загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 3. Россия в ХІХ в.

 

3.1. Россия в 1801-1860 гг.

 

3.1.6. Общественная мысль в 1830-1850 гг.: «охранительное» направление, славянофилы и западники, сторонники общинного социализма

 

В первые годы после подавления восстания 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади, несмотря на стремление Николая I не допустить распространения вольнолюбивых идей и сделать невозможным развитие общественного движения, идеи декабристов по-прежнему находили своих сторонников. Это была уже не только военная молодежь дворянского происхождения. Студенчество, состоявшее из представителей разных социальных групп, создавало небольшие кружки. В них обсуждались наиболее острые вопросы российской действительности. Но эти кружки не успевали перерасти в тайные общества и составить свои программы. Полиция быстро обнаруживала и ликвидировала эти объединения, а их участников преследовала.

В 1827 г. в Московском университете был раскрыт кружок братьев В. И. и М. И. Критских, а в 1831 г. — кружок Н. Сунгурова. Члены кружков вели пропаганду революционных идей среди студентов, чиновников, офицеров. Придерживаясь декабристской идеологии и тактики, они вынашивали планы вооруженного восстания.

В 1830 г. в том же Московском университете сложился кружок В. Г. Белинского «Литературное общество 11-го нумера». На собраниях этого кружка читали и обсуждали литературные произведения, обсуждали и анализировали существующие российские порядки. Вскоре В. Г. Белинский был исключен из университета. В 1833 г. он вошел в кружок Н. В. Станкевича. Вокруг этого философа и литератора объединились талантливые и очень разные люди: Т. Н. Грановский и К. С. Аксаков, В. Г. Белинский и братья Киреевские, М. А. Бакунин. Они изучали взгляды зарубежных философов (Канта, Гегеля и др.) и считали необходимым распространение просвещения как главного средства переустройства России. Кружок распался в связи с отъездом Станкевича за границу.

В 1834 г. полиция раскрыла кружок, основанный в 1831 г. в Московском университете А. И. Герценом и Н. П. Огаревым. На собраниях кружка изучались произведения французских просветителей, обсуждались революционные события в европейских странах. В юношеские годы Герцен и Огарев в Москве на Воробьевых горах поклялись в вечной дружбе и твердом решении посвятить свою жизнь борьбе за свободу. За участие в кружке Герцен и Огарев были отправлены в ссылку.

В эти же годы полицией были раскрыты кружки во Владимире, Курске и других городах.

Однако общественная мысль развивалась не только в кружках. Другими центрами ее были столичные салоны, а также литературные журналы («Москвитянин», «Вестник Европы», «Отечественные записки» и др.).

Во второй трети XIX в. в России начали оформляться основные идейные течения: консервативное (или самодержавно-охранительное), либеральное и социалистическое (революционное). Приверженцев этих течений объединяли раздумья об исторической судьбе России, о ее прошлом, настоящем и будущем. При этом каждое направление видело судьбу России по-своему и нередко в острейшей полемике с оппонентами устами своих представителей отстаивало правомерность собственных убеждений.

После восстания 14 декабря 1825 г. в обществе стали нарастать консервативные настроения. Консерватизм — идейно-политическое течение, в основе которого лежат сохранение и незыблемость традиционных устоев в обществе. В 1830-е гг. идеолог консерватизма министр народного просвещения граф С. С. Уваров сформулировал теорию официальной народности (формула «Православие, Самодержавие, Народность» в качестве девиза была внесена в его графский титул). Пытаясь направить народное просвещение на то, чтобы удержать Россию от общественных катастроф, Уваров непрестанно размышлял над возможностью сочетания российских традиций воспитания и европейских идей. В новом поколении европейски образованных русских людей должны были, на его взгляд, оставаться незыблемыми духовная связь с православной верой и чувство верноподданнического долга перед царем. Православной вере Уваров отводил основное место, ибо с ослаблением ее творческие силы народа, его культура станут угасать. Самодержавие Уваров рассматривал как оптимальную, наиболее приемлемую форму правления для России, на которой держатся могущество, спокойствие, внутренний мир страны.

Сторонниками теории официальной народности были историки Н. М. Карамзин и М. П. Погодин, литераторы Ф. В. Булгарин, Н. И. Греч, М. Н. Загоскин и др.

Таким образом, впервые консервативное направление получило собственную идейную концепцию. Она объединила ту образованную часть общества, которая была уверена в исключительности исторического пути России, считая его единственно и бесспорно верным. Консерваторы противопоставляли Россию Западу, который сотрясали революции. Именно от подобных потрясений пытались сторонники теории оградить страну, обеспечить спокойное ее развитие на основе указанных трех принципов.

Однако предпринятые меры для борьбы с вольнодумством, многочисленные запреты не смогли остановить поиски смысла жизни, воспрепятствовать расширению социальной базы общественного движения в России.

Значительная часть общества не только поддерживала уваровскую триаду, но и выступила с ее резкой критикой. На страницах журнала «Телескоп» в 1836 г. появилось первое из «Философических писем» П. Я. Чаадаева. Его автор — участник Отечественной войны 1812 г. и член тайного Северного общества, друг А. С. Пушкина и декабристов, крупнейший мыслитель и публицист. Чаадаев видел причину многих бед в отрыве России от Европы. Путем сравнения с Западной Европой Чаадаев показывал ничтожество николаевской России с ее самодержавным правлением. Он связывал будущее России с принятием западного пути развития, с объединением стран христианской цивилизации в новую общность, которая явится основой духовной свободы всех народов. Николай I, ознакомившись с письмом, приказал объявить его автора сумасшедшим, определить под надзор полиции, а журнал «Телескоп» закрыть. Но «Философическое письмо» Чаадаева уже всколыхнуло российское общество, сделало очевидным то, что должно предшествовать практическим попыткам переустройства страны — прежде всего, это осмысление роли России в мировой истории.

Разгоревшиеся вокруг письма Чаадаева споры способствовали тому, что среди российских либералов выделились два течения — западники и славянофилы. Между ними было много общего: они осуждали крепостное право, отстаивали необходимость постепенных реформ, инициатором которых должна была выступить верховная власть. И те и другие любили Россию, верили в нее и в ее великое будущее. Но на вопрос о том, как его достичь, как изменить внутреннее состояние России, они отвечали по-разному.

Славянофилы (идеологами их были писатели, философы и публицисты К. С. и И. С. Аксаковы, А. С. Хомяков, И. В. и П. В. Киреевские, Ю. Ф. Самарин и др.) идеализировали историю допетровской Руси, считали разумным вернуться к патриархальным традициям. Нередко принижая прогрессивные достижения Запада, они уповали на особый исторический путь России. Деятельность Петра I они оценивали негативно, отрицая полезность развития России по европейскому пути. Большую популярность приобрели их размышления о национальных традициях русского народа, о патриотизме, о вреде низкопоклонства перед Западом и т. п.

Западники, в отличие от славянофилов, видели развитие России в русле европейской цивилизации. Идеологи западников (историки Т. Н. Грановский и С. М. Соловьев, литераторы П. В. Анненков и И. С. Тургенев и др.), считая Россию частью Европы, связывали ее будущее с конституционной монархией и широким спектром политических свобод. Они высоко оценивали деятельность Петра I, рассматривая реформы первой четверти XVIII в. как первый этап обновления России. Второй этап, по мнению западников, должен был начаться с проведения верховной властью коренных преобразований.

Несмотря на то что и те и другие были противниками революционных способов переустройства общества, правительство Николая I за критическое отношение к крепостному праву, засилью бюрократии и подавлению прав и свобод личности сочло и тех, и других неблагонадежными. При этом более сильным гонениям подверглись западники.

Революционное движение в России возникло в 1840—1850-е гг. XIX века.

Заметную роль в нем играл кружок М. В. Буташевича-Петрашевского. Он начал создаваться в середине 1840-х гг. Его посещали поэты А. Н. Плещеев и А. Н. Майков, молодые писатели М. Е. Салтыков и Ф. М. Достоевский, ученый-географ П. П. Семенов и др. По пятницам все собирались в петербургском доме Петрашевского. Петрашевцы изучали идеи европейского утопического социализма, основоположниками которого принято считать французских мыслителей А. Сен-Симона и Ш. Фурье (последний оказал наибольшее влияние на формирование взглядов петрашевцев). На собраниях кружка обсуждались вопросы будущего политического устройства России, осуждалось самодержавие и крепостное право. Петрашевским был составлен «Проект об освобождении крестьян» — один из наиболее передовых документов времени. В нем содержалось требование немедленного освобождения крестьян с той землей, которая ими обрабатывалась, без выкупа.

Члены кружка не только обсуждали проблемы и пропагандировали через печать революционные идеи. Они не исключали также возможность организации народного восстания. В 1849 г. кружок был разгромлен, 39 его членов арестованы, из них 21 приговорен к смертной казни, впоследствии замененной каторгой и ссылкой.

Если кружок Петрашевского положил начало распространению в России социалистических идей, то дальнейшее их развитие связано с деятельностью А. И. Герцена. В 1850-е гг. он сформулировал теорию «общинного социализма». По его мнению, крестьянское общинное землевладение, общинное самоуправление и природный коллективизм русского крестьянина являют собой те основы, на которых возможно переустройство страны. Иными словами, Россия перейдет к социализму через крестьянскую общину — готовую ячейку социалистического общества.

Пропаганду своих взглядов и идей А. И. Герцен осуществлял через газету «Колокол» и альманах «Полярная звезда», которые издавал в Лондоне в основанной им «Вольной русской типографии». Таким образом, распространение во второй четверти XIX в. оппозиционных настроений в обществе, в частности революционных идей, подготавливало сознание современников к будущим переменам. Удивительным временем «наружного рабства и внутреннего освобождения» назвал эту эпоху А. И. Герцен. Именно тогда в общественном движении сформировались идеи и направления, которые получили дальнейшее развитие во второй половине столетия.





загрузка...
загрузка...