загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 2. История России XVII-XVIII в.

 

2.3. Россия во второй половине XVIII в.

 

2.3.3. Социальные движения второй половины XVIII в.

 

Для крестьян модернизация экономики и реформы обернулись рекрутчиной, подушной податью и крепостным гнетом: Петр I до 1710 г. роздал дворянам 43 тыс. крестьянских дворов; в 1725—1762 гг. было роздано около 250 тыс. «душ», при Екатерине II — 425 тыс. «душ». Россия превратилась в страну, где дворяне (1% населения) владели 59 % всех крестьян.

Со времени крупного восстания Кондратия Булавина в 1707—1708 гг. и до крестьянской войны 1773—1775 гг. в России не было широких народных движений, но локальные выступления крестьян и работных людей не прекращались. Они участились в 50—60-е гг. XVIII в., когда помещики, приспосабливая свое хозяйство к развивавшимся товарно-денежным отношениям, усилили крепостной гнет. В 1750-е гг. в разных районах страны против своих владельцев выступили крестьяне монастырских вотчин. Неповиновение их монастырскому начальству порой перерастало в вооруженные выступления.

По признанию Екатерины II, когда она вступила на престол, в «неповиновении» находилось 150 тыс. помещичьих, монастырских и 49 тыс. приписных крестьян. Крестьяне громили помещичьи усадьбы, делили вотчинное имущество, расправлялись с приказчиками, собирались в отряды и оказывали сопротивление войскам. Только за одно десятилетие (1762—1772 гг.) в центральных и Петербургской губерниях произошло не менее 50 крестьянских восстаний.

Крестьяне заонежского Кижского погоста, приписанные к казенным металлургическим заводам, поднялись по причине того, что власти не только увеличили им количество заводских отработок, но и принудили, помимо заготовки древесного угля и руды, ломать мрамор и участвовать в строительстве нового завода. Крестьяне отказывались работать в мраморных карьерах, а на заготовке руды и древесного угля соглашались отрабатывать только 70 копеек. Они освободили закованного в кандалы «зачинщика» бунта Клементия Соболева и сменили старост, уговаривавших их прекратить сопротивление. В 1771 г. 2 тыс. вооруженных крестьян готовы были оказать сопротивление войскам, но под угрозой применения артиллерии сдались. Вожаки Кижского восстания были отправлены на каторгу в Сибирь.

Недовольство проявляли и работные люди на мануфактурах из-за тяжелых условий труда, низкой оплаты и произвола хозяев. В 1752 г. крупное восстание вспыхнуло среди крестьян Ромодановской волости (Калужская провинция), обслуживавших заводы Демидова. Восстанием было охвачено 27 сел. К крестьянам Демидова примкнули работные люди полотняной мануфактуры Гончарова. Лишь после кровопролитного сражения с правительственными войсками, применившими артиллерию, восстание было подавлено. На Урале в 50—60-е гг. волнениями были охвачены горнозаводские рабочие и приписные крестьяне почти всех частных заводов. Приписные крестьяне добивались освобождения от заводских работ, а рабочие требовали повышения оплаты труда. Горнозаводские рабочие и крестьяне писали челобитные и посылали ходоков в Петербург с жалобами на заводчиков и их администрацию.

В сентябре 1771 г. вспыхнуло восстание в Москве, которое было вызвано эпидемией чумы, занесенной с театра русско-турецкой войны. Непосредственным толчком к восстанию послужила попытка московского архиепископа Амвросия в условиях карантина воспрепятствовать жителям толпами собираться у чудотворной иконы вблизи Варварских ворот. Обстановка усугубилась недовольством основной массы городского населения безработицей, голодом вследствие закрытия мануфактур из-за карантина, отсутствием медицинской помощи. 15 сентября по сигналу набата многотысячная толпа (дворовые, оброчные крестьяне, ремесленники, рабочие мануфактур и др.) оттеснила воинскую команду у Варварских ворот, а затем ворвалась в Кремль, где скрывались городские власти, и разгромила там Чудов монастырь.

На другой день толпа приступом взяла Донской монастырь, убила скрывавшегося в нем Амвросия, затем начала громить карантинные заставы и дома знати. На подавление восстания, которое носило стихийный характер, были направлены войска под командованием Г. Г. Орлова. Три дня — 15—18 сентября — на улицах шли бои. Бунт был подавлен прибывшими в Москву полками регулярной армии. Более 300 участников были отданы под суд, четверо из них повешены (купец И. Дмитриев и дворовые В. Андреев, Ф. Деянов и А. Леонтьев), 173 — биты кнутом и отправлены на каторгу.

Во второй половине XVIII в. ухудшилось положение нерусских народов, населявших Поволжье и Приуралье. Строительство крепостей и заводов в Башкирии сопровождалось захватом или скупкой за бесценок плодородной земли и лесов. Духовенство принуждало башкир принимать христианство и обирало «новокрещенов»; чиновники вымогали взятки. Башкиры выполняли ряд государственных повинностей, наиболее тяжелой из которых была ямская служба. Простой люд страдал и от эксплуатации со стороны местной знати.

В тяжелом положении находилось и яицкое (уральское) казачество. Оно делилось на привилегированную старшину и рядовых казаков. Правительство ограничивало его автономию, запрещало беспошлинную торговлю солью, обременяло рядовых казаков тяжелой службой. Старшина захватила лучшие рыболовные участки на Яике, служившие основой казацкого хозяйства, лучшие сенокосы и выпасы; она распоряжалась жалованьем и службой казаков.

Наступление на старинные вольности казачества и произвол атаманов и старшин вызвали в 1772 г. восстание: казаки не желали подчиняться Военной коллегии и отправляться на дальнюю службу на Северный Кавказ. Когда прибывший на Яик генерал-майор фон Траубенберг в январе 138 Раздел 2. История России XVII - XVIII вв.

1772   г. приказал стрелять из пушек по недовольным казакам, те захватили орудия, разгромили команду регулярных войск и убили Траубенберга, атамана Тамбовцева и наиболее ненавистных представителей старшины. Прибывшие войска подавили движение. Виновных приговорили к смерти, но заменили ее поркой кнутом с вырезанием ноздрей и ссылкой с семьями в Сибирь. Кроме того, на войско была наложена штрафная санкция — его обязали уплатить родственникам убитых, а также оставшимся в живых 36 тыс. 756 руб. в погашение разграбленного имущества. Казаки отныне попали в подчинение оренбургского губернатора.

Яицкое восстание предшествовало самому массовому движению второй половины XVIII в. — восстанию под предводительством Е.И. Пугачева. Оно не случайно началось на земле яицких казаков, которые длительное время были его движущей силой и выдвинули из своей среды соратников самозванца. Дореволюционные историки именовали восстание 1773—1774 гг. «пугачевщиной», советские — «крестьянской войной».

Оно началось осенью 1773 г. на р. Яик (Урал), где беглый донской казак Емельян Пугачев объявил себя спасшимся от гибели императором Петром III. На первом этапе (сентябрь

1773   г. — апрель 1774 г.) основные силы повстанцев осаждали Оренбург; там сложился их штаб — Военная коллегия. Другие отряды под предводительством башкира Салавата Юлаева, работных людей уральских заводов Хлопуши и Ивана Белобородова, казака Ивана Чики-Зарубина захватили Кунгур, Красноуфимск, Самару, осадили Уфу, Екатеринбург, Челябинск; заняли ряд крепостей Яицкой укрепленной линии. Пугачевцы устанавливали казачьи порядки; Пугачев обещал «быть вечно казаками» и примкнувшим к нему крестьянам. Вместе с ними к движению присоединялись башкиры, татары, калмыки, чуваши, марийцы, мордва, удмурты и другие народы Поволжья. «Всех находившихся прежде в крестьянстве и в подданстве помещиков» он жаловал «вольностью и свободою», землями, сенокосными угодьями, рыбными ловлями «без покупки и без оброку»; освобождал «от податей и отягощениев», «чинимых от злодеев дворян». В занятых городах и селениях восставшие казнили дворян, а также тех, кто отказывался признать Пугачева императором.

Крестьянская война 1773—1775 гг. демонстрировала также попытки повстанцев возродить существовавшие форм государственного устройства. Манифестом 31 июля 1774 г. Пугачев жаловал крестьян «быть верноподданными рабами собственной нашей короне», т.е. переводил их на положение государственных. При крестьянском «императоре» работала «Военная коллегия», стремившаяся превратить восставших в регулярную армию с жалованьем, учениями, «отпускными билетами» и наградами-медалями. Сподвижники Пугачева получали титулы и чины. Практиковалась казенная продажа вина. Вопреки обещаниям, пугачевцы проводили мобилизации в войско и принудительные реквизиции провианта и фуража.

В марте-апреле 1774 г. правительственные войска разбили повстанцев под Татищевой крепостью, Уфой и в других местах. На втором этапе (апрель-июль 1774 г.) восставшие отступили на Урал, где их армия пополнилась за счет приписных крестьян и заводских горнорабочих. Оттуда Пугачев двинулся к Казани и взял ее в июле 1774 г. Однако в сражении под Казанью с правительственными войсками под командованием полковника И. И. Михельсона Пугачев потерпел поражение и перешел с отрядом в 500 человек на правый берег Волги.

Третий период (июль 1774 г. — конец 1775 г.) стал самым массовым: у Пугачева вновь появилась армия из тысяч восставших против крепостного гнета крестьян. Самозванец, не рискнув пойти на Москву, двинулся на юг. В июле-августе 1774 г. он занял Алатырь, Саранск, Пензу, Саратов. 21 августа он подошел к Царицыну, но взять его не смог. 25 августа 1774 г. у Сальникова завода произошло последнее большое сражение между отрядом регулярных войск Михельсона и 9—10-тысячной армией повстанцев; армия Пугачева была разгромлена: 2 тыс. человек погибли, 6 тыс. попали в плен.

С небольшим отрядом Пугачев попытался укрыться за Волгой, однако несколько казаков из его окружения захватили своего вождя и выдали его властям. В деревянной клетке самозванец был отправлен в Москву. 10 января 1775 г. Пугачев и его ближайшие сторонники были казнены в Москве на Болотной площади. В Уфе был казнен И. Чика-Зарубин. Другие командиры Пугачева (в том числе Салават Юлаев) были сосланы на пожизненную каторгу. Многим участникам восстания каратели вырывали ноздри, били кнутом, прогоняли сквозь строй, клеймили и ссылали на каторгу. Восстание 1773—1775 гг. стало последним массовым казацко-крестьянским движением в России; оно охватило территорию Приуралья, Зауралья, среднего и нижнего Поволжья.

Можно ли считать, что народные движения в нашей истории — это только «бунт бессмысленный и беспощадный»? Каждая новая победа феодально-крепостнического строя в конечном итоге приводила, с одной стороны, к новому обострению ситуации, а с другой — к поискам «верхов» выход в частичных, а затем и принципиальных реформах. Уроки неудавшихся выступлений оставались в памяти крестьян, легендах и песнях. Но этот же опыт, боязнь повторения «пугачевщины» заставил дворянское общество и правительство с конца XVIII в. разрабатывать проекты решения «крестьянского вопроса».





загрузка...
загрузка...