загрузка...

Поурочные разработки к учебнику «Новая история» 1800—1913
8 класс пособие для учителя

ПОУРОЧНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ К КУРСУ

 

Тема 1. СТАНОВЛЕНИЕ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА. ЧЕЛОВЕК В НОВУЮ ЭПОХУ (10 ч)

 

УРОКИ 8—9. ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА

 

Тема уроков, план уроков, возможная личностно значимая проблема

Искусство XIX в. в поисках новой картины мира
1. «Огненные кисти романтиков». 2. Известный и неизвестный Домье. 3. «Омужиченное» искусство Курбе и Милле. 4. «Салон отверженных». 5. Традиции классического искусства и импрессионизм: от Мане до Родена. 6. Постимпрессионисты в поисках собственного пути. 7. «За музыкою только дело»: мир любви, волнений и тревог в романтических произведениях. 8. Оперы с «неприличным» сюжетом. 9. Звучащая живопись Дебюсси. 10. Рождение «десятой музы». Кино — новая реальность. 11. Архитектура индустриальной эпохи.
Возможная личностно значимая проблема: искусство 
XIX в. обозначило многие проблемы, которые пыталось разрешить человечество в XX столетии. Пригодятся ли художественные искания и открытия индустриального века людям начала третьего тысячелетия?

Планируемые результаты изучения материала

Школьники понимают, что индустриальная эпоха — время новаторских поисков художественных средств выразительности, с помощью которых творцы искусства стремились запечатлеть новую картину мира; что их открытия проложили дорогу культуре XX столетия, помогли человечеству по-новому посмотреть на мир, природу, человека; они узнают, что технический прогресс подготовил рождение «десятой музы» — кинематографа, которому предстояло в следующем столетии стать самым массовым и действенным видом искусства

Методы обучения и формы организации учебной деятельности

Иллюстративно-репродуктивный, частично поисковый методы. Познавательные и проблемные вопросы и задания: 1. Сторонники как романтического, так и реалистического направлений в изобразительном искусстве активно подвергали критике своих предшественников — просветителей. Как вы думаете, что вызывало их недовольство: сюжеты самих произведений (их трактовка), идеальные герои (какими их представляли просветители), художественный язык искусства века Просвещения, назидательность и нравоучительность искусства, а может быть, что-то иное? Аргументируйте свой ответ примерами. 2. Многие годы картины импрессионистов не находили признания ни зрителей, ни критиков, искренне считавших эту живопись мазней. Предположите, что вызывало такое отношение публики. Почему понадобилось несколько десятилетий, прежде чем зрители «доросли» до понимания их произведений? Что, с вашей точки зрения, могло способствовать признанию искусства импрессионистов величайшим художественным открытием индустриального века? 3. Своеобразная живопись Ван Гога была понятна и признана лишь немногими современниками. Однако уже через несколько лет после смерти живописца спрос на его картины стал быстро расти, и сегодня ведущие музеи мира стремятся за баснословные деньги приобрести подлинники работ великого самоучки. Как вы думаете, что в картинах Ван Гога тогда «отпугивало» покупателей, не позволяло оценить их по достоинству? Что видит и ценит в его произведениях современный зритель? Каково ваше впечатление от странных полотен Ван Гога? Попытайтесь описать собственные ощущения, чувства, которые рождает эта живопись в вашей душе. 4. Оперы «Травиата» и «Кармен», считающиеся сегодня мировой музыкальной классикой, «провалились» во время премьер и были заклеймены как оперы с неприличным сюжетом. Что посчитала неприличным публика? Можно ли понять истинные причины «провала» этих произведений? 5. Кинематограф родился в конце XIX в. и мгновенно завоевал мировое признание. Как вы считаете, что способствовало превращению кино в самый массовый вид искусства? 6. Архитектурный облик Нью-Йорка был призван воплотить новый облик промышленной эпохи. Какие особенности градостроительства дают основания делать такие утверждения? Подтвердите свою точку зрения.
Форма урока: комбинированный урок.
Приемы деятельности учителя: объяснение, рассказ, беседа, создание педагогических ситуаций для решения познавательных заданий и проблемных вопросов, организация коллективной дискуссии, обмен впечатлениями о просмотренных и прослушанных произведениях

Развитие умений учащихся

1. В процессе знакомства с памятниками изобразительного искусства школьники развивают умение вступать в «диалог» с ними (быть зрителями), что предполагает формирование таких навыков визуальной коммуникации, как способность рассматривать произведения живописи, архитектуры, скульптуры; умение видеть отдельные детали (фрагменты); понимать их смысл и значение; воспринимать детали произведения во взаимосвязях, «прочитывая» его сюжет. 2. Слушание музыкальных произведений, созданных в XIX в., содействует росту общей культуры слушателя, складыванию специфических навыков, необходимых для «диалога» с музыкальными шедеврами. 3. Рассматривая, прослушивая произведения, подростки учатся отличать их художественные особенности, понимать язык, которым «говорит» искусство данной эпохи. 4. Приобретаются первые элементарные навыки понимания языка и особенностей киноискусства как особого вида новой реальности. 5. Пополняя зрительский, слушательский опыт, учатся формировать собственное впечатление от произведения искусства; доказательно и обоснованно высказывать собственное мнение; приобретают навык оценочных суждений, эмоционально-ценностного отношения к памятникам культуры. 6. Общение с произведениями искусства способствует расширению представлений об эпохе, помогает реконструировать ее многогранный и многомерный облик, осознать процесс складывания ценностей, соответствующих новой эпохе

Основные понятия и термины

Изобразительное искусство, живопись, гравюра, скульптура, импрессионизм, постимпрессионизм, салон, салонное искусство, пленэр, карикатура, гротеск, деформация, серия, локальный цвет, камерная музыка, ноктюрн, баллада, серенада, этюд, опера, либретто, лейтмотив, кинематограф, киноискусство, кинотеатр, комик, ракурс, монтаж, крупный план, архитектура, каркас, небоскреб

Источники информации: школьные и внешкольные

Учебник, § 7—8. Рабочая тетрадь. Рабочая тетрадь «Мировая художественная культура. Романтизм». — СПб., 2000. Образовательное пространство расширяется за счет альбомов по искусству, художественной и научно-популярной литературы: Л. Фейхтвангер. Гойя, или Тяжкий путь познания; Л. Волынский. Зеленое дерево жизни; С. Моэм. Луна и грош; И. Стоун. Жажда жизни; Т. В. Попова, Г. С. Скудина. Зарубежная музыка XIX века; Д. Паркинсон. Кино (серия «Оксфордская библиотека»). — М., 1996; Детская энциклопедия «Европа романтиков» (т. 12); «Зарождение капитализма. Мир в развитии» (т. 13—14); X. В. Янсон, Э. Ф. Янсон. Основы истории искусств. — СПб., 1996.

 

Комментарии к технологической карте

На двух последующих занятиях продолжается разговор о художественной культуре XIX в., о той картине мира, запечатлеть которую стремились творцы искусства Нового времени.

Проверку домашнего задания на первом занятии можно ограничить обсуждением проблемных заданий технологической карты или творческих заданий рабочих тетрадей. Обобщив ответы, учитель называет новую тему и предлагает подумать над проблемой значения художественных открытий индустриального века для людей начала третьего тысячелетия. Эта проблема может обсуждаться в рамках свободной дискуссии на уроке, или ее предлагается обдумать дома и высказать суждения на следующем занятии.

Знакомство восьмиклассников с изобразительным искусством XIX в. предполагает усвоение большого объема материала (в том числе рассматривание и обсуждение зрительных образов). Учитывая это, деятельность класса целесообразно организовать, используя частично поисковый метод и проблемные задания из технологической карты.

Романтическая живопись представлена в учебнике именами таких выдающихся мастеров, как Гойя, Жерико и Делакруа. «Погружение» в их творчество лучше организовать в виде беседы или групповой дискуссии. Для урока отбираются полотна, которые можно показать в слайдах или иллюстрациях. Необходимо избежать перегрузки, калейдоскопа зрительных образов. Основное внимание учитель уделяет не собственному рассказу о картине, а ее рассматриванию и обсуждению школьниками. Сведения, сообщаемые классу, должны стимулировать «диалог» с произведением.

В начале обсуждения целесообразно предоставить время на рассматривание изображения. Начать разговор можно с вопросов: что вы видите? Что происходит на картине? Дайте возможность высказаться как можно большему числу учеников. Скорее всего, восьмиклассники сумеют выделить и прокомментировать отдельные детали и фрагменты, осознать их смысл и взаимосвязь, «прочитать» сюжет картины, будут готовы поговорить о персонажах, дать им характеристики. Важно, чтобы высказывания базировались на собственном зрительном опыте, непосредственных впечатлениях от произведения. Уточняющий вопрос: что видите в произведении такого, что позволяет вам говорить о... — побуждает школьника искать ответы на вопросы в самом произведении, а вопрос: кто заметил еще что-то, о чем еще не говорилось,— побуждает вновь обратиться к картине.

Возможно, что не все ответы совпадут с общепринятым прочтением произведения. Некоторые версии будут основаны на том, что ученик домыслил самостоятельно. В таких случаях имеет смысл попросить отвечающего уточнить или показать на изображении, что именно послужило основой для такого высказывания. Выстраиванию адекватного представления о картине способствует опыт коллективного обсуждения, когда ученики получают возможность не только высказать свое мнение о произведении, но и соотнести, скорректировать его с позицией товарищей.

Творчество испанского художника Франсиско Гойи, жившего на рубеже двух великих эпох, представляется уникальным художественным явлением: с одной стороны, оно завершает эпоху Просвещения, с другой — бесспорно, олицетворяет собой романтические веяния. Если учитель сочтет возможным более подробно ознакомить школьников с яркой биографией художника, он может воспользоваться фрагментами романа Лиона Фейхтвангера «Гойя, или Тяжкий путь познания». Необходимо обратить их внимание на трансформацию искусства Гойи, который начинает как мастер галантных сцен, а в конце жизни создает потрясающие по силе и эмоциональной насыщенности бунтарские произведения. Из ранних работ живописца в классе могут быть рассмотрены и обсуждены картины, по которым на королевской мануфактуре создавались шпалеры, украшавшие дворцы королевской семьи и знати,— цикл «Времена года» или полотно «Зонтик». Очень хорошим материалом для дискуссии служат портреты, рассматривая которые ученики, несомненно, отметят их просветительский характер (портреты Ховельяноса, Байе, Исабель Кобос де Порсель, автопортреты и др.). Важным этапом в творчестве Гойи стал «Портрет семьи Карлоса IV» (1808 г.). Художнику в картинной галерее дворца позировали все члены королевского клана. Обратим внимание на то, как непочтительно разместил художник царственных особ: кто-то стоит боком, кого-то вообще почти не видно за спинами, а в довершение всего на заднем плане зритель замечает самого автора, расположившегося за мольбертом. В беседе о портрете королевской семьи можно использовать фрагменты романа Фейхтвангера:

Гойя, чуть отступя, рассматривал Бурбонов, стоявших в ряд непринужденной группой.

— Осмелюсь попросить ваши величества, вас и их королевские высочества перейти в другой зал,— сказал он после некоторого молчания. — Мне нужно, чтобы свет падал слева,— объяснил он,— чтобы очень много света падало слева сверху — вниз направо.

Мария-Луиза сразу поняла, чего он хочет.

— Пойдемте в зал Ариадны,— предложила она. — Там, мне кажется, вы найдете то, что вам нужно, дон Франсиско.

С шумом и топотом снялась с места блестящая толпа и потянулась через весь дворец — впереди грузный король и разряженная королева, за ними уродливые старые инфанты и красивые молодые, шествие замыкали придворные кавалеры и дамы. Так проследовали они через залы и коридоры в зал Ариадны. При тамошнем освещении легко было добиться нужной живописной гаммы: слева сверху косо падал свет, как это требовалось Гойе, а на стенах огромные картины с изображением мифологических сцен тонули в полутьме.

И вот король, королева и принцы стояли в ряд, а напротив них — Гойя. Он смотрел, и глаза его с необузданной жадностью притягивали, вбирали, всасывали их в себя. Он долго рассматривал их критическим взглядом, острым, точным, прямо в упор; в зале было тихо, и то, что здесь происходит, то, что подданный так долго в упор смотрит на своего короля и его семейство, казалось свите непристойным, дерзким, крамольным, недопустимым. Кроме всего прочего, Гойя — он и сам не мог сказать почему — вопреки этикету и собственному обыкновению был в рабочей блузе...

Итак, они стояли перед ним, а Гойя смотрел и с радостью видел: вот оно созвучие разноречивых тонов, о котором он мечтал, богатое, новое и значительное. Единственное подчинено целому, а целое наличествует в едином. Два непокорных живописных потока слиты в едином сиянии, правая сторона — красная и золотая, левая — голубая и серебряная; всюду, где свет, там и тени, только не такие густые; и всюду, где тень, там и свет, и в этом сиянии — обнаженные, жесткие, отчетливые лица, обыденное в необыденном.

Он шел не от мысли, он не мог бы выразить это словами: он шел от ощущения.

Гойя смотрел упорно, пристально, долго, непочтительно, и на этот раз свита была не на шутку возмущена. Вот перед ними стоит этот человек, самый обыкновенный подданный в перепачканной блузе, а напротив король и принцы во всем своем великолепии, и он осматривает их, как генерал на параде. Да это же самая настоящая крамола, до французской революции подобное было бы невозможно, и как только Бурбоны терпят?..

Картина сохла, ее покрывали лаком, сеньор Хулио Даше, известный французский багетчик, вставил ее в раму своей работы. Назначили день, когда портрет должен был предстать пред очи королевской семьи.

И вот Гойя последний раз отправился в зал Ариадны, он прохаживался перед своим законченным произведением, ждал.

Двери распахнулись, их величества и их королевские высочества вошли в зал. Они возвращались с прогулки по дворцовым садам, очень просто одетые, не при всех орденах, и даже сопровождавший их Князь мира был чрезвычайно скромно одет. За ними следовала довольно многочисленная свита, в числе прочих и дон Мигель. Войдя, дон Карлос пошарил под кафтаном и жилетом, вытащил двое часов, сравнил их и заявил:

— Десять часов двадцать две минуты. Четырнадцатое июня, десять часов двадцать две минуты. Вы вовремя сдали картину, дон Франсиско.

Итак, Бурбоны опять стояли в зале, но стояли не в том порядке, как на портрете, а вперемежку — кто где, и живые Бурбоны рассматривали Бурбонов нарисованных, каждый рассматривал себя, и каждый рассматривал всех. А за их спиной, на заднем плане — так и в действительности, и на картине — стоял художник, который их так расставил и изобразил.

Полотно сверкало и переливалось царственным блеском, а на полотне стояли они, изображенные во весь рост, больше того — во всей жизненной правде, больше того — изображенные так, что никто, кто видел их в жизни хотя бы один-единственный раз, хотя бы мимоходом, не мог не узнать их на портрете.

Они смотрели и молчали, несколько озадаченные; портрет был очень большой, никогда еще никого из них не писали на таком большом куске холста и в таком многолюдном сиятельном обществе.

Дородный дон Карлос стоял в центре картины... Картина в целом ему нравилась, он сам себе нравился. Как замечательно написан его светло-коричневый кафтан — чувствуется, что это бархат, и как точно переданы эфес шпаги, и орденские звезды, и орденские ленты, и сам он производит внушительное впечатление, стоит прочно, несокрушимо, сразу видно, какой он крепкий, несмотря на годы и подагру, — кровь с молоком... Он уже подыскивает, что бы такое приятное и шутливое сказать Гойе, но предпочитает подождать, пока выскажет свое мнение его супруга, донья Мария-Луиза.

А она — стареющая, некрасивая, неразряженная Мария-Луиза — стоит рядом с мужем, любовником и детьми и не сводит пронзительных быстрых глаз со стареющей, некрасивой, разряженной Марии-Луизы на картине. Многое в этой нарисованной женщине многим, возможно, и не понравится, но ей она нравится, она одобряет эту женщину. У этой женщины некрасивое лицо, но оно незаурядно, оно притягивает, запоминается. Да, это она, Мария-Луиза Бурбонская, принцесса Пармская, королева всех испанских владений, королева обеих Индий, дочь великого герцога, супруга короля, мать будущих королей и королев, желающая и могущая отвоевать у жизни то, что можно отвоевать, не знающая страха и раскаяния, и такой она останется, пока ее не вынесут в Эскуриал и не опустят в Пантеон королей.

Важную роль в процессе воссоздания многогранного образа эпохи может сыграть работа над произведениями графической серии Гойи «Бедствия войны», повествующей о нашествии наполеоновской армии. Школьники уже знакомы с таким видом изобразительного искусства, как гравюра. В курсе 7 класса они рассматривали произведения Хогарта, обсуждали особенности воздействия графических серий на зрителей-современников. Эти знания они вполне могут использовать при обсуждении работ Гойи. Из живописных произведений наиболее значимым стало полотно «Расстрел повстанцев в ночь со 2 на 3 мая 1808 г.», написанное по свежим впечатлениям трагических событий — расстрела группы мадридских граждан наполеоновскими солдатами. В ходе обсуждения целесообразно предложить школьникам обратить внимание на художественные средства, которые использует автор, чтобы передать ощущение трагедии (контрасты света, насыщенность и символика цвета, контраст между эмоциональным порывом расстреливаемых заложников и холодным автоматизмом карателей). Художественные открытия Гойи были высоко оценены его последователями.

Центральным для творчества Жерико стало полотно «Плот «Медузы» (1818—1819). В ходе обсуждения учителю стоит познакомить старшеклассников с историей создания картины — трагедией, происшедшей с кораблем «Медуза». Судно, принадлежавшее правительству Франции, затонуло у берегов Западной Африки по неопытности капитана, который, как говорили, получил это место по протекции. Из нескольких сот человек спаслась лишь горстка людей. Много дней они провели на импровизированном плоту. Жерико стремился воссоздать трагические события с максимальной достоверностью, беседовал с оставшимися в живых, построил модель плота и даже изучал трупы в морге. Художник избрал для картины момент, когда терпящие бедствие вдруг увидели вдалеке корабль, спешащий им на помощь.

С искусством Делакруа учитель знакомит школьников в объеме учебника, обращая их внимание на то, что этому живописцу еще в большей степени, чем Жерико, присуще стремление захватить зрителя показом человеческих страстей: горя, смятения, страдания и героических порывов. Возможно, именно к такому выводу придут сами ученики, рассматривая и сравнивая полотна романтиков. Обсуждение картины «Свобода, ведущая народ», которая создана одновременно с романом Гюго «Собор Парижской богоматери», дает прекрасную возможность поработать над художественным языком романтических произведений. Учитель может воспользоваться (полностью или частично) заданием «Символ или аллегория?» из рабочей тетради «Мировая художественная культура. Романтизм».

1. В 182... г. А. С. Пушкин написал стихотворение, посвященное восстанию декабристов и их ссылке в Сибирь. Прочти отрывок из этого стихотворения и попробуй восстановить из контекста пропущенное слово. Впиши его.

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и ________

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

2. Какие словесные образы стихотворения помогли тебе понять, какое именно слово должно быть на месте пропуска? Фломастером подчеркни эти слова. Поясни свою мысль.

3. Вероятно, это задание было не сложно выполнить, так как тебе уже приходилось сталкиваться с художественным приемом, который называется аллегория. Более сложную задачу поставил перед зрителем французский художник Эжен Делакруа. Под впечатлением событий революции 1830 г. во Франции он создает полотно, которое называется «Свобода, ведущая народ». Рассмотри иллюстрацию этого произведения. Что ты увидел такого, что позволяет говорить, что женщина на полотне — символическое изображение Свободы? Кратко запиши свои рассуждения.

4. А теперь рассмотри еще два произведения, созданные в эту же эпоху. Попробуй определить, какое из них создает символический образ революционного порыва, навеянного знаменитой «Марсельезой» (Рюд. «Марсельеза»), а какое — образ Греции, унижаемой и порабощенной завоевателями (Делакруа. «Греция на развалинах Миссолонги»). Что в произведениях подсказало тебе ответ? Подпиши под иллюстрациями названия.

5. И наконец, попробуй определить, чем символ — основа художественного языка, которым говорит романтическое искусство, отличается от аллегории — языка искусства Просвещения.

Знакомство с реалистическим направлением в изобразительном искусстве позволит углубить представления об эпохе, сделать ее более многомерной, дополнив образы новых героев, которые уже известны по литературным произведениям того времени, зрительными образами.

Основное внимание в этом содержательном блоке следует уделить Оноре Домье — одному из самых загадочных художников эпохи. Его искусство претерпело серьезную трансформацию: от графических карикатур в парижских сатирических журналах до живописных драматических полотен. Уместно попросить учащихся вспомнить, кто из художников работал в жанре гравюры, какие задачи ставил (восьмиклассники, вероятно, назовут Хогарта и его сатирические графические серии, с помощью которых автор мечтал исправить нравы современников). Как карикатурист, мастер гравюры, Домье был достаточно известен широкой публике, а вот о его картинах и скульптурах знали лишь немногие близкие друзья. Ниже помещен материал, который может дополнить текст учебника, повествующий о Домье.

Современник и соотечественник блистательного Делакруа — французский художник Оноре Домье представлялся публике фигурой гораздо менее яркой и значительной: зрители вообще не были знакомы с Домье-живописцем. Домье начал как карикатурист, поставляя для всевозможных парижских еженедельников язвительные сатирические зарисовки сцен политической жизни и портреты видных политиков. Таким его знали читатели газет, с удовольствием разглядывавшие остроумные, смешные, а часто весьма злые рисунки. Литографии Домье мгновенно раскупались, они были известны всем и каждому. Мастер представлял на обозрение и суд публики отвратительную картину убожества и гнусности властей придержащих. Вот перед зрителем галерея их портретов. «Почетное место» принадлежит Луи Филиппу — «королю лавочников». Как похоже и вместе с тем глумливо изобразил его автор, сделав удивительно похожим на большую перезрелую грушу! А вот другая гравюра — «Законодательное чрево». На скамьях амфитеатра расположились депутаты, призванные вершить правосудие, мудро и справедливо управлять государством. А перед зрителями — толпа отвратительных уродов, панорама разнообразнейших пороков.

Одним из первых Домье создал в своих произведениях образ рабочего. Такова гравюра «Убийство на улице Транснонен», написанная вослед кровавым событиям рабочего восстания в Париже в 1834 г. Литографии были выставлены в витринах и рассматривались толпами людей, наделав много шума, прежде чем полиции удалось конфисковать все копии.

Как карикатуристу Домье не приходилось жаловаться на отсутствие популярности. А вот о том, что он занимается живописью, знали лишь близкие друзья. Только за год до смерти Домье удалось организовать свою первую (и единственную при жизни) выставку. В мастерской художника скопились работы, написанные на небольших холстах темноватыми, неброскими красками. Это сценки, подсмотренные автором на улицах, рынках, вокзалах, заполненных разрозненной публикой. «Вагон третьего класса» — повествование о людях, погруженных в собственные мысли и бесконечно одиноких в толпе. Особое место в творческом наследии мастера занимают картины о Дон Кихоте. Возможно, «рыцарь без страха и упрека», скитающийся по бесконечным дорогам в поисках добра и справедливости, привлекал Домье силой духа, одержимостью в борьбе со злом. Не беда, что ржавые доспехи и картонный меч редко приносят победу своему владельцу! За смешной внешностью и нелепыми поступками художник видел подлинное благородство, величие и сострадание к людям, которых так не хватает современникам Домье.

Творчество Курбе и Милле дается обзорно, хотя, напомним, что появление самого термина «реализм» связано с именем Курбе. Обмен впечатлениями о произведениях этих художников сопровождается краткими комментариями учителя.

Курбе писал и будет писать батраков, земледельцев, поденщиков, добывающих себе хлеб насущный тяжелейшим трудом. В картине «Дробильщики камней» будничная прозаическая сцена представлена мощно и монументально — так традиционно салонные художники писали на исторические или религиозные темы. Газеты немедленно обвинили автора в воспевании «безобразного», а устроители выставок перестали принимать работы скандального художника. Когда его работы в очередной раз были отвергнуты, Курбе нашел большой деревянный сарай, где и устроил свою персональную выставку.

За бунтарским характером живописца, его выступлениями в защиту реализма, нарочитой грубостью некоторых образов не всем удавалось разглядеть еще одну грань творчества. В картинах «Веяльщицы», «Послеобеденный отдых в Орнане», других работах Курбе предстает перед нами как тонкий лирик, наблюдающий высокую поэзию повседневности. Светлы и проникновенны пейзажи художника. В отличие от романтиков Курбе не интересовала экзотика дальних стран, не влекли гибельные природные стихии. Ему больше по душе обыденные картины: мирные хижины, приютившиеся у подножия гор, или спокойное бескрайнее море у берегов Нормандии, трогающие зрителя своей простотой и искренностью.

Одновременно с «Дробильщиками камней» в Салоне были выставлены близкие по духу картины французского художника Жана Милле (1814—1875). По образному выражению современников, споривших о путях развития реалистического искусства, «Курбе взломал двери, а Милле последовал за ним». Прочными духовными узами Милле связан с крестьянской средой. Мир, в котором он вырос, который хорошо знал и любил, — неиссякаемый источник творчества. Даже став известным и признанным, художник продолжает заниматься тяжелым крестьянским трудом, а живописи отдает свободные вечера. Осознать свое предназначение в искусстве оказалось непросто: на поиски собственного пути у художника ушло немало времени. Вначале Милле пытается подражать знаменитым мастерам, пробует писать жанровые сценки в стиле «галантной» живописи XIX в. Потом обращается к жанру портрета (их сохранилось немного). Этот опыт оказался более удачным, и Милле создает образы дорогих ему людей, пронизанные и согретые личным отношением автора. Трогателен чудесный портрет юной жены художника Полины Оно, щемящее нежное чувство испытывает зритель, вглядываясь в ее хрупкий облик.

Но свое истинное призвание Милле обнаружил, обращаясь к жизни французской деревни, повествуя о ее обитателях, о радости труда и тяжелой борьбе за существование. Милле понимал неизбежность и неумолимость технического прогресса индустриальной эпохи, осознавал, что промышленные преобразования теснят старинный деревенский уклад, но не мог мириться с исчезновением милой его сердцу привычной сельской жизни. Спасение от зла и насилия Милле видел в крестьянском укладе, патриархальных обычаях. «Анжелюс» — одно из самых мягких и лирических произведений, запечатлевших этот поэтический мир. Крестьяне, занятые будничным повседневным трудом, прервались на миг, услышав звон вечернего колокола, замерли в молитве. Теплый коричневато-золотистый свет окутывает их фигуры. Тишиной и покоем напоен воздух вокруг, а нежность и благоговение художника к героям пронизывают полотно.

Милле стремился к правде в искусстве и видел путь ее достижения в создании обобщенных типических образов. Таковы «Пряха», «Отдыхающий виноградарь», «Человек с мотыгой», «Крестьянки с хворостом». Все они близки и дороги автору, он горячо сочувствует им, стремится передать различные психологические состояния и настроения. В Салоне в 1857 г. экспонировалось сразу ставшее знаменитым полотно «Собирательницы колосьев». На фоне бескрайнего пейзажа выразительно и величаво написаны три согбенные женские фигуры, собирающие колоски. В ритме наклонов угадывается размеренная привычка к тяжелой работе. Картина произвела сильное впечатление на зрителей простотой сюжета, естественностью и пронзительным чувством любви и сострадания к человеку труда, который стал главным героем искусства Нового времени.

В качестве обобщения этой части урока учащимся можно предложить проблемное задание 1 технологической карты, которое обсуждается после разговора о романтиках и реалистах.

Однако, учитывая общий объем нового учебного материала и степень его сложности, представляется вполне оправданным сделать доминантой занятия «диалог» класса с произведениями импрессионистов и постимпрессионистов. Вполне вероятно, что именно этот содержательный блок вызовет наибольшие трудности в усвоении. Учителю необходимо иметь в виду, что часть  класса может быть еще не совсем готова к восприятию подобной «странной и непривычной» живописи, весьма отличающейся от искусства Возрождения или Просвещения. Часто первый опыт общения с такими произведениями порождает критические, иронические, а иногда провокационные вопросы и комментарии школьников, весьма схожие с оценками, которые давали этим же полотнам посетители первых выставок импрессионистов. Учителю следует корректно и спокойно воспринимать сказанное, ни в коем случае не навязывать свою точку зрения или готовые оценки творчества Моне или Сезанна, не делать категоричных суждений о неприемлемых высказываниях как о «глупых, незрелых». Важно, чтобы всякое прозвучавшее мнение не было голословным и восьмиклассники стремились его обосновать. В данном случае комфортность и демократизм обсуждения будут заключаться в том, что ученики поверят, что у них есть шанс продвинуться на пути освоения «новой реальности», каким бы трудным ни был этот путь. Многим людям до них понадобилось значительное время и серьезные усилия, чтобы понять и оценить новаторство художников, почувствовать прелесть их работ. Этой цели служит проблемный вопрос 2 технологической карты, который полезно поставить перед началом обсуждения в качестве задания для размышления.

В учебнике дан достаточно большой перечень имен импрессионистов и их произведений. Естественно, в рамках одного занятия невозможно одинаково подробно рассказать обо всех. Выбор диктуется эффективностью обсуждения отобранных произведений для достижения целевых установок урока, уровнем подготовленности класса и зрительским опытом школьников, наличием видеоматериалов для демонстрации во время занятия, собственными предпочтениями педагога.

Целесообразно рассматривание картин предварить кратким рассказом о возникновении импрессионизма, характеристикой самого термина, уяснением его смысла. Импрессионизм объединил разных самобытных художников в стремлении найти новые способы и формы выражения своих впечатлений, собственного видения мира. Важно сосредоточить внимание восьмиклассников на тех художественных открытиях и достижениях, которые были сделаны, понять причины, подтолкнувшие живописцев отказаться от традиционной манеры письма, не отвечавшей стремлению импрессионистов запечатлеть мгновение вечного и постоянно изменяющегося мира.

В ходе обсуждения неизбежно произойдет обращение к уже имеющемуся зрительскому опыту, сравнение живописи импрессионистов с картинами старых мастеров. Сам по себе такой подход плодотворен, потому что позволяет осознать динамику развития языка искусства. Вместе с тем нельзя поощрять сравнение, построенное по принципу «лучше — хуже»; чрезвычайно важно еще раз сделать акцент на том, что Мане, Писсарро или Гоген не лучше или хуже Шардена, Делакруа или Милле,— это иная живопись, которая возникла потому, что изменился взгляд человека на окружающий его мир.

Имеет смысл подчеркнуть, что открытия импрессионистов проложили путь современному искусству, на их опыте учились постимпрессионисты, воспринявшие многие новации своих предшественников. В отличие от импрессионистов их последователи не имели общей программы, и поэтому само название «постимпрессионисты» (те, кто после импрессионистов) условно. Некоторые из постимпрессионистов в свою очередь явились основоположниками новых направлений и школ в искусстве.

В контексте беседы важно донести до школьников мысль о том, что произведения Сезанна, Гогена или Ван Гога, на которых все «не похоже на настоящее», «не как в жизни», не преследовали цели копирования действительности (как, впрочем, и произведения любого художника). Авторы стремились создать «новую реальность», рожденную их воображением, пониманием и художественным видением действительности, что и обусловило выбор художественных средств.

У импрессионистов учился Сезанн: его привлекала красочность и живописность их письма, работа не в студиях, а на открытом воздухе (пленэре), интерес к современной жизни. Однако он не стремился запечатлеть, остановить мгновение, передать изменчивость и движение окружающего мира. Гораздо больше ему хотелось сделать из импрессионизма «нечто прочное и долговечное, как музейное искусство». Художник мечтал показать зрителю подлинные формы, скрытые случайными внешними проявлениями. Известно, что Сезанн сводил все многообразие форм в природе к трем основным геометрическим фигурам: конусу, цилиндру и шару.

Созданный им художественный стиль должен был передать незыблемость и монументальность того, что нас окружает, выразить сущность вещей и предметов. Это ярко воплощено в его натюрмортах. Школьники, скорее всего, отметят, что иногда вещи как бы «теряют» свои свойства, например мягкая ткань скатерти на столе выглядит как ломаная жесть; формы предметов упрощаются, схематизируются; нарушена привычная линейная перспектива: зритель может одновременно видеть стол с разных точек зрения, совмещенных на холсте, а горизонтальные плоскости словно загибаются вверх, чего, разумеется, не может быть в реальной жизни.

Не только у импрессионистов, но и у Сезанна учился еще один постимпрессионист — Поль Гоген. Много для формирования его художественной манеры дало искусство жителей Полинезии, где художник провел большую часть своей творческой жизни. С произведениями, созданными на Таити, предстоит познакомиться восьмиклассникам. Обобщая их высказывания, желательно выделить такие особенности живописной манеры Гогена, как стремление к плоскостным, упрощенным формам предметов, которые резко очерчены черным контуром; изменение перспективы; вместо импрессионистических тончайших нюансов цвета большие локальные цветовые плоскости, придающие полотнам Гогена неповторимое очарование.

Творчество Ван Гога наиболее сложно для группового обсуждения: даже сегодня его странные и манящие полотна вызывают массу споров. Эмоциональная насыщенность произведений, деформация и экспрессия образов, делающие изображения условными, предполагают наличие определенного зрительного опыта. Приемы, которые использовал художник, служили для передачи, выражения его собственных чувств и впечатлений; цвет, а не форму автор считал главным средством передачи замысла произведения. Чтобы сделать обсуждение более мотивированным и эффективным, предложим подумать над проблемным вопросом 3 технологической карты. Обмен мнениями может произойти на уроке или стать частью домашней работы.

Музыкальное искусство романтизма связано с появлением плеяды молодых композиторов. Учитель вправе не ограничиваться именами и произведениями, представленными в учебнике. Он может заменить или дополнить их по своему выбору с учетом того, что замена не нарушит общих концептуальных подходов. Так, вполне обоснованно ввести в контекст урока творчество Шумана или Листа, скорректировав выбор произведений для прослушивания.

Желательно обратить внимание учащихся на то, что Новое время и иные задачи, которые стояли перед музыкантами, заставили их отказаться от традиционных форм, столь любимых композиторами прошлого,— месс, ораторий, симфоний. Романтики предпочли им камерную музыку, способную передать тончайшие движения души, воплотить в звуках сложнейшие переживания. Начало века ознаменовалось расцветом таких музыкальных жанров, как песня, романс, баллада, ноктюрн, соната, серенада, музыкальная фантазия, парафраз.

 «Маленькие шедевры» романтиков предоставляют значительные возможности для организации их обсуждения. Так же как и при обсуждении литературных и живописных произведений, дискуссия о музыкальных творениях предполагает обмен обоснованными впечатлениями, сопоставление разных точек зрения. Учитывая отсутствие у основной массы школьников специального музыкального образования и опыта слушания классики, целесообразно выбирать для урока небольшие произведения или фрагменты, музыкальные темы и обороты которых ученики могут услышать и удержать в памяти.

Для знакомства с музыкальным наследием Шуберта можно воспользоваться такими произведениями, как «Серенада», «Аvе Маriа», романсы «Приют», «Шарманщик», «Двойник», «Форель», баллада «Лесной царь». Слушание баллады можно предварить чтением одноименного стихотворения Гете, на сюжет которого создано произведение.

Некоторую помощь в восприятии музыки могут оказать вопросы: о чем это произведение? Какие приемы (средства), использованные композитором для передачи замысла произведения, вы смогли услышать? Какую роль отводит автор фортепиано, скрипке, голосу? Что изображает, что выражает аккомпанемент? Почему композитор избрал такую музыкальную форму?

Яркое представление о творчестве Шопена дают его изящные мазурки, полонезы, вальсы, ноктюрны, несколько сложнее для восприятия школьников этюды. Учитывая исторический контекст данных уроков, представляется возможным некоторое время уделить «Революционному этюду», на создание которого «короля мазурок» вдохновили события 1830 г. Прослушивание и обсуждение этого небольшого произведения позволит ученикам обменяться собственными мнениями относительно слов Шумана, назвавшего произведение «пушкой, прикрытой цветами».

Развитие реалистических традиций в европейской музыке связано с именами Верди и Бизе. Естественно, что прослушать даже во фрагментах две такие оперы, как «Травиата» и «Кармен», и поделиться впечатлениями невозможно в рамках одного занятия. Учитель выбирает то произведение, которое считает наиболее подходящим для решения педагогических и художественных задач урока (о втором говорит обзорно). Порекомендуем, как организовать часть урока, посвященного знакомству учащихся с оперой Бизе «Кармен».

Учитель начинает с краткого вступления, рассказывая детали биографии композитора, историю создания оперы, напоминает, что в основу положена одноименная новелла французского писателя Проспера Мериме. Не все школьники знакомы с новеллой, поэтому стоит кратко остановиться на фабуле и характеристике основных персонажей. Перед прослушиванием ученикам предлагается проблемное задание 4 из технологической карты.

Прослушивание оперы целесообразно начать с увертюры (о ее роли в произведении ученики могут сказать, используя свой опыт знакомства с оперой Моцарта). Предложим внимательно прослушать этот небольшой фрагмент, выделить лейтмотивы (лейтмотив — музыкальный оборот, повторяющийся в произведении в качестве характеристики или условного обозначения персонажа, предмета, явления, идеи, эмоции) и попытаться предположить, с кем из героев оперы или с какими событиями они могут ассоциироваться.

Для понимания образа главной героини особенно важны ее «выходная ария» — хабанера (испанская народная песня, танец), в которой она поет о своей любви, и сцена гадания, в которой карты предсказывают ей смерть (первое действие). После прослушивания попросим учащихся обменяться впечатлениями о том, что рассказала музыка о Кармен, какой ее представляют слушатели. Если есть возможность, то на уроке вместо аудиозаписи следует познакомиться с видеоматериалами оперы или фильма, что сделает музыкальные впечатления более яркими.

Драматизм взаимоотношений, психологическая глубина характеров раскрываются в сцене, происходящей в кабачке Лилья Пастья (второе действие), которая является завязкой оперного сюжета: здесь собираются вместе главные действующие лица произведения, здесь делает выбор Хосе, решая свою судьбу. И наконец, финал оперы — гибель Кармен (четвертое действие). Перед слушанием попросим школьников обдумать, почему в опере изменено место действия: в новелле Кармен погибает в безлюдном ущелье, а в опере трагедия разворачивается на городской площади около цирка, куда в ожидании боя быков устремляется ликующая толпа. Создать соответствующее настроение может помочь отрывок новеллы, предваряющий прослушивание.

Мы находились в уединенном ущелье, я осадил коня. 

— Здесь? — спросила она и мигом соскочила наземь.

Она сняла мантилью, бросила ее к своим ногам и застыла на месте, подбоченясь и пристально смотря на меня.

— Ты не хочешь меня убить, понимаю,— сказала она. — От судьбы не уйдешь, но я не покорюсь.

— Прошу тебя,— проговорил я,— образумься. Выслушай меня. Я готов забыть прошлое. А ведь это ты погубила меня, сама знаешь. Из-за тебя я стал вором и убийцей. Кармен, моя Кармен! Позволь мне спасти тебя и самому спастись вместе с тобой.

— Хосе,— ответила она,— ты просишь невозможного. Я разлюбила тебя, а ты еще любишь меня и потому хочешь убить. Я опять могла бы что-нибудь наплести тебе, но мне не хочется утруждать себя. Между нами все кончено. Как мой ром, ты вправе убить свою роми, но Кармен всегда будет свободна. Cаlli она родилась, calli умрет.

— Так, значит, ты любишь Лукаса? — спросил я.

— Да, я любила его, одно мгновение, как и тебя, быть может, меньше, чем тебя. Теперь я больше никого не люблю и ненавижу себя за то, что когда-то тебя любила.

Я бросился к ее ногам, я взял ее руки, оросил их слезами. Я напомнил ей о счастливых минутах, которые мы пережили вместе.

Я обещал ей остаться разбойником, лишь бы умилостивить ее. Я предлагал ей все, сеньор, решительно все, только бы она согласилась любить меня!

Она ответила:

— Любить тебя — не могу. Жить с тобой — не хочу.

Ярость обуяла меня. Я выхватил нож. Мне хотелось, чтобы она испугалась, попросила пощады, но это была не женщина, а дьявол.

— В последний раз спрашиваю тебя,— воскликнул я,— останешься со мной или нет?

— Нет! Нет! Нет! — повторила она, топая ногой.

И, сняв с пальца кольцо, мой подарок, швырнула его в кусты.

Я дважды ударил ее. Это был нож Кривого, я взял его, когда сломал свой. После второго удара она упала, даже не вскрикнув. Мне кажется, я до сих пор вижу пристальный взгляд ее больших черных глаз; затем они помутнели и закрылись. Я целый час просидел, уничтоженный, над ее телом. Затем я вспомнил, что Кармен несколько раз говорила мне о своем желании быть похороненной в лесу. Вырыв ножом могилу, я опустил ее туда. Я долго проискал ее кольцо и под конец нашел его. И кольцо и маленький крестик я положил рядом с ней. Не знаю, может быть, я неправильно поступил. Затем я вскочил на коня, прискакал в Кордову и сдался в первой же кордегардии. Я сказал, что убил Кармен, но отказался наотрез указать, где ее могила.

Кроме обсуждения проблемного вопроса, учитель может предложить учащимся в качестве домашнего задания творческую работу по группам: создание проекта афиши, театрального занавеса, декораций, программы, обложки пластинки или компакт-диска, эскизов костюмов, возможно, рекламного ролика оперы (балета, фильма) «Кармен» с их последующей защитой на уроке.

Завершим знакомство с музыкальной культурой XIX столетия искусством Дебюсси, воплотившего в своем творчестве многие художественные открытия импрессионистов. Что делает созвучными картины импрессионистов и музыку Дебюсси? Восьмиклассники смогут обсудить это после прослушивания отрывков из симфонических циклов «Море» или «Облака», пьес «Терраса, освещенная солнцем», «Девушка с волосами цвета льна» и др. Возможно, они почувствуют созвучность некоторых музыкальных произведений Дебюсси живописным. К примеру, «Скалы в Бель-Иль» К. Моне и «Игра волн с ветром» из цикла «Море» разными средствами воссоздают картину вечного движения морской неугомонной стихии, передают схожее «настроение» моря, освещенного солнцем и овеваемого легким бризом. Убедиться в этом можно, прослушав музыкальный отрывок с одновременной демонстрацией слайда.

Возникновение кино, история его превращения из балаганного аттракциона в искусство излагается в объеме учебника. Обратите внимание учащихся на то, что еще на заре существования кинематографа сложились основные составляющие художественного языка современного киноискусства: монтаж, ракурс и крупный план, которые позволяют создавать не «копии» событий, а их воплощение средствами искусства. Если учитель может показать на уроке фрагменты фильмов эпохи немого кино, их просмотр можно предварить проблемным заданием 5 из технологической карты или вопросом: почему кинематографу этого периода дали название «великий немой»?

В рубрику «Материал для дополнительного чтения» вынесен раздел о развитии архитектуры и градостроительства, который продолжает линию, намеченную в курсе 7 класса,— «Города — выразители эпохи». В том случае, если время урока не позволяет обсудить данную проблему в классе, предложите учащимся дома прочитать этот текст учебника и также подумать над заданиями «Рабочей тетради по новой истории».

В домашнем задании необходимо учесть вопросы и задания методического аппарата учебника и рабочих тетрадей по новой истории и мировой художественной культуре. Там, где есть возможность, рекомендуем посещение музея для знакомства с памятниками культуры этого периода или обращение к альбомам по искусству (слайдам, видеофильмам).





загрузка...
загрузка...