовщины Кровавого воскресенья (1905 г.) в столице бастовало около 200 тыс. рабочих. 31 января массовые демонстрации и стачки рабочих Петрограда состоялись в знак протеста против провокационного ареста членов рабочей группы при Центральном Военно-промышленном комитете. За январь-февраль число стачечников уже достигло 700 тыс. По всей стране за те же месяцы произошло в пять раз больше политических забастовок, чем за весь 1916 год. В ряде городов над головами демонстрантов появлялись транспаранты: «Долой самодержавие! Да здравствует демократическая республика!»

Царский режим упускал момент, когда ситуацию еще можно было переломить. Все предложения либеральных кругов о расширении полномочий Думы, о привлечении в правительство деятелей, пользующихся общественной поддержкой, о более широкой опоре на земства, города, кооперацию упорно отклонялись царем и его окружением. «Министерская чехарда» с привлечением послушных царю, но бездарных деятелей продолжалась. С конца 1916 г. начал осуществляться обширный план нейтрализации растущего оппозиционного движения. В Москве были закрыты патриотически настроенные съезды Союзов земств и городов, призывавшие к реорганизации центральной власти. В Петербурге увеличился военный гарнизон. Полиция и армия получили подробные инструкции по подавлению возможных волнений. В условиях быстрого осложнения обстановки Николай II выехал 22 февраля в Ставку (в Могилев), рассчитывая на поддержку армии.





загрузка...
загрузка...