загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 3. Россия в ХІХ в.

 

3.1. Россия в 1801-1860 гг.

 

3.1.4. Внутренняя политика Николая I (1825-1855 гг.)

 

Николай, третий сын Павла Петровича, появился на свет в 1796 г. Поскольку старший брат должен был наследовать престол, затем мог передать его старшему сыну, а в случае бездетности — брату Константину, Николая к царствованию не готовили. Ему была определена военная служба.

В пору учения воспитателем его был назначен генерал М. И. Ламздорф. Не имевший никакого педагогического опыта, но отличавшийся жестким характером и черствым сердцем, он внушал страх своему подопечному. Образование Николай получил обширное, однако учебные предметы усваивал плохо, в особенности гуманитарные науки. Несмотря на это, овладел английским, французским, немецким, древнегреческим языками и латынью. Увлечение военными, в особенности военно-инженерными науками, с годами превратилось в устойчивый интерес к военной сфере и пристрастие к армейской службе. Непреклонный сторонник военной дисциплины, Николай отличался сильной волей, был дисциплинированным, пунктуальным и требовал того же от других. Любимым его занятием с детства и на всю жизнь стали военные парады. Мечтой всех юношей в грозный 1812 год было отправиться на войну с Наполеоном. Не стал исключением и Николай. Однако согласие матери он получил лишь в 1814 г. и прибыл в действующую армию, когда поражение Наполеона уже было очевидным. Так что принять участия в боях ему не довелось. В 1817 г. Николай сочетался браком с дочерью прусского короля Фредерикой Луизой Шарлоттой Вильгельминой (в России — Александра Федоровна). Когда у Николая и Шарлотты родился сын, бездетный император Александр I решил передать престол не брату Константину (тоже бездетному), а Николаю. Однако Александр ничего не предпринял для того, чтобы ввести брата в курс государственных дел, и Николай продолжал служить как обычный генерал.

Летом 1823 г. по поручению царя митрополит Филарет составил манифест о передаче престола Николаю. Один экземпляр манифеста был помещен в Успенском соборе Московского Кремля, три других — в Сенате, Синоде и в Государственном совете в Петербурге.

Во время восстания на Сенатской площади Николай проявил завидную твердость и самообладание, до последнего стремился избежать кровопролития.

Николай I тщательно изучал показания декабристов, вчитывался в документы тайных обществ, пытаясь систематизировать для себя их суждения о перспективах развития России. Членами суда по делу декабристов царь назначил М. М. Сперанского и Н. С. Мордвинова, снискавших репутацию либералов. При этом Николай был далек от того, чтобы обсуждать с декабристами программу реформ — в его сознании участники восстания навсегда остались зачинщиками военного заговора с целью истребления императорской фамилии и расчленения России. Кроме того, конституционную монархию Николай отвергал в силу двусмысленного положения монарха и принимал только две формы правления — неограниченную монархию и республику. Несмотря на то что Николай смягчил наказание многим декабристам, его политические взгляды ничуть не стали менее консервативными.

Невзирая на расправу с декабристами, в России сформировался образ нового государя как благородного, достойного и всепонимающего правителя. В первые годы царствования Николая I всем казалось, что молодой император сможет серьезно заняться реформированием России, однако Николай, в память которого навсегда врезалось 14 декабря, стал сторонником жесткого курса во внутренней политике, направленного на укрепление самодержавной власти. Вместе с тем, прекрасно понимая необходимость реформ в стране, он стремился обеспечить постепенное и консервативное их проведение. Николай сосредоточил главное внимание на реформах государственного управления, крестьянском вопросе и реформе образования.

Подобно Петру I, стремившемуся построить государство, в котором все регламентировано до мелочей, Николай I решил создать свою структуру управления империей. Во главе ее сложилось шесть отделений Собственной Его Императорского Величества канцелярии — органа личной власти императора. Стремясь к усилению централизации управления страной, Николай требовал ото всех министров, кроме военного и морского, ежемесячного отчета о своей деятельности. Обладая необычайной памятью, он никогда не забывал того, что приказывал, и строго наказывал должностных лиц, если при повторной проверке находил свои замечания неисполненными.

Будучи дисциплинированным лично, Николай стремился создать такое же дисциплинированное государство. В годы правления Николая I штат чиновников в учреждениях значительно увеличился, и это дало основание царю отметить, что страной правят столоначальники. Идея бюрократизировать управление и тем самым навести порядок в стране результата не дала.

Отняв конституцию у Польши и отказавшись от идеи разработки конституции для России, Николай решил упорядочить старые законы. Укрепление самодержавия, по мнению Николая I, должно было опираться на прочную правовую основу. Между тем в начале XIX в. все еще продолжало считаться действующим Соборное Уложение 1649 г. Изданные после этого многочисленные законы, манифесты и указы очень часто противоречили и Уложению, и друг другу. Необходимо было ликвидировать эту правовую неразбериху, привести в систему огромное число нормативноправовых актов. Вот почему среди наиболее насущных задач Николай I определил кодификацию законов. Этим стало заниматься созданное в 1826 г. II отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии во главе с М. М. Сперанским и М. А. Балугьянским; первую скрипку здесь играл Сперанский. Как и в свое время Александр I, Николай по достоинству оценил способности и знания Сперанского и именно его видел исполнителем этого архитрудного дела. В начале 1830-х годов был завершен первый этап кодификации и издано «Полное собрание законов Российской империи» в 45 томах, включавшее в себя все законодательные акты, изданные с 1649 по 1825 год. Затем вышел 15-томный свод законов, принятых уже при Николае I.

Впервые в России была проделана гигантская систематизационная правотворческая работа, поднявшая роль права в обществе и заложившая основы для будущей судебно-правовой реформы. За заслуги перед Отечеством Николай I вручил М. М. Сперанскому орден Андрея Первозванного — высшую награду Российской империи — и возвел его в 1839 г. в графское достоинство. Под личным руководством царя велась борьба с общественным недовольством, о котором его информировало III отделение Его Императорского Величества канцелярии и корпус жандармов под началом графа А. X. Бенкендорфа. В николаевской России корпус жандармов, которым руководил А. X. Бенкендорф, насчитывал от 4278 человек (в 1827 г.) до 5164 человек (в 1836 г.). Создавалось III отделение как орган «быстрого реагирования» на жалобы, притеснения, взяточничество, произвол администрации.

Перечень дел, которые подлежали рассмотрению чиновниками III отделения, выглядел следующим образом: содействие получению удовлетворений по документам, не облеченным в законную форму; пересмотр в высших судебных местах дел, решенных в низших инстанциях; помещение детей на казенный счет в учебные заведения; назначение денежных пособий, пенсий, наград; возвращение прав состояния, облегчение участи состоящих под наказанием, освобождение содержащихся под стражей; рассмотрение проектов по разным предприятиям и изобретениям. Кроме того, разбиралось огромное количество жалоб: на личные оскорбления; на неповиновение детей родителям и на злоупотребление родительской властью; на неблаговидные поступки родственников по делам о наследстве; помещиков на крестьян и обратно; на оставление просьб и жалоб без разрешения со стороны начальствующих лиц; по порубке и поджогу казенных лесов и т.д.

В целях укрепления общественного порядка Бенкендорф считал необходимым расширять сеть доносов, привлекать к сотрудничеству с жандармами многочисленных осведомителей. За доносительство платили деньги. Общество испытывало удивление и шок от перлюстрации писем. Беззаконные действия полиции вызывали всеобщее презрение. Надежды Бенкендорфа укрепить доверие к власти путем создания и деятельности тайной полиции не оправдались. Напротив, вместо уважения она вызывала страх, а правительственный авторитет падал.

Крестьянский вопрос во внутренней политике Николая I занимал ведущее место. Считая, что крепостное право есть зло, Николай, однако, не был сторонником полного освобождения крестьян. На практике решение данного вопроса свелось к реорганизации управления государственными крестьянами, порученной графу П. Д. Киселеву.

Среди окружения Николая I Киселев был одним из тех, кто понимал необходимость скорейшего проведения реформ. В 1834 г. Николай I вводит его в состав Государственного совета, а в следующем году — в состав секретных комитетов по крестьянскому делу. Занимаясь данным вопросом, Киселев собрал материалы об освобождении крестьян в Австрии и Пруссии. Он искренне надеялся, что для России этот опыт сможет быть полезным. В 1836 г. Николай, продолжая оказывать доверие Киселеву, назначает его начальником V отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, а спустя некоторое время ставит Киселева во главе Министерства государственных имуществ. На посту министра П. Д. Киселев подготовил и в 1837—1841 гг. провел реформу управления государственными крестьянами, которую рассматривал как первый шаг к широкомасштабной крестьянской реформе.

По мнению Киселева, главной причиной обеднения государственных крестьян (т.е. тех, которые не находились под властью помещиков, а экономически зависели от государства, платя налоги и неся повинности) был недостаток покровительства и надзора. Вследствие этого крестьяне были перегружены работами и налогами. Через Министерство государственных имуществ была разработана система «попечительства» над крестьянами, которая предполагала увеличение наделов малоземельных крестьян, налаживание оброчного обложения, организацию переселения крестьян на свободные государственные земли, развитие сети школ и пунктов медицинского обслуживания и т.д. Однако реформа не смогла в полной мере оправдать возложенные на нее надежды, хотя П. Д. Киселев добился осуществления ряда полезных мероприятий.

В области народного просвещения, наоборот, произошли большие изменения. В этот период была окончательно сформирована идейная доктрина монархического государства — «Православие, Самодержавие, Народность», провозглашавшая новый, подходящий для Николая принцип опоры монархической власти непосредственно на патриархальное крестьянство, минуя дворянство, скомпрометировавшее себя на Сенатской площади.

Образование сохранило сословный принцип. Вновь и вновь анализируя события 14 декабря 1825 г., Николай I склонен был считать, что восстание на Сенатской площади, равно как и возникновение тайных обществ, явилось следствием неправильной системы образования и воспитания. Понимая огромную значимость просвещения для развития страны, Николай жестко поставил его под свой контроль, чтобы впредь исключить возможное развитие революционных настроений. Для этого важно было формировать у подрастающего поколения верноподданнические взгляды. Во второй половине 1820-х гг. усилился надзор за многими частными учебными заведениями. В соответствии с новым Уставом учебных заведений (1828 г.) все начальное и среднее образование в стране подразделялось на три категории: для детей низших сословий; для детей средних сословий; для детей привилегированных сословий. Каждой из указанных категорий соответствовал определенный тип учебных заведений. Для низших сословий предназначались одноклассные приходские школы. В них изучались основы арифметики, чтения, письма и Закон Божий. Дети средних сословий — мещан и купцов — получали образование в трехклассных училищах, где перечень предметов дополнялся географией, историей, началами геометрии. Для высших сословий учреждались гимназии. Окончившие гимназию могли поступать в университеты.

В 1835 г. был принят новый устав, который существенно ограничивал автономию университетов. За студентами устанавливался строгий полицейский надзор. Выбранные на университетских советах ректоры и профессора утверждались министром народного просвещения. Но данный устав имел и положительную сторону: поднимался престиж университетов; срок обучения увеличивался с трех до четырех лет; вводилась заграничная стажировка молодых специалистов.

При Николае усилился контроль за прессой. В ужесточении цензуры наряду с выступлением декабристов сыграли роль и революционные события в Европе.

В 1826 г. был издан новый цензурный устав, прозванный современниками «чугунным». Устав запрещал пропускать в печать произведения, в которых говорилось о необходимости реформ, введении конституционного правления, подвергалась обсуждению монархическая форма правления. В 1830—1840-х гг. были закрыты некоторые газеты и журналы, многие известные литераторы подверглись гонениям.

Будучи глубоко верующим человеком, Николай стремился укреплять религиозно-нравственные основы общества. С 1827 г. уход в раскол был признан уголовным преступлением.

Развитие промышленности и торговли в 1830—1840-х гг. XIX в. настойчиво диктовало проведение правительством покровительственной политики. Выразителем этой необходимости при Николае I явился один из крупных государственных деятелей — Е. Ф. Канкрин, под руководством которого в качестве министра финансов в стране была успешно проведена денежная реформа. Вообще, именно при Николае I просвещенная бюрократия, представленная в Александровскую эпоху талантливыми одиночками вроде Сперанского, стала достаточно широким социальным явлением, что создало условия для реформаторской деятельности Александра II.

Николай I по-своему заботился о развитии отечественной культуры и искусства. Современники отмечали, что император не просто мнил себя знатоком в искусстве, он действительно неплохо разбирался в стилях и школах живописи, в скульптуре, архитектуре. Любимым архитектором Николая был К. А. Тон, возведший в Москве Большой Кремлевский дворец и Храм Христа Спасителя.

На Дворцовой площади в Петербурге по проекту О. Монферрана была воздвигнута Александровская колонна. Велось строительство Исаакиевского собора, после пожара заново был отстроен Зимний дворец. Ряд построек был сооружен в любимой летней резиденции царя — Петергофе. По проекту архитектора Л. Кленце был построен Новый Эрмитаж, эрмитажные коллекции заметно пополнились.

Успешно развивалась отечественная наука. Была открыта Пулковская обсерватория; расширялась сеть медицинских учреждений. Мировой известности достигли открытия математика Н. И. Лобачевского, физика Б. С. Якоби, хирурга Н. И. Пирогова и др.

Николай вникал в вопросы техники, неплохо разбирался в них. В период его правления была построена половина всей сети шоссейных дорог, проложенных в России до 1917 г. В 1837 г. была построена первая железная дорога от Петербурга до Царского Села, в 1851-м — дорога Петербург — Москва.

Николаевская эпоха явила собой период подлинного расцвета русской литературы и искусства. В это время творили В. А. Жуковский и А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов и Н. В. Гоголь, художники К. П. Брюллов и А. А. Иванов.

По словам современного историка Д. И. Олейникова, «ни современники, ни ближайшие наследники, ни далекие потомки не сумели дать однозначной оценки роли, сыгранной императором Николаем I в русской истории; не смогли точно определить, кем он был для России — злым гением или ангелом-хранителем. Во всяком случае, это была личность выдающаяся и неординарная».

 





загрузка...
загрузка...