загрузка...

ИСТОРИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СПРАВОЧНИК - ПОДГОТОВКА К ЕГЭ

Раздел 1. История России с древности до начала XVII в.

 

1.3. Русские земли и княжества в XII - середине XV в.

 

1.3.5. Борьба за политическую гегемонию в Северо-Восточной Руси.

Москва как центр объединения русских земель.

Московские князья и их политика

 

Преодоление раздробленности и образование единых национальных государств — закономерность развития европейских стран (Франции, Польши, Испании) в эпоху позднего средневековья. Но чтобы подобное объединение стало возможным, необходим ряд условий, или предпосылок.

Во-первых, нужен определенный уровень экономического развития, когда создаются более или менее устойчивые связи между отдельными землями, княжествами, государствами, а развитые города начинают поддерживать объединительную политику власти.

Во-вторых, потребность в объединении стимулируется оформляющимся национальным сознанием. Нередко это происходит в процессе длительных войн или отражения агрессии, что, в свою очередь, требует объединения сил. Так, Испанское государство складывалось в ходе Реконкисты (войны с мусульманами — «маврами»), австрийская держава Габсбургов — в борьбе с турецкой экспансией; объединению Франции способствовала Столетняя война с Англией. Для княжеств Северо-Восточной Руси таким фактором стала борьба с Золотой Ордой, начавшаяся со второй половины XIV века.

В-третьих, для успешного объединения нужен лидер — экономический, политический и культурный центр, обладающий мощным потенциалом, способный возглавить объединительный процесс и довести его до конца.

Все эти предпосылки на практике тесно взаимосвязаны, и отсутствие какой-либо из них может серьезно замедлить процесс объединения: так, экономически развитые Германия и Италия до XIX в. не обладали государственным единством, представляя собой систему мелких и мельчайших княжеств, герцогств и епископств. Там же, где происходит объединение, соотношение между названными условиями и их роль различны в зависимости от конкретно-исторической ситуации — поэтому французская, английская, польская и российская монархии будут столь непохожими.

Археологические исследования дают основания говорить о демографическом росте; скупые данные немногих сохранившихся грамот и хозяйственных актов сообщают, что к XIV в. на северо-востоке Руси возобновляется освоение новых земель под пашню; в XV в. появляется и новая культура — гречиха. Возникает новая структура сельских поселений: если в домонгольские времена люди селились на плоских приречных террасах, то с конца XIII в. крестьяне осваивают пологие склоны и водоразделы; именно в XIV в. в московских землях появляется термин «деревня».

В крестьянском хозяйстве получает распространение двузубая соха с отвальной доской — «по- лицей», переворачивавшей вспаханный слой земли; впервые упоминаются водяные мельницы, навоз в качестве удобрения; ведущим утверждается среднерусский диалект русского языка с его «аканьем». Сравнительно спокойные «залесские» земли привлекали переселенцев из разоренной Южной Руси. На новых местах князья и бояре заводили новые «деревни» и «слободы».

В XIV в. опять стали возникать новые города: в Московском княжестве — Боровск, Верея, Руза, Кашира, Серпухов; в Тверском — Кашин, Клин, Старица. С конца XIII в. в городах возобновляется каменное строительство (Спасский собор в Твери, 1285—1292 гг.), Успенский собор в Москве, 1326 г., а затем еще три храма). Археологические исследования и акты свидетельствуют: в XV в. в городах насчитывалось до 50 ремесленных специальностей. Города оставались деревянными, как и большинство предметов обихода — вальки, трепала, бочки, кадки, ведра, туеса, посуда. Мастера-кожевники выделывали обувь, пояса, чехлы, кошельки, мячи, рукавицы. Ювелиры делали не только дорогие украшения, но и дешевые подражания им из свинца и олова. С конца XIII в. появляется новая счетная денежная единица — «рубль», а с 80-х гг. XIV в. в Москве, а потом и в других княжествах возобновляется чеканка серебряной монеты — «деньги» с именем хана и великого князя. В 1404 г. в московском Кремле впервые были установлены большие башенные часы со звоном.

В Москве появились объединения купцов, торгующих со странами Средиземноморья («гости-сурожане») и с Литвой и «немцами» («суконники»); в Вильно, Риге и Дерпте находились русские кварталы. По-прежнему сукно и цветные металлы импортировались с запада; с XIV в. оттуда же ввозилась бумага, которая начала вытеснять дорогой пергамен (выделанную телячью кожу) в качестве основного писчего материала. На ордынские рынки привозили меха и льняное полотно, а оттуда поступали восточные шелковые и хлопчатобумажные ткани, поливная керамика, грецкие орехи, самшитовое дерево; с востока же заимствовали более совершенную технологию выделки (дубления) кожи и названия сортов кожи («сафьян») и кожаных изделий — «башмак», «тулуп», «чемодан».

У «гостей» занимали крупные суммы даже князья, а некоторые из них становились в Москве видными администраторами, как Василий Ховрин — «гость да и болярин великого князя». Междукняжеские договоры предусматривали «гостем нашим гостити без рубежа и пакости». Вместе с «гостями» городскую общину составляли «черные люди»; во главе ее стояли купеческие старосты, участвовавшие в суде вместе с княжеским наместником. Но и привилегированные «гости» — купцы, и «черные люди», объединенные в сотни и слободы, обязаны были совместно платить подати и «тянуть» повинности в пользу государства.

Все же, несмотря на некоторый подъем, уровень экономического развития Руси был невысок: в обычном княжестве XIV в. было 2—3 города, а в XV в. с началом феодальной войны новые города не строились — в то время как, например, в Германии в XIV—XV вв. появились сотни новых городов. Русские города оставались центрами феодального властвования с княжескими резиденциями, боярскими и церковными дворами и без всяких городских «вольностей» и прочих проявлений городской жизни.

В начале XIII в. Северо-Восточная Русь по количеству укрепленных поселений домонгольского периода была лишь на седьмом (по количеству крупных — на третьем) месте среди других княжеств. После нашествия ситуация меняется. Множество южнорусских поселений прекратило свое существование. Черниговская земля раздробилась; но крупного «столичного» княжества, подобно великому княжеству Владимирскому, в Черниговской земле не сложилось. Галицко-Волынская земля располагалась между сильными соседями и в середине XIV в. была захвачена Литвой и Польшей.

После смерти Александра Невского в 1263 г. его дети — Дмитрий и Андрей — вели непрерывную усобицу и с помощью татарских войск поочередно захватывали великокняжеский престол. Постоянные войны и набеги привели к разорению основной территории великого княжения. К началу XIV в. на ее окраинах складываются новые политические центры — Тверь, Москва, Нижний Новгород.

Тверской и владимирский великий князь Михаил Ярославич (1305—1318 гг.) первым принял титул «великого князя всея Руси»; именно в Твери был построен первый после нашествия каменный собор, а в 1305 г. составлен летописный свод общерусского характера. Но в продолжавшейся несколько десятилетий борьбе тверских и московских князей за гегемонию на Руси победа оказалась на стороне последних.

Основу могущества Москвы заложил младший сын Александра Невского — князь Даниил Александрович (1276—1303 гг.): при нем у Рязани была захвачена Коломна; на московскую службу стали выезжать киевские и черниговские бояре со своими слугами. Сын Даниила Юрий присоединил Переславль-Залесский и Можайск и соперничал с Михаилом Тверским за великое княжение. Иван Данилович Калита (1325—1340 гг.) пять раз ездил с дарами в Орду и закрепил за собой и своими детьми великое княжение Владимирское; в 1339 г. руками хана устранил соперника — Александра Михайловича Тверского и получил в пожизненное владение Углич, Галич и Белоозеро. Освоение новых земель и щедрые пожалования привлекали в Москву крестьян и феодалов из окрестных земель; на московской службе оказались бояре Годуновы, Романовы, выходцы из Литвы (князья Голицыны, Хованские) и ордынские «царевичи». Иван Калита отстроил дубовые стены Кремля и первые московские белокаменные соборы.

Накопленный военно-экономический потенциал позволил его внуку Дмитрию Донскому (1359— 1389 гг.) не только сохранить за собой великое княжение, но и осуществить слияние его с собственно московскими землями. Московские бояре и слуги были заинтересованы в этом процессе: они становились воеводами, судьями и наместниками на территории великого княжения и здесь же получали новые пожалования — вотчины. Вслед за ними на московскую службу потянулись и владельцы мелких уделов, и прочие феодалы. В Москве был выстроен белокаменный Кремль, в 1368—1372 гг. трижды выдержавший осады литовских войск князя Ольгерда.





загрузка...
загрузка...