загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 2. История России XVII-XVIII в.

 

2.3. Россия во второй половине XVIII в.

 

2.3.1. Внутренняя политика Екатерины II. Просвещенный абсолютизм. Жалованные грамоты дворянству и городам

 

История Екатерины II (1762—1796 гг.) была бы похожа на сказку о бедной немецкой принцессе Софии-ФредерикеАвгусте, ставшей волею судьбы российской императрицей Екатериной Великой, если бы не ее многолетний труд, воля, терпение, гибкий ум и необходимое для политика чувство меры в действиях. За время пребывания в России Екатерина, пристрастившись к чтению серьезной литературы, стала одной из самых образованных женщин своей эпохи. Она выучила русский язык и сумела завоевать популярность среди своих новых подданных, используя для этого любые средства. Екатерина II организовала заговор против своего мужа Петра III и, взойдя на престол, в течение 30 с лишним лет стремилась воплотить в жизнь свою программу преобразований.

Императрица неукоснительно соблюдала распорядок дня, в котором главное место отводилось государственной деятельности: вставала в 6—7 часов утра, работала с бумагами и секретарями, на туалет тратила очень мало времени — «никогда не долее часу»; затем следовали приемы, обед, чтение или опять беседы с посетителями до 18 часов — только после этого можно было погулять, сыграть в карты или посетить театр; в 22 часа императрица ложилась спать. Хладнокровие сочеталось в ней с выдержкой и честолюбием: «Господин фельдмаршал! Если уж дело дошло до драки, лучше поколотить, чем быть самому побитым...» — так ободряла она своих генералов.

Череда фаворитов дорого обходилась казне, но никто из них не мог управлять императрицей; зато она каждого определяла к делу по способностям: Потемкина — военным министром и наместником Новороссии, Завадовского — проводить школьную реформу, Римского-Корсакова — расставлять книги в библиотеке.

Екатерина обладала даром выбирать и привлекать на службу даже лично неприятных ей, но умных и способных людей и не забывала щедро их награждать. Помимо постоянных забот об управлении государством, она находила время издавать и редактировать журнал «Всякая всячина», писать новые законы и сочинять пьесы для придворного театра, коллекционировать картины и книги, вести переписку с французскими просветителями; написала интереснейшие мемуары и 4-томный труд по истории России. Искренний патриотизм, добродушие и обаяние сочетались у Екатерины с отсутствием угрызений совести — к соперникам в борьбе за власть она была беспощадна.

В политике Екатерина была прагматиком. Отрицательно относясь к крепостному праву, в первые годы правления она осторожно высказывалась в пользу его смягчения, но, ознакомившись с убеждениями своей главной опоры — дворянства, оставила эти намерения и, наоборот, ужесточила крепостное право. В ходе Генерального межевания помещики получили бесплатно более 50 млн десятин земли. Дворянам также была предоставлена возможность получать на льготных условиях ссуды в Государственном заемном банке под залог имений.

Впервые было создано дворянское самоуправление: в губерниях и уездах дворянские собрания избирали губернских и уездных предводителей дворянства, обсуждали дворянские «нужды и пользы», ходатайства и жалобы губернатору, в Сенат или императрице; проводился сбор денежных средств для сословных нужд. Грамота подтверждала дарованное Манифестом «о вольности дворянства» право продолжать службу или уйти в отставку, а также поступать на службу в иностранных «союзных державах». Она провозглашала права собственности дворян на леса и недра; разрешала владеть фабриками и заводами, участвовать в торговле (и даже записываться в купеческие гильдии); освобождала дворян от телесных наказаний, пыток и платежа личных податей; запрещала конфискацию наследственных имений даже при совершении наиболее тяжких преступлений. Дворяне могли быть лишены звания только по приговору сословного дворянского суда с последующим решением Сената и утверждением его императрицей; устанавливался срок давности в 10 лет для дел, по которым дворяне могли быть привлечены к ответственности.

Екатерина II умела вводить в заблуждение своих зарубежных корреспондентов, а возможно, действительно верила в то, о чем сообщала Вольтеру: каждый крестьянин в ее стране ест на обед курицу, а по праздникам — индейку. Однако политика императрицы была намного серьезнее, чем простое лицемерие. Курс ее традиционно называют «просвещенным абсолютизмом» — общим направлением внутренней политики, характерным для ряда европейских монархий (Дании, Австрии, Пруссии, Испании, Швеции) во второй половине XVIII в. Следование идеям Просвещения и стремление преобразовать общественную жизнь на «разумных» началах на практике означало проведение реформ, уничтожавших ряд устаревших средневековых институтов.

Целью политики Екатерины II было создание централизованной монархии с четкой сословной структурой и «непреложными» законами, определявшими права этих сословий и работу государственной машины. Для этого нужно было воспитать народ, и Екатерина, как и Петр I, стремилась «совместить» европейское просвещение и цивилизацию с отечественным самодержавием и крепостным правом. Она отменила слово «раб» и матерную ругань в официальных документах, телесные наказания для священников. В России появился первоклассный музей — Эрмитаж, был открыт Воспитательный дом для сирот и подкидышей, образовано Вольное экономическое общество.

Одновременно проводились другие реформы, которые трудно назвать исключительно продворянскими. В 1763 г. были утверждены новые штаты государственных учреждений, служащие которых отныне стали более-менее регулярно получать жалованье. Секуляризация церковных земель в 1764 г. сделала государственными 910 тыс. церковных и монастырских «душ»; при этом церковь сохранила право владеть недвижимостью, но без крепостных.

Комиссия «о сочинении проекта нового Уложения» была созвана Екатериной II в 1767 г. В ее состав входили 564 депутата от высших и центральных государственных учреждений, дворян, горожан, государственных крестьян, казаков, «некочующих инородцев». Депутаты заявляли о своих «нуждах и недостатках» на основании наказов от избирателей. В дискуссиях проявилось отсутствие у них опыта законодательной деятельности, наличие противоречий между дворянством и купечеством, купечеством и крестьянством, дворянством и крепостным крестьянством (как и представителями самих этих групп). Деятельность Большого собрания комиссии была прекращена в 1769 г.; отдельные комиссии действовали до 1771 г. Материалы комиссии были использованы императрицей при подготовке проектов реформ 70—80-х гг. XVIII века.

Реформа 1775 г. («Учреждения для управления губерний») ввела новое административное деление и новую систему местных органов. Вместо прежних 15-ти было создано 50 губерний, разделенных на уезды. Административно-полицейская власть в уезде передавалась «нижнему земскому суду» под председательством капитан-исправника (он избирался дворянством), в городах — городничему, в губерниях — губернатору, стоявшему во главе «губернского правления». При этом 2—3 губернии объединялись под властью генерал-губернаторов или наместников. Суд (по сословному принципу — для дворян, купечества и государственных крестьян) отделялся от администрации; появились «приказы общественного призрения», ведавшие школами и больницами.

Манифест Екатерины II 1775 г. разделил горожан на мещан (с капиталом менее 500 руб.) и купцов (500 руб. и более). Купцы освобождались от подушной подати, вместо рекрутского набора могли платить деньги; они делились на три гильдии в соответствии с объявленным капиталом и платили в казну по 1 % с объявленного ими капитала за получение гильдейского свидетельства. В дальнейшем размеры объявляемого капитала и пошлины менялись. Купцы первых двух гильдий освобождались от телесного наказания. Купцы I гильдии имели право на внешнюю и внутреннюю торговлю, II — только на внутреннюю, III — на мелочную по городам и уездам. Лица других сословий могли записываться в гильдии на временных основаниях, сохраняя свой сословный статус.

«Жалованная грамота городам» 1785 г. вводила деление горожан на шесть разрядов, сохраняла систему цехов и гильдий. Городская верхушка — купцы I и II гильдии, «иностранные гости» и «имянитые граждане» (банкиры, ученые, не состоявшие в гильдиях «капиталисты») освобождались от телесных наказаний и подушной подати. За ними закреплялись права собственности на имущество, свободного заведения предприятий и торговли; их личная честь и достоинство охранялись законом. «Общество градское» получало права юридического лица и избирало городскую думу, ведавшую лишь благоустройством и санитарным состоянием города, да и то под контролем его «хозяина» — городничего из дворян. Избирательным правом обладали лишь обыватели, достигшие 25 лет и обладавшие годовым доходом не менее 50 рублей.

Наконец, школьная реформа 1786 г. создала систему всесословного образования. В губернских и уездных городах открылись соответственно главные и малые народные училища, в классы набирались ученики одного возраста, уроки велись по единым программам и типовым государственным учебникам. Впервые появились и сохранившиеся до нашего времени настенная доска, классный журнал, обязательные экзамены и каникулы. Были созданы учебные заведения для женщин — Смольный институт в Петербурге и Екатерининский в Москве; первое коммерческое училище. Выпускалось большое количество новых журналов, поощрялись книгоиздательская деятельность, музыкальное и театральное искусство.

Эти реформы, завершившие формирование централизованной системы управления, были нацелены на модернизацию общества, появление третьего сословия («среднего рода людей») — зажиточных и послушных граждан, подъем и процветание промышленности и торговли — но в рамках существующей феодально-крепостнической системы, не задевавшей коренные интересы дворянства. Для поддержания порядка в 1782 г. Екатерина издала «Устав благочиния» — закон о полиции, которой поручалось воспитание подданных и контроль за выполнением каждым из них своих обязанностей. В духе такой политики Екатерина сформулировала и свое понимание гражданских прав и свобод: «Вольность не может состоять ни в чем ином, как в возможности делать то, что каждому надлежит хотеть».

Однако крепостническая система и привилегии дворянства препятствовали складыванию третьего сословия и облегчению положения крестьян. Изучение документов эпохи Екатерины II показало, что она готовила «фундаментальные законы» Российской империи — «Наказ Сенату», «Уголовное уложение», «Жалованную грамоту государственным крестьянам», которые должны были утвердить сословную систему и гарантировать всем подданным их права и надежную судебную защиту. Но все эти законы так и остались на бумаге: Екатерина понимала, что их утверждение целиком зависит от ее преемников («мое умоположение не могу учинить в наследственное»), а принципиально ограничить самодержавную власть не считала полезным. «...Никакая другая, как только соединенная в его (императора — авт.) особе власть не может действовать сходно с пространством толь великого государства», — писала Екатерина II в «Наказе» Уложенной комиссии 1767 года.





загрузка...
загрузка...