загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 2. История России XVII-XVIII в.

 

2.1. Россия в XVII в.

 

2.1.6. Культура России в XVII в. Усиление светских элементов в культуре

 

Духовный кризис общества, вызванный событиями Смутного времени, проявился не только в церковном расколе, но и в начавшемся процессе утверждения новых светских форм и ценностей в литературе, живописи, архитектуре, общественной мысли. Со складыванием общероссийского рынка, предполагавшего специализацию регионов на товарном производстве определенных видов продукции и обмен ими, произошло раздвижение границ известного человеку пространства. Расширение кругозора привело к ослаблению влияния церкви на мировоззрение.

Как и раньше, церковь занималась образованием — при монастырях и храмах действовали «палаты учительные». Но для чиновников теперь уже недостаточно было быть грамотными — нужны были специальные знания. Церковь сопротивлялась обучению латинскому и иностранным языкам, так как боялась влияния «латынской ереси» — католичества.

Центром обучения стал Андреевский монастырь, куда в 1649 г. боярин Ф. М. Ртищев пригласил 30 ученых монахов из Киева. Они переводили иностранные книги, учили греческому и латинскому языкам, философии, риторике. Выбор был не случаен: украинские монахи привыкли проповедовать в католическом окружении, вести ученые диспуты, и были более образованными, чем русское духовенство. Было открыто несколько школ. Одна из них основана в 1682 г. в Заиконоспасском монастыре ученым монахом и стихотворцем, настоятелем монастыря Сильвестром Медведевым; здесь на латыни шло обучение «наукам гражданским и духовным», в том числе «философии разумительной, естественной и правной».

В 1687 г. на территории Заиконоспасского монастыря открылась Славяно-греко-латинская академия, возглавлявшаяся греками братьями Иоанникием и Софронием Лихудами, — высшая школа для церковных иерархов и государственных чиновников, где преподавались риторика, философия, история, грамматика, логика, греческий и латинский языки (необходимо было противостоять иностранным оппонентам). Только преподаватели и ученики Академии имели право держать у себя книги на иностранных языках.

Увеличилось количество грамотных людей: в Москве читать и писать умели 24 % жителей. Московский печатный двор выпускал до 15 тысяч экземпляров книг в год. Половину его продукции составляли светские книги, в том числе учебники; первым печатным сводом законов стало Соборное Уложение. Появились печатные буквари стоимостью в 1 копейку, которые пользовались большим спросом: в 1651 г. весь тираж в 2400 экземпляров был продан за один день. Наиболее популярными среди учебников были «Букварь» Кариона Истомина, «Азбука» Василия Бурцева, «Славянская грамматика» Мелетия Смотрицкого.

Крупнейшие книгохранилища по-прежнему были в монастырях, но появились и первые частные собрания книг: в библиотеке патриарха Никона было около 400 книг, большими любителями чтения были бояре В. В. Голицын, А. Л. Ордин-Нащокин, А. С. Матвеев.

В это время увеличилось количество делопроизводственных документов и произошел окончательный переход к почерку деловой письменности — скорописи.

С 1621 г. дьяки Посольского приказа начали выпускать для царя и его окружения рукописную газету «Куранты», содержавшую подборку самых интересных сведений об иностранной жизни, полученных от послов.

Изменения в обществе нашли отражение в литературе. Если раньше основой литературного языка являлся церковнославянский, то теперь его постепенно вытесняет московский говор. «Обмирщение» литературы означало расширение церковно-нравоучительных рамок. Произошел переход от исторических литературных героев к вымышленным, литературным, обобщенным образам. Если раньше героями произведений были князья и деятели церкви, то теперь появился совершенно новый персонаж — посадский человек («Азбука о голом и небогатом человеке»). Возрос интерес к личности, личным переживаниям. «Повесть о горе-злосчастии» представляет собой обновленный вариант притчи о блудном сыне: молодец решил «своим умом жити», завел плохих друзей — и полностью разорился. Возник ранее не известный жанр сатирических повестей, содержавших критику властей («О Шемякином суде», «О Ерше Ершовиче») и духовенства (в «Калязинской челобитной» монахи жаловались на нового игумена, заставлявшего их молиться и не позволявшего вести разгульный образ жизни; «Служба кабаку» представляла собой пародию на церковную литургию). В художественной форме запечатлел свою судьбу лидер раскола протопоп Аввакум. В автобиографии — «Житии» он дал едкие характеристики своим оппонентам: Никон у него — «кобель борзой», а царь Алексей Михайлович — «бедный, безумный царишко».

Созданный в 30-е гг. «Новый московский летописец», рассказывавший о событиях Смуты, был последним произведением этого жанра, созданным с целью подтверждения прав новой династии на власть. В дальнейшем большое распространение получили хронографы, содержавшие сведения по истории не только России, но и других христианских государств. Летописи были вытеснены историческими повестями (так, например, «Повесть об азовском взятии и осадном сидении» рассказывала об удержании казаками в 1637-1642 гг. турецкой крепости Азова). При царе Алексее Михайловиче в 1657 г. был создан специальный Записной приказ, занимавшийся сбором исторических материалов. Его служителям было поручено написать историю правления русских царей начиная с последних лет жизни Федора Ивановича. В 1674 г. появился Синопсис — первый труд по истории России со времен Киевской Руси, что было особенно актуально в свете споров с Речью Посполитой по вопросу о присоединении украинских земель.

Новым явлением в литературе было появление силлабических стихов — с рифмой, фиксированным числом слогов в строке; ударения в них обязательно должны приходиться на середину и конец строки, а остальные ударные слоги располагаются произвольно. Появление рифмованных стихов на Руси связано с именем выходца из Малороссии Симеона Полоцкого — ученого монаха, богослова, писателя, учителя царя Алексея, царевны Софьи и Федора Алексеевича. Он создал сборники стихов «Вертоград многоцветный», «Рифмологион, или Стихослов», «Псалтирь рифмотворную» — стихотворное переложение псалмов (1680 г.); был автором нескольких пьес. После его смерти придворным стихописцем стал его ученик, справщик Печатного двора Сильвестр Медведев, создавший в 1682 г. «Приветство брачное» по случаю бракосочетания царя Федора и «Плач и утешение двадесятьма двема виршами» по случаю его смерти; в память о своем учителе он написал «Епитафион» (1680 г.), который был высечен на надгробном камне Полоцкого.

Несмотря на отсутствие систематической науки, достаточно активно применялись эмпирические знания из разных отраслей. Широко использовалось измерение земельных площадей, извлечение квадратных и кубических корней. Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся воинской науки, составленный Онисимом Михайловым в 1621 г., учил применению математических данных при вычислении расстояния и размеров объектов; указывал на разницу в весе металлов и в структуре материалов, использовавшихся при строительстве крепостей; содержал практические сведения из области химии: рецепты варки селитры и составления пороха.

Медицина того времени основывалась на многовековом народном опыте, а также пользовалась переводными лечебниками и травниками. Лекари уже знали о необходимости изоляции инфекционных больных и уничтожения их одежды. В 1654 г. 30 стрельцов были отправлены в Аптекарский приказ для обучения приготовлению лекарств и лечению. Эти стрельцы потом возвратились в полки «для лечбы» ратных людей.

В XVII в. образованные москвичи могли познакомиться с сутью гелиоцентрической системы Коперника, содержавшейся в переводном сочинении поляка Иоганна Гевелия «Селенография» (описание луны).

В то время уже применялись такие измерительные приборы, как угломер (четверогранец) и компас. Было составлено несколько географических карт, и одна из первых — сыном Бориса Годунова Федором. В Разрядном приказе в 1627 г. была создана «Книга по большому чертежу», главным образом с военными целями: на карте были отмечены наиболее опасные дороги, которые могли использовать для нападений крымские татары. В 1699—1701 гг. дворянин Семен Ремезов с тремя сыновьями создал обобщившую результаты географических открытий XVII в. «Чертежную книгу Сибири» — первый русский географический атлас, включавший 23 детальные карты большого формата (они еще не содержали координатной сетки и были сориентированы не на север, а на юг, но давали подробные сведения). Источниками географических знаний о Сибири служили многочисленные «отписки» казаков-землепроходцев. В составе посольства Николая Спафария в Китай в 1675 г., представлявшего собой целую научную экспедицию, были географ, ботаник, чертежник — «живописец, который знает землемерие и чертежи писать».

Сохранялась традиционная городская планировка с крепостью (кремлем, острогом) в центре, радиально расходящимися от него улицами и несколькими кольцами городских стен. Москва в XVII в. была окружена новым кольцом укреплений — Земляным городом (территория, ранее называвшаяся Скородом из-за наспех возведенных здесь построек, после Смуты была укреплена насыпным земляным валом и деревянной стеной). Укрепления Земляного города имели протяженность около 15 км и проходили примерно по территории современного Садового кольца.

Посад представлял собой усадебную застройку: жизнь горожан была укрыта от посторонних глаз за заборами усадеб. Основным строительным материалом по-прежнему оставалось дерево. Появились дома ремесленников и купцов в 2—3 этажа, совмещавшие лавки и мастерские, располагавшиеся в каменных или кирпичных подвале и первом этаже, с деревянными жилыми помещениями на верхних этажах. Образцом городской архитектуры являются возведенные в первой половине века каменные палаты псковских купцов Поганкиных). В 1668 г. царский указ запретил строить дома выше двух этажей из-за опасности пожаров.

«Обмирщение» в архитектуре проявлялось в живописности и нарядности построек: широком использовании фигурного кирпича, декоративных деталей, цветных изразцов — покрытых глазурью керамических плиток с изображением диковинных цветов и животных.

Строительством дворцов занимался государев Приказ каменных дел. Произошло изменение облика московского Кремля: его башни получили шатровое завершение. Первый шатер был возведен в 1624—1625 гг. на Спасской — тогда Фроловской — башне мастером Баженом Огурцовым. Англичанин Христофор Головей установил на ней в 1621 г. куранты; другие башни были надстроены в 1680-е гг. На территории Кремля Трефилом Шарутиным и Баженом Огурцовым для будущего царя Алексея в 1635—1636 гг. был построен Теремной дворец в три этажа из белого камня и кирпича, на плоской кровле которого находился теремок с позолоченной крышей. Под руководством плотницкого старосты Семена Петрова и стрельца Ивана Михайлова в 1666—1668 гг. шло сооружение дворца в селе Коломенском — шедевра деревянного зодчества, имевшего 270 комнат, украшенных художниками под руководством Симона Ушакова, с тремя тысячами окон причудливой формы. Дворец отличался архитектурным разнообразием: сложной системой крылец и переходов, нарядной резьбой, асимметрией расположения помещений, четырехскатными и бочкообразными крышами, нарядными башенками. Для сбережения своей любимой резиденции от пожара Алексей Михайлович приказал устроить в ней специальные пожарные трубы. В 1673 г. часовой мастер Оружейной палаты Петр Высоцкий изготовил для дворца механических движущихся и рыкающих львов, а на дворцовую башню установил часы.

Черты «обмирщения» сказались и в храмовом зодчестве: для украшения церквей использовалось все больше «узорочья» — карнизов, кокошников, наличников, изразцов, колонок и других декоративных элементов. Немалую роль здесь играло то, что храмы, как правило, строились теперь не на деньги церковных или светских феодалов, а на средства ремесленников и купцов (так называемые посадские церкви). В 1628—1651 гг. была построена церковь Живоначальной Троицы в Никитниках по заказу купца Г. Никитникова. В честь освобождения Москвы от польских интервентов в 20-е гг. на Красной площади был сооружен на средства Д. М. Пожарского Казанский собор. В 1679—1682 гг. в Хамовной (ткацкой) слободе была поставлена пятиглавая церковь Николы в Хамовниках. Много посадских церквей было построено в это время не только в Москве, но и в богатых торгово-ремесленных городах: Ярославле (в 1647—1650 г. по заказу купцов Скрипи- ных возведена церковь Ильи Пророка, в 1671—1687 гг. — церковь Иоанна Предтечи), Костроме.

В 1650—1680-е гг. в центре одной из крупнейших в России епархий в Ростове был возведен комплекс «Ростовского кремля» — митрополичьей резиденции с хоромами, хозяйственными помещениями: поварней, кладовыми, сушильнями, пивоварней, с Казенным и Судным приказами. На крепостных стенах и башнях имелись бойницы, однако военного значения они в это время уже не имели и призваны были лишь продемонстрировать своим декоративным убранством величие и богатство епархии.

После того как патриархом Никоном был провозглашен возврат к классическому греческому пятиглавию перестали строить шатровые церкви; шатры теперь возводили только на колокольнях.

В XVII в., как и ранее, строилось большое количество деревянных храмов; именно к этому периоду относится большинство сохранившихся до нашего времени, в основном на русском севере, церквей. Как правило, это были шатровые церкви (6—8-гранные, квадратные или крестообразные срубы, покрытые шатром) с пристройками, крыльцами, галереями, украшенными изящной резьбой; такие были поставлены в с. Панилове Архангельской области (1600 г.), Варзуге Мурманской области (1674 г.). Встречались в селах Архангельской области пятиглавые храмы с кубоватым покрытием. Для средней полосы России типичны нарядные ярусные верхи из четвериков (церковь в с. Ширково Тверской области, возведена в 1697 г.) или восьмериков (церкви Вознесения в Торжке Тверской области, 1653 г., Иоанна Богослова на р. Ишне, близ Ростова Ярославской области, 1687 или 1689 г.). Особенно сложны многоглавые церкви Кижского погоста. (Самая известная из них — 22-главая Преображенская церковь (возведена, правда, уже в 1714 г., но с использованием традиционных приемов русского деревянного зодчества), в которых суровая мощь рубленых стен сочетается с изысканностью силуэта и трепетной узорчатостью покрытых деревянными лемехами глав. Шатровые восьмигранные колокольни были каркасными и обшивались в нижних ярусах бревнами, а верхние части столбов образовывали открытую галерею — звонницу.

В конце века строгая регламентация оказалась не в силах препятствовать развитию светского начала в зодчестве. Как в церковной, так и в светской архитектуре утверждается «московское (нарышкинское) барокко», характеризующееся сочетанием белокаменного каркаса здания и краснокирпичных стен, четкой композицией, обилием декоративных элементов (колонок, пилястр с капителями, украшенными растительным орнаментом). В таком стиле были возведены палаты думного дьяка Аверкия Кириллова (на современной Берсеневской набережной, 1657 г.), церковь Покрова Богородицы в усадьбе Л. К. Нарышкина в Филях (1690—1693 гг.). Устремленные вверх храмы «московского барокко» являют собой башенную архитектуру, сочетавшую такие элементы, как «четверики» (кубы) и «восьмерики» (восьмигранные призмы).

По инициативе патриарха Никона рядом с селом Воскресенским (ныне г. Истра) в 1656 г. был основан Воскресенский Новоиерусалимский мужской монастырь, ставший резиденцией патриарха. Само название «Новый Иерусалим», предложенное царем Алексеем Михайловичем, призвано было утвердить верховную роль московского православия, воспринявшего наследие Святой Земли и Византии. Для строительства главного Воскресенского собора использована модель иерусалимской церкви Гроба Господня; внутри собора и под открытым небом помещены символические приметы евангельского пейзажа, напоминающие о земной жизни и Страстях Христовых: «Вифлеем», «Елеон», «Голгофа», «Фавор». Живописность построек усиливается широким применением изразцов. К храму примыкают грандиозная ротонда с часовней Гроба Господня и церковь Константина и Елены (1658—1685 гг.). В ансамбль обители входят возведенные в 1686—1698 гг. церковь Рождества Христова с трапезными палатами и другие здания, а также построенные зодчим Яковом Бухвостовым мощные стены с шатровыми башнями и Святые ворота с надвратной Входоиерусалимской церковью (1690—1697 гг.) из кирпича с богатым белокаменным декором в «нарышкинском» стиле.

XVII век явился переломным и в истории русской живописи — в ней тоже проявилось стремление к усилению светских элементов и реализму. Хотя церковный собор 1666—1667 гг. опять регламентировал темы и образцы церковной живописи, усиливается противодействие официальной концепции. Царский живописец Иосиф Владимиров, протестуя против канонической регламентации искусства, приводил аргумент: как нет одинаковых людей, так не может быть одинаковых изображений святых. Иконописцы начали более точно изображать пространство, использовать светотень для передачи объема, передавать реалистичные детали.

Особенно преуспел в этом глава живописного цеха Оружейной палаты Симон Ушаков, руководивший росписями в Архангельском и Успенском соборах (1660 г.), Грановитой палате (1668 г.) Московского Кремля и даже получивший за живописный труд дворянство. Самыми знаменитыми иконами его работы являются «Троица» (1671 г.) и «Богоматерь Владимирская» («Древо Московского государства», 1668 г.). В трактате «Слово к люботщательному иконного писания», созданном около 1666 г., живописец рассуждал о жизненном правдоподобии иконных ликов. Под его началом живописцы создавали не только иконы и фрески, но и книжные миниатюры, географические карты и планы, рисунки для знамен, металлической и деревянной утвари и для гравюр — нового на Руси вида изобразительного искусства.

Проявившийся в это время интерес к человеческой личности нашел живописное воплощение в парсунах — изображениях реальных лиц, пока еще с использованием иконописной манеры, но с индивидуальными портретными чертами. Парсуны донесли до нас облики царей Михаила, Алексея и Федора, Михаила Скопина-Шуйского, царевны Софьи, боярина Ордина-Нащокина и других персонажей XVII столетия.

В 1672 г. был составлен в трех экземплярах «Царский Титулярник» — «Большая государева книга, или Корень российских государей», над оформлением которого работали лучшие художники и златописцы Оружейной палаты и Посольского приказа. Кроме перечисления полных титулов русских и иностранных правителей и кратких сведений по русской истории, он содержал великолепные портреты русских князей (начиная с Рюрика) и царей, восточных и русских патриархов и иностранных государей, а также изображения гербов и печатей.

В XVII в. среди народных развлечений большой популярностью пользовался возникший еще в Древней Руси театр скоморохов, и церковному богослужению становилось все труднее отвлекать людей от народных празднеств. Репертуар скоморохов включал шуточные песни, драматические сценки, социальную сатиру — «глумы», исполняемые в масках-«харях» и «скоморошьем платье» в музыкальном сопровождении домры, сопелки, бубна. Выступления проходили на городских площадях, с вовлечением зрителей в их ход. Скоморошьи «ватаги» включали до 100 человек. Царские указы 1648 и 1657 гг. запрещали пускать скоморохов в города, а их «хари» и «бесовские гудебные сосуды» надлежало ломать и жечь.

В 1672 г. возник первый постоянный придворный театр под руководством пастора Грегори, ставивший пьесы на библейские сюжеты. Первоначально играли в нем иноземцы из Немецкой слободы, и спектакли шли на немецком языке, но вскоре стали набирать актеров из подьячих. Женщин среди актеров не было, женские роли играли мальчики. В селе Преображенском была сооружена специальная «комедиальная хоромина».





загрузка...
загрузка...