загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 1. История России с древности до начала XVII в.

 

1.4. Российское государство во второй половине XV - начале XVII в.

 

1.4.6. Культура России в XVI в.

 

В этот период в культуре сохраняется традиционная патриархальность, основанная на средневековом мировоззрении. В этой системе человек являлся не столько личностью, сколько частью иерархического устройства общества и мира. Каждая социальная группа создавала свой «образ жизни» с присущими ему поступками и их «оформлением» — ритуалом, чего требовали и хозяйственная деятельность, и война, и дипломатия, и бытовое поведение.

В процессе создания единого государства на первый план вышли не столько экономические, сколько политические факторы, прежде всего — противостояние ханствам, образовавшимся в процессе распада Золотой Орды, и другим соседям при относительно скудных внутренних ресурсах. Условия «военного лагеря» формировали не только сильную верховную власть московского великого князя и зависимый от него слой «служилых людей», но и иные, по сравнению с Западной Европой, политические традиции и особенности национального характера. Это безусловное служение государю (неотъемлемому от понятия «отечества»); порой даже люди, запятнанные преступлениями или корыстолюбием (как знаменитые опричники Малюта Скуратов и Алексей Басманов), на поле боя показывали себя опытными и храбрыми воинами. Отечественные патриотические традиции предполагали предпочтение долга защиты своей земли личным почестям и славе. В российских условиях характерными стали традиция бессрочной и безусловной службы дворян, отсутствие на протяжении всей нашей истории наемной армии, удивлявшая привыкших к иному отношению иностранцев «дубина народной войны».

Сосредоточение экономической и политической власти в руках великого князя способствовало и утверждению его огромного авторитета в качестве лидера борьбы за национальное освобождение, сохранив его таким в народной памяти. Фигура «царя-батюшки» стала устойчивым стереотипом массового сознания: ни одна из крестьянских и гражданских войн в России XVII—XVIII вв. при всем накале социальных конфликтов не обходилась без лозунга «хорошего царя»; такая «монархическая» психология, в ином оформлении, сохранилась и в XX в.

К этим факторам можно добавить и особенности ведения хозяйства в наших почвенно-климатических условиях. По словам В. О. Ключевского, природные условия Северо-Восточной Руси «обманывают самые скромные... ожидания и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский «авось». В одном уверен великоросс — что надобно дорожить ясным летним рабочим днем, что природа отпускает ему мало удобного времени для земледельческого труда... Это заставляет великорусского крестьянина спешить, усиленно работать, чтобы сделать много в короткое время и впору убраться с поля, а затем оставаться без дела осень и зиму. Так великоросс приучался к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил, привыкал работать скоро, лихорадочно и споро, а потом отдыхать в продолжение вынужденного осеннего и зимнего безделья. Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии».

В процессе объединения земель и складывания централизованного государства идет формирование великорусской народности, складываются особенности ее языка. Приблизилась к современной система склонений и спряжений, отмер древний звательный падеж существительных. Продолжали существовать тульский, рязанский, курско-орловский, смоленский, псковский, новгородский диалекты, но ведущее место занимал ростово-суздальский диалект с его московским говором, легшим в основу делового языка, менее загруженного церковно-книжными оборотами. Ряд слов, первоначально возникших в московской письменности (крестьянин, деньги, деревня, пашня, лавка), в это время получил общерусское распространение. В письменных источниках XVI в. термины «Русь» и «Россия» еще употребляются как синонимы (с XVII в. их значения разделятся: «русский» становится обозначением народности, «российский» обозначает принадлежность к государству).

После присоединения Твери в 1485 г. в официальном титуле московского великого князя Ивана III наряду с перечислением присоединенных территорий вошло величание «Государь всея Русии». В публицистике второй половины XV — начала XVI в. осмыслялся процесс строительства единого централизованного государства.

Распространение письменности в связи с появлением бюрократического аппарата управления в лице дьяков и подьячих привело к вытеснению в XVI в. пергамена бумагой. Тексты располагались на отдельных листах либо собранных в тетради или книги. В государственном производстве использовались «столбцы» — длинные бумажные ленты из склеенных листов. Не только в канцелярских документах, но и при переписке литературных произведений и богослужебных книг полуустав начинает вытесняться скорописью: для ускорения процесса письма перо движется непрерывно, отчего буквы в слове имеют соединительные линии, свободное начертание; почерк наклонен, а слова часто произвольно сокращаются.

Возникновение Московского государства совпало по времени с падением Византийской империи, вследствие чего русские земли стали последним оплотом православной веры. Новгородские книжники, составившие около 1480—1490 гг. «Повесть о Белом Клобуке», утверждали: «Ныне православная вера там (на Руси) почитается и прославляется больше, чем где-либо на земле». Правда, они связывали центр христианства не с Москвой, а с Новгородом. Взгляды на особое место Руси в христианском мире в следующем веке нашли воплощение в известной концепции «Москва — третий Рим», высказанной игуменом Псковского Трехсвятительского монастыря Филофеем в посланиях 1510—1511 гг. к великому князю Василию III с призывом поддерживать православную государственность и истинную веру.

Необходимость укрепления авторитета веры и церкви вынудила некоторых представителей духовенства («заволжских старцев» во главе с Нилом Сорским) проповедовать путь нестяжательства — отказа монастырей от земельных и имущественных ценностей, хозяйственной деятельности как противоречащих евангельским принципам. Провозглашение необходимости отказа от собственности было только внешним поводом для спора внутри церкви; по существу речь шла о разных типах божественного служения.

Нил проповедовал, что монашество должно идти к спасению души путем строжайшей духовной дисциплины; даже малейшая уступка земному «интересу» ведет к «борьбе помыслов», «пленению» души страстями и к гибели. Противниками нестяжателей выступили иосифляне во главе с игуменом Иосифо-Волоколамского монастыря Иосифом Волоцким, считавшим, что главными добродетелями инока являются подчинение игумену и неукоснительное следование детально расписанному распорядку обители. Но высота монашеского служения должна быть обеспечена экономически, чтобы не зависеть от мирян; к тому же именно монастыри, владеющие селами, имеют возможность осуществлять благотворительность. Иван III поначалу сочувственно относился к идеям нестяжателей (тем более что земли были нужны для раздачи в поместья), но на церковном соборе 1503 г. великий князь пошел на компромис: он сохранил церкви земельные владения и получил за это ее поддержку во внутренней и внешней политике.

«Сказание о князьях Владимирских», как уже упоминалось, излагает легенды о происхождении русских князей от римского императора Августа, «сродник» которого Прус якобы был наместником на берегах Балтики и предком Рюрика, и о получении Владимиром Мономахом царских регалий (в том числе знаменитой «шапки Мономаха») от деда, византийского императора Константина Мономаха. С середины XVI в. теория о происхождении московских царей от Августа стала использоваться в дипломатической практике. Эта теория была включена в составленную около 1560—1563 гг. «Степенную книгу», рассматривающую историю Руси как преемницы Византии: правление каждого из потомков Рюрика являлось ступенью («степенью») в восхождении к славе.

Публицист Иван Пересветов в своих челобитных и «Сказании о Мегмет-салтане» изображает идеальное государственное устройство: с правителем-самодержцем, мудрыми советниками, местным самоуправлением, праведными законами. Существует мнение, что сочинения Пересветова — плод коллективного творчества членов Избранной Рады, своеобразная программа преобразований. Позже один из ее членов, боярин Андрей Михайлович Курбский, бежавший от гнева царя в Литву, в трех посланиях Ивану Грозному (1564—1579 гг.) критиковал царя за отход от политики реформ и произвол, убеждая в необходимости почитания законов. В своем политическом памфлете «История о великом князе Московском» (1573 г.) он обосновывал идею просвещенной сословной монархии и народного представительства: «Царь должен искати добраго и полезнаго совета не токмо у советников, но и у всенародных человек».

Представление о сфере интересов человека той поры дает своеобразная бытовая энциклопедия — сборник житейской мудрости «Домострой», составленный при участии члена Избранной Рады, духовника царя Ивана Сильвестра. Первая его часть трактует вопросы религиозной жизни, вторая посвящена семейной жизни — обязанностям мужа, жены, детей и слуг; третья часть состоит из многочисленных практических советов по домоводству.

В XVI в. дальнейшее развитие получил традиционный жанр древнерусской литературы — «жития». В 70-е гг. появляется 12—томный сборник — Великие Четьи-Минеи, где рассказы о чтимых на Руси святых располагались по месяцам.

По инициативе Ивана Грозного и митрополита Макария в 70—80-х гг. XVI в. в резиденции царя Александровой слободе целым штатом царских книгописцев и художников создавался Лицевой летописный свод — самое крупное летописно-хронографическое произведение средневековой Руси. До нас дошли 10 его томов, где почти каждая страница украшена миниатюрами; всего же в своде более 16 тысяч миниатюр на 10 тысячах листов. Миниатюры свода являются ценным историческим источником, донесшим до нашего времени сведения о природе, материальном производстве, культуре и быте Руси.

В XVI в. изготовление рукописных книг уже не удовлетворяло возросший спрос на них. По инициативе Ивана Грозного родилось отечественное книгопечатание; с середины столетия книги (так называемые «безвыходные» — год издания на них не был обозначен) стали выходить в Москве. В 1563 г. в Москве был основан государев Печатный двор, в 1564 г. дьяком Иваном Федоровым и его помощником Петром Мстиславцем там была отпечатана первая московская датированная книга — «Апостол», отличавшаяся прекрасным техническим и художественным исполнением. До конца столетия на Руси было напечатано 11 книг.

Москва, в процессе централизации превратившаяся в политический и культурный центр единого Русского государства, получила новый Кремль. В 1485—1516 гг. итальянскими архитекторами Марком Фрязином, Пьетро Антонио Солари, Алевизом Фрязином Миланцем, Антоном Фрязином были построены кирпичные стены общей длиной 2,25 км, толщиной 3,5—6,5 м и высотой от 5 до 19 м, в зависимости от рельефа местности, с 18-ю башнями (угловыми — круглыми, а остальными — прямоугольными), в том числе шестью проездными. Со стороны Красной площади Кремль был защищен облицованным камнем рвом, наполненным водой из Москвы-реки. В то время московский Кремль был мощнейшей крепостью Европы.

В плане Кремль представляет собой неправильный треугольник площадью 27,5 га, центром монументального ансамбля которого является Соборная площадь. Главным храмом Московского государства был уже четвертый по счету Успенский собор, в котором совершались обряды венчания на великое княжение и на царство до времен Петра I; он служил также усыпальницей московских митрополитов и патриархов. Пятиглавый шестистолпный собор был возведен в 1475—1479 гг. итальянским архитектором Аристотелем Фиораванти, «а делаша же наши мастеры по его указу». В архитектуре собора сочетались традиции владимирского зодчества с элементами инженерно-строительной техники и архитектуры эпохи Возрождения: глубоким заложением фундаментов, применением железных связей вместо деревянных. Расписывал храм знаменитый художник Дионисий. Псковские мастера построили новую церковь Ризположения (1486 г.) и Благовещенский собор (1484—1489 гг.) — домовую церковь московских государей на высоком подклете, окруженную с трех сторон крытой галереей. Первоначально собор был трехглавым, после пристройки приделов в 1563 г. в честь взятия Полоцка он стал девятиглавым. В 1505—1508 гг. итальянский архитектор Алевиз Фрязин (Новый) возвел собор Архангела Михаила, обогатив типично русский храм архитектурно-декоративными приемами итальянского Возрождения (членение на этажи, пилястры с капителями, декоративное оформление закомар /в виде раковин). Собор служил усыпальницей великих князей и царей. Центром ансамбля Кремля стал возведенный в 1505—1508 гг. под руководством архитектора Бона Фрязина высокий столп колокольни «Иван Великий», состоявший из трех суживающихся кверху поставленных друг на друга восьмигранников, каждый из которых завершался открытыми арочными проемами — «звонами» (после надстройки в 1600 г. колокольня стала самым высоким зданием в Москве (81 м)). Восточнее его находилась Ивановская площадь с возведенным в конце XVI в. зданием Приказов. С западной стороны Соборную площадь замыкал Каменный дворец (на месте ныне существующего Большого Кремлевского дворца), от которого сохранилась Грановитая палата (ее выходивший на площадь восточный фасад был отделан граненым камнем) — одно из древнейших гражданских зданий Москвы, построенное в 1487—1491 гг. итальянскими архитекторами Марко Руффо (Марком Фрязином) и Пьетро Антонио Солари. На втором этаже здания находится перекрытый крестовыми сводами высотой 9 м, которые опираются на центральный четырехгранный столб, главный парадный зал для приемов площадью около 500 м2, где проходили собрания Боярской думы, а позже — заседания Земских соборов.

После присоединения Новгорода к Москве в 1484 г. «повелением великого князя Ивана Васильевича нача здати в Великом Новгороде град камеи детинец, по старой основе»; строительство было закончено в 1490 г.

По указанию Елены Глинской для защиты московского посада в 1533—1538 гг. с северо-востока от Кремля под руководством итальянского зодчего Петрока Малого была сооружена Китайгородская стена (название, вероятно, происходит от татарского «китай» — укрепление) длиной около 2,6 км, высотой более 6 м и толщиной около 6 м с 14-ю башнями, в том числе шестью проездными. В 40—50-х гг. построены каменные кремли в Коломне, Серпухове и других городах, а в конце века — в Астрахани, Казани, Смоленске. Самым крупным зодчим конца XVI в. стал «городовой мастер» Федор Савельевич Конь, выстроивший в 1585—1593 гг. новую линию обороны Москвы — «Белый город». Каменные стены толщиной до 4,5 м возводились на упругом основании из деревянных свай и распорок и белокаменного бута в расчете на сопротивление артиллерийскому обстрелу. Надземная часть стен и башен была облицована белым камнем и кирпичом и оштукатурена. Огибая Кремль и Китай-город в виде буквы «С», Белый город достигал в длину 10 км и имел 27 башен, из которых 10 были проездными. С запада его защищали наполненный водой ров и река Черторой, с востока — река Яуза. Современники считали эту крепость одной из самых сильных в Европе. Под руководством Ф. Коня в 1595—1602 гг. была возведена и главная крепость на западной границе — Смоленский кремль из кирпича, по цоколю облицованного тесаным белым камнем, с общей протяженностью стен в 6,5 км, высотой от 13 до 19 м и шириной до 6 м. Красивейшая Смоленская крепость была названа Борисом Годуновым «ожерельем всей Руси... на зависть врагам и на гордость Московского государства»: среди ее 38 башен, украшенных белокаменным декором, не было двух одинаковых.

Борис Годунов предпринял крупное строительство в Москве: были возведены каменный мост через реку Неглинку, трибуна на Красной площади для провозглашения государевых указов — Лобное место; закончено длившееся целый век возведение колокольни Ивана Великого в Кремле.

В строительстве жилых домов традиционно преобладало дерево, продолжал бытовать тип «трехкаморного жилища», но в городах начали появляться каменные боярские, купеческие и архиерейские дома.

В церковной архитектуре появляется шатровый стиль. Тип постройки был заимствован из традиционного шатрового деревянного зодчества (церквей и крепостных башен). Большинство шатровых церквей были построены в честь важных государственных событий, т.е. являлись своеобразными мемориалами. Устремленные ввысь столпообразные церкви образно отражали силу и гордость нации, сбросившей иноземный гнет. Шатровые церкви — небольшие по размеру, не имеют внутреннего членения на нефы, так как в них нет опор-столпов, а шатровое перекрытие храма своей тяжестью опирается только на стены.

Шатровая церковь Вознесения в великокняжеском селе Коломенском (1532 г.) из кирпича с белокаменными деталями была возведена в честь рождения будущего царя Ивана Грозного. При очень малой площади (8,5 х 8,5 м) высота храма превышает 60 м, поэтому он виден издалека.

Мемориалом взятию Казани в 1552 г. (на следующий день после праздника Покрова) является собор Покрова Богородицы на рву (Василия Блаженного), построенный по обету царя на Красной площади в 1555—1560 гг. русскими мастерами Бармой и Посником Яковлевым. Он представляет собой храмовый комплекс (большой столп с шатром высотой 46 м посередине и восемь церквей, построенные на общем подклете и соединенные переходами, собранные в единый архитектурный ансамбль).

В XVI в. монастыри русского Севера стали крупнейшими религиозными и хозяйственными центрами. Соловецкий монастырь на Белом море был защищен возведенными в 1584—1594 гг. мастером Трифоном мощными стенами высотой 8—11 м, толщиной 4—6 м с 8-ю башнями, сложенными в основном из огромных необработанных валунов до 5 м длиной. Внутри находятся расположенные по одной оси и соединенные арочными переходами одностолпная трапезная палата площадью 500 м2 с Успенским собором (построены в 1552—1557 гг.), трехъярусный Преображенский собор (1556—1564 гг.) с 4-мя башнеобразными приделами по углам, служившими дозорными вышками; церковь Благовещения (1596—1601 гг.); вокруг них располагались многочисленные хозяйственные и жилые постройки. В начале столетия были возведены стены и башни так называемого «Старого города» Кирилло-Белозерского монастыря под Вологдой, а в конце его началось строительство «Нового города». Архитектурный ансамбль монастыря дополнился трапезной палатой с храмом Введения (1519 г.), церквами Иоанна Предтечи (1531—1534 гг.), Архангела Гавриила (1531—1534 гг.), святого Владимира (1554 г.), Иоанна Лествичника (1572 г.), Сергия Радонежского (1560—1594 гг.), Преображения (1595 г.).

Живопись продолжала существовать в рамках традиционного религиозного искусства: станкового — икон и монументального — фресок. В начале века еще работал один из великих живописцев «Русского Возрождения» Дионисий (умер после 1503 г.). Влияние мастера породило целую «школу Дионисия». Мастерская Дионисия во главе с его сыном Феодосием и живописцем Федором Едикеевым в 1508 г. выполнила росписи Благовещенского собора Московского Кремля. На соборных фресках, кроме традиционных сюжетов, есть изображения византийских императоров и русских князей. На уникальных росписях паперти Благовещенского собора появились изображения древнегреческих языческих мудрецов: Аристотеля, Фукидида, Птолемея, Зенона, Плутарха, Платона и Сократа со свитками в руках, содержащими философские изречения, близкие к истинам христианского учения; например, у Сократа: «Доброго мужа никакое зло не постигнет. Душа наша бессмертна. По смерти будет добрым награда, а злым — наказание».

В середине XVI в. после Стоглавого церковного собора, постановившего, что необходимо строго соблюдать утвержденные церковью изображения святых, закончился «золотой век» русской иконописи, связанный с творчеством древнерусских мастеров Феофана Грека, Андрея Рублева и Дионисия. Иконописание Рублева было принято за образец, следовать которому были обязаны все живописцы.

Появились целые сборники иконографических типов — «иконописные подлинники» с подробными указаниями: «Иоанн Златоуст: видением тела мал бяше зело возрастом, велику главу имея над плечами висяща, тонок зело опасно, широк ноздрями, лицом блед с белию... уши имея велице, браду же малу и зело ретку... Сак[кос] на нем в крузех, кресты златом, рукою благословляет, а в другой Евангелие».

Икона становится все более информативной, превращается в рассказ о событиях. Например, икона «Церковь воинствующая» повествовала о взятии Казани в 1552 г. (среди персонажей есть и царь Иван Грозный), расценивая это событие как победу христианства над исламом. Поэтому очень популярными в это время были «житийные иконы»: на «клеймах» по периметру иконы изображались разные эпизоды жития святого.

К XVI в. окончательно сложилось строение иконостаса, как правило, включавшего в себя ряды — «чины» икон.

Нижний ряд — местный: по сторонам от царских врат помещаются иконы Спасителя (справа) и Богоматери (слева), а рядом с образом Христа — храмовая икона; остальные иконы изображали наиболее почитаемых в данной местности святых либо зависели от характера храма.

Смысловым центром деисусного ряда («деисус» по-гречески означает «моление») является икона Спасителя, представленного в образе грозного Судии мира. Справа от него находится икона Богоматери, а слева — Иоанна Предтечи со сложенными в молитве руками; за ними симметрично следуют архангелы, святители, апостолы, мученики, преподобные, т. е. сонм святых, представленный всеми чинами святости. Основная тема деисусного ряда — моление церкви за мир.

Праздничный ряд включает иконы, представляющие 12 главных христианских праздников: Рождество, Крещение, Сретение, Вход во Иерусалим, Вознесение, Преображение, Рождество Богородицы, Введение во храм, Благовещение, Успение, а также Пятидесятницу и Воздвижение Креста.

Пророческий ряд состоит из икон ветхозаветных пророков от Моисея до Христа, держащих в руках свитки с текстами своих пророчеств о рождении Спасителя. В центре этого яруса помещается образ Богоматери «Знамение» с изображением младенца Христа в круглом медальоне, что символизирует исполнение предсказаний ветхозаветных пророков и указывает на непосредственную связь между Ветхим и Новым Заветом.

Праотеческий ряд символизирует ветхозаветную церковь в лице патриархов от Адама до Моисея с соответствующими текстами на свитках; в центре помещается образ Святой Троицы или один из его иконографических вариантов — «Отечество».

Заметно вырос уровень технических знаний, о чем свидетельствует начало применения для вооружения служилых людей гладкоствольного огнестрельного оружия — пищалей. Они заряжались с дула и стреляли свинцовыми круглыми пулями. Кроме ручных пищалей (ручниц), применялись затинные пищали для обороны крепостей и стенобитные пушки. В 1586 г. мастер Андрей Чохов отлил для Кремля сорокатонную Царь-пушку длиной 5,34 м и калибром 89 см. Кроме нее, он изготовил несколько десятков пушек и мортир, некоторые из них («Лисица», «Троил», «Инрог», «Аспид», «Царь Ахиллес», стенобитная пушка «Соловей») стали шедеврами литейного дела.





загрузка...
загрузка...