загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 1. История России с древности до начала XVII в.

 

1.3. Русские земли и княжества в XII - середине XV в.

 

1.3.7. Куликовская битва и ее значение.

Зарождение национального самосознания

 

Центральным событием в истории Руси XIV в. стала Куликовская битва. Однако еще за 6 лет до «Мамаева побоища» — после съезда князей в Переславле-Залесском — великий князь Дмитрий Иванович прекратил выплату дани в Орду, а затем в 1375 г. провел совместный поход против Твери, и тверской князь признал себя вассалом Москвы. Таким образом Дмитрию, его боярам и митрополиту Алексию удалось создать союз русских княжеств во главе с Москвой. Затем несколько лет шла «пограничная» война с татарами, в ходе которой московские войска в 1377 г. потерпели поражение на р. Пьяне, а в 1378 г. разгромили на р. Воже ордынское войско мурзы Бегича.

Летом 1380 г. Мамай собрал войско, насчитывавшее около 60 тыс. воинов. Союзником Мамая согласился быть великий князь литовский Ягайло, войско которого должно было поддержать ордынцев, двигаясь по Оке. Другим союзником Мамая — по свидетельству ряда летописей — был рязанский князь Олег Иванович. В конце июля 1380 г., узнав о намерениях ордынцев и литовцев воевать с Русью, Дмитрий Иванович за месяц смог собрать общерусское войско под единым командованием и перехватить инициативу, т.е. сделать то, что было исторически не осуществимо в XIII в. В составе общерусской рати были москвичи и воины из земель, признавших власть московского князя, хотя ряд земель — Новгород, Смоленск, Нижний Новгород, Тверь — своих войск не прислали.

Многотысячная рать Дмитрия собралась в Коломне и оттуда в конце августа двинулась на юг. Быстрый марш русского войска (около 200 км за 11 дней) не позволил силам его противников соединиться. В ночь с 7 на 8 сентября русское войско перешло Дон и заняло позицию на Куликовом поле. Дмитрий довольно рискованно отрезал себе пути возможного отступления, но одновременно прикрыл с флангов свою рать реками и оврагами, что затрудняло действия ордынской конницы. Московский князь выдвинул Передовой полк, за ним стояли главные силы: Большой полк из пеших воинов прикрывали конные полки «правой руки» и «левой руки». За основным войском находился резерв — легкая конница, которая должна была встретить ордынцев стрелами. В густом лесу Дмитрий расположил Засадный полк под командованием князя Владимира Андреевича Серпуховского и воеводы Дмитрия Боброка-Волынского.

Битва началась утром 8 сентября поединком богатырей. С русской стороны на поединок был выставлен Александр Пересвет — монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения — брянский боярин. Противником его оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья: это предвещало большое кровопролитие и долгую битву. Ордынская конница быстро смяла Передовой полк, но затем натиск ее в центре был остановлен. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал теснить русские полки. Положение спас вышедший из дубравы Засадный полк. Он ударил в тыл и фланг ордынской коннице, чем и решил исход битвы. Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве в составе Большого полка, был ранен в ходе сражения.

Русские воины преследовали бегущих ордынцев до реки Красивая Меча (в 50 км от Куликова поля); там же была захвачена ставка Мамая, который успел бежать. Когда Ягайло, шедший на соединение с Мамаем, узнал о его поражении, он спешно повернул обратно. Потери обеих сторон в Куликовской битве были огромными. Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней.

Куликовская битва вселила уверенность в возможность победы над ордынцами. Поражение на Куликовом поле ускорило процесс политического дробления Золотой Орды на улусы. Два года после победы на Куликовом поле Русь не платила ордынцам дань, что положило начало освобождению русского народа от ордынского ига, росту его самосознания и самосознания других народов, находившихся под игом ордынцев, укрепило роль Москвы как центра объединения русских земель в единое государство.

Ситуацию не смогли принципиально изменить ни поход хана Тохтамыша и сожжение Москвы в 1382 г., ни возобновление выплаты «выхода». По завещанию 1389 г. Дмитрий передал Москву и великое княжение своему сыну Василию I Дмитриевичу (1389—1425 гг.), и Тохтамыш вынужден был согласиться — у московского князя больше не было в Северо-Восточной Руси соперника достаточно сильного, чтобы с ханской помощью решить вопрос иначе.

В 1392 г. Василий I присоединил к Москве Нижний Новгород, затем Муром, Городец, Мещеру, Тарусу, Ржев. Начиная с 1399 г. Псков стал принимать князей «от руки» великого князя. В начале XV в. появился символ власти московских князей — «шапка Мономаха» и первый общерусский летописный свод — Троицкая летопись 1408 г.

В 1395—1396 гг. хан Тохтымыш был разбит другим завоевателем — среднеазиатским правителем Тимуром, армия которого прошла вдоль и поперек всю Орду и разгромила крупнейшие ее города. От этого удара Орда уже не смогла оправиться, и в 30-х гг. XV в. начался ее распад. Образовались самостоятельные Казанское (1437 г.) и Крымское (1449 г.) ханства со своими династиями; во второй половине XV в. выделилась Ногайская Орда, затем — Астраханское ханство. Ведущую роль в степи играла Большая Орда, хан которой Ахмат в 70-х гг. XV в. пытался восстановить свою власть над русскими землями. Однако в 1472 г. Иван III окончательно прекратил выплату дани, а в 1480 г. поход Ахмата на Русь был остановлен московскими войсками на реке Угре. Все попытки хана форсировать были отбиты русскими полками, и поздней осенью 1480 г. Ахмат отвел свои войска от русских границ и вскоре был убит своими противниками.

Начавшееся с конца XIII в. медленное восстановление экономики отрезанной от морских торговых путей и разоряемой ордынским «выходом» Руси происходило на заметно более низком уровне по сравнению с западноевропейскими странами, где уже нарождался буржуазный уклад. Приходилось заново «повторять» пройденный путь, возрождая устойчивое феодальное хозяйство, городское ремесло, денежное обращение. Лишь к концу XIV в. страна достигла домонгольского экономического уровня. В процессе создания единого государства на первый план вышли не столько экономические, сколько политические факторы, прежде всего — необходимость противостояния Золотой Орде и другим соседям: Литве, Ливонскому ордену, Швеции. В 1228—1462 гг. русские княжества выдержали 302 военных похода и 85 крупных сражений — ни одно государство Европы не знало такой интенсивной борьбы за национальную и государственную независимость. Условия такого давления формировали не только сильную верховную власть московского великого князя и зависимый от него слой «служилых людей», но и иные, по сравнению с Западной Европой, политические традиции.

Московское государство складывалось как огромный военный лагерь: его финансы не позволяли иметь наемную армию, слуги князя всегда были готовы к мобилизации. В XIV—XV вв. сложился «государев двор» — военно-административная корпорация «слуг московских князей», насчитывавшая 2—3 тыс. чел. В нее входили члены потомственных боярских родов (Шереметевы, Морозовы, Салтыковы, Пушкины, Годуновы, Бутурлины, Захарьины-Кошкины и др.), «выехавшие» на московскую службу князья и бояре из Литвы и Твери, аппарат дворцовой администрации (казначеи, дворские, ключники). Из этого круга выходили наместники, воеводы, послы, их помощники и подчиненные. Менее знатные слуги составляли «государев полк» — основную, наиболее надежную часть великокняжеского войска. Связанный с Москвой земельными пожалованиями (не только на территории собственно Московского, но и на землях великого княжения) и наследственной службой, «двор» стал опорой московских князей в борьбе за первенство.

С 1373 г. московская рать почти ежегодно занимала рубежи на Оке, чтобы предупреждать татарские вторжения на территорию княжества. При постоянной сезонной службе в Москве с середины XV в. стали составляться «разряды» — особые росписи расположения отрядов и их командиров, порядка их взаимодействия. По призыву князя вассалы и слуги разных князей должны были садиться в осаду и выходить в поход под началом московских наместников. В XV в. московские князья постепенно ограничивали право своих вассалов «отъезжать» со службы: в договоры с ними вносились условия о потере ими в таких случаях своих вотчин.

С тех времен складывается традиция бессрочной и безусловной службы русских дворян в XV—XVIII вв. (для сравнения, во Франции XIII в. рыцарь был обязан служить королю 40 дней, испанский идальго — 3 месяца в году). Обязательные военные повинности в XIV—XV вв. распространялись и на прочее население в виде «городового дела» (строительства крепостей) и «по- сошной службы» — выделения по разнарядке с определенного количества земли крестьян для перевозки обозов и артиллерии, для осадных и прочих вспомогательных работ во время частых военных действий.

Во второй четверти XV в. началась война между потомками Дмитрия Донского — сыном Василия Дмитриевича Василием II (1425—1462 гг.) с одной стороны и его дядей, князем Звенигородским и Галицким Юрием и его детьми — с другой. Князь Юрий в 1433 и 1434 гг. лишал племянника московского стола. В 1445 г. Василий II попал в плен к татарам и обязался выплачивать огромный «окуп». Сын Юрия Дмитрий Шемяка в 1446 г. захватил Москву, ослепил Василия и взял с него «проклятую грамоту» об отказе от великого княжения. На стороне Василия II оказались «государев двор» и церковь, которые помогли своему князю вернуть престол. После изгнания из Москвы в 1447 г. Шемяка пытался создать на севере свое государство со столицей в Устюге, но после поражения от московских войск бежал в Новгород, где в 1453 г. был отравлен. Василий II расправился с помогавшим Шемяке удельным можайским князем, в 1456 г. разгромил новгородские войска, ликвидировал серпуховский удел.

Затяжная усобица между членами московского дома показала прочность созданной в Москве военно-политической структуры. Противники московского князя были энергичными правителями и хорошими полководцами. Они не выступали за возвращение к временам раздробленности и, в отличие от Василия II, стремились к активной борьбе с Ордой. Но галицкие князья стремились восстановить «старину» в виде федерации самостоятельных княжеств под московским руководством и опирались на свои «дворы» и провинциальные земли.

Феодальная война могла лишь замедлить «собирание земель», но не остановить его — тем более что и Тверь, и Новгород в то время стремились только сохранить свою независимость и не претендовали на гегемонию. Завершающий этап объединения пришелся на время княжения правнука Дмитрия Донского — Ивана III (1462—1505 гг.) и его сына Василия III (1505—1533 гг.).

 





загрузка...
загрузка...