загрузка...

Поурочные разработки к учебнику «Новая история» 1500—1800
7 класс

Раздел I. МИР В НАЧАЛЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ. ВОЗРОЖДЕНИЕ. РЕФОРМАЦИЯ (14 ч)

 

Тема III. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА И НАУКА ЕВРОПЫ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ (4 ч)

 

Общие рекомендации к изучению художественной культуры

Материал, связанный с изучением художественной культуры, традиционно причисляется к наиболее проблемным разделам школьной программы. Часто это объясняется недостатком литературных текстов, таблиц, слайдов, диафильмов, кино- и видеофрагментов, пластинок, CD-дисков, аудиозаписей и соответствующего оборудования. На наш взгляд, корни неэффективности преподавания тем по искусству глубже — в неотчетливом понимании места и роли изучения вопросов художественной культуры в школьных курсах истории, в недостаточном владении методикой работы с таким специфическим «материалом», как искусство.

Методологической основой преподавания искусства в школе является положение об искусстве как особой форме общественного сознания, имеющей образно-личностную природу и отличающуюся от сознания исторического. Методология диктует выбор методической стратегии, в основе которой — отбор средств, технологий, приемов обучения, адекватных специфической природе искусства.

Исходя из этих утверждений и учитывая жанр и практическую направленность методического пособия, кратко обозначим некоторые основополагающие принципы изучения явлений художественной культуры в курсах истории и методические требования к организации занятий:

1. Принцип относительной суверенности. Историческое знание и искусство рассматриваются как суверенные области духовной жизни человека и общества. История художественной культуры, как часть исторического процесса, имеет свою логику развития, соотносимую с исторической, но не совпадающую с ней. Постижение искусства школьниками способствует воссозданию более глубокой, многомерной картины мира, в котором художественные произведения не выступают иллюстрацией эпизодов гражданской истории. Получая возможность посмотреть на события «глазами художников», ученик создает в своем воображении яркий, подчас противоречивый, но запоминающийся художественный образ той или иной эпохи.

В методическом аспекте важно обратить внимание на то, чтобы «общение» с искусством на уроке происходило в контексте художественного (а не исторического) процесса, идейный замысел произведения не рассматривался отдельно (или вне) от художественных средств, языка, которым говорит искусство.

2. Принцип единства познавательного и эмоционально-ценностного. Постижение искусства не может быть сведено к накоплению учащимися суммы знаний о фактах создания произведений, биографиях творцов искусства, историях, связанных с бытованием шедевров мировой культуры (хотя важность и значимость этих сведений в ином, более широком контексте очевидна). Вне эмоционального отклика на увиденное, услышанное, прочитанное невозможно говорить об общении с искусством.

В соответствии с этим принципом должны смениться приоритеты урока: с создания оптимальных условий для усвоения знаний акцент должен быть перенесен на организацию «диалога» с искусством, программирование такой деятельности учащихся, которая организует освоение пластов культуры через их «проживание» и сопереживание. Методические ситуации, создаваемые в процессе обучения, призваны стимулировать не запоминание и воспроизведение услышанной (прочитанной) информации, а выражение эмоций, впечатлений, настроений самих учеников по поводу произведения.

3. Личностный принцип. Искусство по своей природе многомерно и неоднозначно, предполагает и допускает наличие различных толкований, прочтений одного и того же произведения, множественность индивидуальных трактовок внутри смыслового художественного поля. Восприятие произведений искусства зависит от личности человека (его возраста, жизненного опыта, взглядов на мир и пр.) и может претерпевать существенные изменения в процессе общения с культурными ценностями.

Формированию личностного опыта восприятия произведений искусства адекватны диалогические методы организации урока (стимулирующие умение видеть своеобразие памятника культуры, его взаимосвязь с эпохой, выделять наиболее характерные черты и особенности творческого метода) и коллективные формы осмысления произведений на уроке (позволяющие соотносить и корректировать собственное мнение с мнением других). Педагог должен избегать навязывания готовых оценок, категоричных утверждений, однозначных трактовок, «правильных» ответов, равно как и унифицирования мнений учеников, сведения их «к общему знаменателю».

4. Принцип наглядности. Формирование собственного мнения и отношения к произведению возможно только в процессе вдумчивого рассматривания, прочтения, прослушивания, размышления. Произведения, о которых идет речь на уроках искусства, должны быть представлены литературными текстами, слайдами, аудиозаписями музыкальных произведений (их фрагментами). Также необходимо учитывать степень технических искажений при воспроизведении и сводить их к минимуму.

 

УРОКИ 8—9. ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА

 

Тема урока, план урока, возможная личностно значимая проблема

Высокое Возрождение. Идеи гуманизма в литературе и музыке: 
1. Высокое Возрождение: античное наследие и «диалог культур». 2. «...Небо не слишком высоко». Философия гуманизма. 3. Гуманист из Роттердама. 4. Первые утопии. 5. Шекспир и Сервантес: спор о Человеке. 6. Музыкальное искусство Западной Европы в эпоху Возрождения. 7. Города — хранители культуры: Флоренция — «Афины Италии», «Рим — Вечный город».
Возможная личностно значимая проблема: актуальность и современность воззрений гуманистов; значимость приоритета общечеловеческих ценностей для формирования собственных взглядов на человека и мир. Экология культуры

Планируемые результаты изучения материала

Учащиеся усваивают, что в эпоху Возрождения складывается гуманизм — философская система, провозглашающая новое отношение к миру, природе, человеку. Ее воплощение в художественной культуре Европы конца XV — первой половины XVII в. Искусство Возрождения — гимн красоте Человека, утверждение безграничности его возможностей

Методы обучения и формы организации учебной деятельности

Иллюстративно-репродуктивный, частично поисковый методы. Варианты познавательных вопросов и проблемных заданий: 1. Известному историку культуры М. В. Алпатову принадлежит высказывание: «Античность, этот забытый мир, вновь является Возрождению, как древняя сказочная птица феникс». Прокомментируйте цитату. Как вы понимаете слова «забытый мир»? Согласитесь ли вы с тем, что «возвращение» античной культуры подобно фениксу (сказочной птице, которая возрождалась из пепла)? 2. Гуманисты создали стройную философскую систему, появление которой диктовалось особенностями своего времени. Как вы думаете, интересны ли их размышления о мире, природе, человеке людям начала III тысячелетия? 3. Литература Ренессанса ведет спор о Человеке. Писатели и поэты отстаивают новый (по сравнению с религиозными представлениями Средневековья) взгляд на его место в мире. Созвучно ли вам отношение поэтов и писателей Возрождения к личности человека? Возможно, вы захотели бы поговорить или даже поспорить с героями Т. Мора, У. Шекспира или М. Сервантеса. О чем? Поясните свою точку зрения. 4. Эпоха Возрождения знает много примеров того, как простой люд с неподдельным интересом следил за рождением живописных шедевров, а потом с ликованием носил их по улицам города, с глубоким волнением наблюдал за постройкой нового дворца или возведением грандиозного купола собора. Многие правители итальянских городов и даже папы являлись крупнейшими знатоками искусства и собирателями уникальных художественных коллекций. Являются ли эти факты свидетельством того, что искусство стало неотъемлемой частью жизни общества эпохи Возрождения? Как вам кажется, сохранилась (утрачена, изменилась) эта традиция в наше время? Каким, по-вашему, должно быть отношение современного человека к культурному наследию? 
Форма урока: комбинированный урок.
Приемы деятельности учителя: объяснение, рассказ, беседа, создание педагогических ситуаций для решения познавательных заданий и проблемных вопросов, организация обсуждения различных мнений с элементами дискуссии

Развитие умений учащихся

Учащиеся осваивают алгоритм логических операций осмысления теоретического материала: обобщая и систематизируя исторические знания, делают выводы о взаимосвязи в развитии духовной и материальной культуры; приобретают опыт установления преемственных связей между культурами различных эпох (античность — Возрождение). Знакомясь с явлениями художественной культуры, учатся воспринимать ее как своеобразное «окно» в мир, уникальную возможность «погружения» в эпоху Ренессанса; развивают творческие способности воссоздания многомерного «образа эпохи», освоения, «проживания» историко-культурного пласта. В процессе общения с произведениями искусства школьники учатся видеть в них воплощение гуманистической философии, конструировать исторические образы творцов художественной культуры; формируют специфические навыки работы с литературным текстом; накапливают опыт прослушивания музыкальных произведений; «путешествуют» по городам — хранителям культуры прошлого

Основные понятия и термины

Античность, Возрождение (Ренессанс), гуманизм, философия, аскетизм, культура, искусство, культурное наследие, утопия, роман, драматург, сонет, мадригал, опера

Источники информации: школьные и внешкольные

Учебник, § 7—8. Задания из рабочей тетради по выбору учителя и учащихся. Тесты к теме.
Образовательное пространство расширяется за счет художественной и научно-популярной литературы: Л. Любимов. Искусство Западной Европы; Небо не слишком высоко. Е. В. Федорова. Знаменитые города Италии: Рим. Флоренция. Венеция. Н. В. МирецкаяЕ. В. Мирецкая. Уроки античной культуры. Э. Роттердамский. Похвала глупости. Ф. Рабле. Гаргантюа и Пантагрюэль. У. Шекспир. Ромео и Джульетта; Король Лир; Сонеты.М. Сервантес. Дон Кихот.

 

Комментарии к технологической карте

Данные уроки открывают раздел, посвященный изучению вопросов художественной культуры Европы эпохи Возрождения. Учитывая объем и степень сложности этого материала, целесообразно не проводить опрос учащихся. В хорошо подготовленном классе, где ученики имеют опыт коллективных обсуждений, учитель может начать занятие краткой вводной беседой. Предложите поразмышлять о социальной роли искусства, используя вопросы: что можно сказать об обществе, которое заботится о приумножении культурных богатств, завещанных предшественниками, и об обществе, которое, наоборот, разбазаривает, а то и вовсе уничтожает их? Какие обстоятельства могут способствовать (мешать) процветанию искусств? Что побуждает людей иногда жертвовать очень многим ради создания или сохранения произведений культуры?

Желательно, чтобы учащиеся, высказывая свои мнения об отношении общества к культурному наследию в разные исторические периоды, вспомнили исторические факты, поясняющие и дополняющие их ответы. Беседа способствует осознанию школьниками культуры как своеобразной памяти человечества. Уважение к культурному наследию, забота о его сохранении — признак полноценного и гармоничного общества, свидетельство нравственного здоровья нации.

Объявляя тему урока, учитель отмечает, что Возрождение — одна из наиболее ярких и драматичных страниц истории человечества. Эпоха титанов обогатила мировую культуру выдающимися памятниками — свидетелями времени. Вдумчивому и внимательному собеседнику эти памятники могут многое «рассказать» о своем времени и его творцах, если вступить с ними в диалог.

Знакомство учащихся с миром Высокого Возрождения происходит с учетом их знаний о причинах Ренессанса, об особенностях новой культуры, некотором представлении о взглядах гуманистов из курса истории Средних веков. В ходе следующих трех уроков предполагается не только расширить и дополнить их, но и осмыслить на ином, личностно значимом уровне. Начало вводного занятия может быть организовано в двух вариантах. Первый, более традиционный, проходит в виде фронтальной беседы по вопросам.

Какие события подготовили эпоху Возрождения? Важно обратить внимание на экономико-политическую обусловленность грандиозного переворота, который совершался в философии и искусстве. Ученики, несомненно, назовут развитие производства, увеличение числа разнообразных мануфактур, появление торговых союзов, расширение торговых и культурных связей, чему в немалой степени способствовали Великие географические открытия.

Почему родиной Ренессанса стала Италия? Обсуждение вопроса важно для понимания преемственности в развитии художественной культуры. Учитель обобщает ответы, подчеркивая, что не только интенсивное развитие буржуазных отношений, богатые банки, обширные торговые связи способствовали формированию культуры Возрождения. Сыграла свою роль и историческая судьба античного наследия. Данте писал: «Развалины стен Рима заслуживают почитания, и земля, на которой стоит город, священнее, чем думают люди». Именно в период раннего Возрождения образованная итальянская знать, правители городов и папы всячески поощряли поиски и изучение памятников античности. К этому времени восходит судьба первых частных музеев, открытых для посещения публикой (в 1471 г. коллекция античных произведений, принадлежащая папе римскому, была выставлена для обозрения всех желающих). Можно воспользоваться отрывком из книги Л. Любимова «Искусство Западной Европы»:

Итальянские гуманисты открывали мир классической древности, разыскивали в забытых книгохранилищах творения древних авторов и кропотливым трудом очищали их от искажений, внесенных средневековыми монахами. Поиски их были отмечены пламенным энтузиазмом. Когда перед Петраркой, которого принято считать первым гуманистом, вырисовывался в пути силуэт монастыря, он буквально дрожал от мысли, что там, может быть, находится какая-нибудь классическая рукопись. Другие откапывали обломки колонн, статуй, барельефы, монеты. Отвлеченная красота византийской иконы меркла перед теплой, живой красотой мраморной Венеры, на радость всей Флоренции или всего Рима извлеченной из земли, где она пролежала более тысячи лет. «Я воскрешаю мертвых»,- говорил один из итальянских гуманистов, посвятивший себя археологии (М., 1982. — С. 117).

В беседе учитель еще раз обращает внимание класса на то, что эпоха Возрождения — замечательный пример «воскрешения из небытия» огромного пласта античной культуры, ставшего источником вдохновения для творцов искусства Нового времени. Благодаря образованности гуманистов современное человечество получило возможность прикоснуться к истокам античной цивилизации, участвовать в «диалоге культур». В свою очередь, культура Ренессанса будет питать творческие поиски последующих поколений, связывая воедино прошлое и настоящее. Целесообразно назвать (или, если есть возможность, показать в слайдах) памятники античной культуры, возвращенные человечеству в эпоху Возрождения. Логично завершить беседу обсуждением первого проблемного задания.

Кто такие гуманисты? Какими они видели мир и человека? Ответы учащихся о взглядах гуманистов дополняются новыми сведениями (в объеме учебника). В ходе беседы вполне уместны уточняющие вопросы: какие слои населения и почему приветствовали взгляды гуманистов? Как изменилась жизнь людей в эпоху Возрождения? В сильном классе возможно обсуждение четвертого проблемного задания.

Второй вариант урока — воображаемое путешествие по Флоренции с элементами ролевой игры. Учитель напоминает семиклассникам, что в начале XV в. в европейской культуре совершается грандиозный переворот, обусловленный бурным экономическим развитием и политическими преобразованиями. Повсеместно растет интерес к земной жизни, стремление наслаждаться ее радостями, что ярко воплотилось во взглядах гуманистов. Признанным очагом гуманизма в эпоху Высокого Возрождения была Флоренция. Особого процветания этот прекрасный, богатый и веселый город достиг во время правления Лоренцо Великолепного (1469—1492). Многочисленные празднества, веселые карнавалы, пышные приемы следовали один за другим, привлекая иностранцев, посещавших Италию по торговым делам или с дипломатическими поручениями. Учитель предлагает ученикам пофантазировать — представить, что по воле случая здесь оказались гости из далекой заснеженной Московии: «Перенесемся на крыльях воображения во Флоренцию и вместе с московитами пройдем по улицам и площадям, прислушаемся к разговорам горожан, постараемся запомнить как можно больше подробностей, ведь иноземцам вскоре предстоит вернуться домой и поведать обо всем, что они увидели и услышали, самому Ивану III — Великому князю всея Руси».

Чтобы сделать восприятие учеников более осмысленным и целенаправленным, предложим им подумать над опорными вопросами, записанными на доске: какой могли увидеть Флоренцию русские путешественники? Что произвело бы на них особое впечатление? О чем они непременно рассказали бы по возвращении? С чем связали бы процветание Флоренции? Как объяснили бы, кто такие гуманисты? Вопросы послужат основой для беседы со школьниками после короткого рассказа учителя.

К концу XV столетия среди множества самостоятельных областей Италии выдвинулась могущественная Тоскана. Через живописные луга, обрамленные холмами, катит желтоватые волны река Арно. На ее берегах расположилась древняя столица Тосканы — Флоренция. Оправдывая свое название (с латинского — «цветущая»), Флоренция была богатым и процветающим городом. В будни и праздники с восходом солнца открывались многочисленные лавки и хозяева зазывали прохожих полюбоваться товарами. Не было диковины или предмета роскоши, которые нельзя было бы там купить: резная мебель и драгоценная посуда, заморские пряности и ювелирные украшения с Востока, богатое оружие и ковры. Городские модницы и модники из зажиточных семей щеголяли в богатых нарядах, сшитых из роскошных тканей всевозможных оттенков, придавая улицам города праздничный и нарядный вид.

Население делилось на «тощий» и «жирный» народ. К первым относились мелкие ремесленники, наемные рабочие, городская беднота. Ко вторым — банкиры, купцы, владельцы мануфактур, юристы. Прекрасно развитое производство шерстяных тканей, торговля, банковское дело позволили городской буржуазии накопить немалые богатства. Банкиры одалживали деньги согражданам, заморским купцам и даже самому папе римскому. А однажды помогли английскому королю Эдуарду III, выдав огромную сумму для подготовки войны с Францией.

Состоятельные люди заполняли свои дни не молитвами, а путешествиями, торговыми сделками, чтением, учеными беседами. Они стремились сделать жизнь деятельной, полезной и красивой, спешили наслаждаться земными радостями, а не ждали вечного блаженства после смерти. Многочисленная буржуазия была образованна, ценила не только деньги, но и научные знания, искусство. По заказам богачей возводились величественные постройки: жилые дома и общественные здания, похожие на дворцы, украшенные картинами, настенными росписями и скульптурой. Состоятельные горожане начали собирать коллекции редкостей и произведений искусства.

Преобразилась и жизнь простых людей. Хотя по-прежнему было много бедняков, тяжело и много работавших, их быт украшали развлечения, праздники, княжеские выезды, театральные представления, позволяющие открыто веселиться, подчеркивая своим поведением отказ от средневекового аскетизма. Все большее значение приобретало искусство. Новую замечательную картину или статую народ торжественно проносил по городу, все с волнением следили за сооружением нового соборного купола или дворца. Однажды, когда знаменитый художник завершил наконец работу над произведением, флорентийцев охватил такой восторг, что квартал, где жил живописец, прозвали «кварталом радости».

Как нигде, во Флоренции было множество образованных людей, которые много читали, путешествовали, говорили на нескольких языках, интересовались философией, искусством, историей. Их мысли были устремлены не к загробной, а к земной жизни, которую они считали прекрасной. Среди жителей распространялось свободомыслие, а религиозное невежество вызывало насмешки. Не безликие святые, а реальные люди интересовали философов, поэтов, художников. Лучших из них стали называть гуманистами (в переводе с латинского «человеческий»). Они стремились показать ценность и уникальность каждой личности. Люди в их произведениях предстают сильными, деятельными и прекрасными. Восхваляя ум и физическую красоту человека, гуманисты верили в то, что человек может добиться всего, чего пожелает, и небо для него не слишком высоко. Известный флорентийский философ Пико делла Мирандола писал: «О дивное и возвышенное назначение человека, которому дано достигнуть того, к чему он стремится, и быть тем, чем он хочет!»

Горожане Флоренции были воспитаны гуманистами в духе преклонения перед античным искусством. Гуманисты рассказывали им о находках древних рукописей, старинных монет, скульптур и других памятников античной культуры, которые спасали иногда с риском для жизни. Правители города, также собиравшие памятники культуры, выставляли их на обозрение жителей. Они всячески поощряли занятия наукой и искусствами, привлекали к своему двору талантливых и образованных людей, устраивая диспуты, во время которых гуманисты беседовали об идеальном человеке.

Славу Флоренции приумножил один из самых богатых и влиятельных родов — Медичи, предки которых — лекари (отсюда и произошла фамилия) — позднее основали банкирский дом. Медичи активно участвовали в политической жизни, долгие годы правили городом и смогли завоевать любовь и уважение флорентийцев. После смерти одного из них говорили: «Он никогда не преступал пределов скромности, подобающей простому гражданину... ибо хорошо понимал, что роскошь, постоянно выставляемая напоказ, порождает в людях большую зависть, чем настоящее богатство...»

Учеником и последователем гуманистов считал себя правитель Флоренции Лоренцо Медичи, прозванный Великолепным. В городской картинной галерее Уффици сохранился его портрет: худощавый некрасивый человек в окружении предметов искусства печально и задумчиво смотрит на зрителя. Во всем облике угадывается спокойствие, чувство собственного достоинства, незаурядный ум. Лоренцо был прекрасно образован, читал и говорил по-гречески, писал стихи. В саду своего дома он собрал коллекцию античных произведений и организовал школу живописи и скульптуры. В числе ее учеников был Микеланджело — в будущем знаменитый архитектор, скульптор и художник, один из гениев Возрождения. Лоренцо любил праздничные шествия, веселые пиры, представления, которые устраивались на городских улицах и площадях и длились по нескольку дней. Всячески поощрял выступления поэтов и музыкантов, иногда и сам принимал участие в состязании под радостные крики толпы. В одном из стихотворений он призывает современников наслаждаться каждым мигом жизни:

О, как молодость прекрасна,

Но, мгновенна, пой же! Смейся!

Счастлив будь, кто счастья хочет!

И на завтра не надейся.

Все Медичи собирали произведения искусства, жертвовали деньги на общественные постройки. Их дворец (палаццо Медичи) стал подлинным центром гуманистической культуры, хранилищем уникальной коллекции художественных ценностей. Да и сам дворец был настоящим шедевром архитектуры. Стены нижнего яруса, облицованные грубым, необработанным камнем, делают постройку похожей на средневековую крепость. Но изящные пропорции здания, множество окон, нарядные украшения дверей и широкий карниз над третьим этажом придают ему праздничный вид. Внутренний двор окружен колоннадой, на фасаде фамильный герб: шесть шаров (пилюль) на гладком поле — напоминание о лекарской профессии предков.

Выгодные заказы городских богачей привлекали во Флоренцию знаменитых зодчих. В середине XV в. папа римский Лев X (тоже из рода Медичи) поручил Микеланджело пристроить к старому зданию родовой церкви капеллу — место захоронения членов семьи. Небольшое здание капеллы Медичи украшено куполом. Вдоль внутренних стен расположены гробницы, напротив алтаря захоронен Лоренцо Великолепный. Современники были поражены не только архитектурными находками Микеланджело, но и замечательными скульптурами, что украсили саркофаги. На крышке одного мастер разместил аллегорические изображения Дня (фигура атлета в расцвете сил) и Ночи (прекрасная стареющая женщина). Флорентийцы увидели в изображении Ночи символ быстро проходящей красоты и судьбу самого города, который начинал постепенно утрачивать свое духовное влияние.

Этот блок урока (независимо от выбора варианта изложения материала) завершает вывод: более 500 лет назад в Италии сложилась система взглядов, отвечающая требованиям времени. На доске записывается основная проблема, к обсуждению которой класс вернется после знакомства с литературой и музыкой Ренессанса: устарели ли мысли, высказанные гуманистами Возрождения, представляя интерес только для специалистов-историков, или они созвучны размышлениям современного человека?

Учитель комментирует задание, отмечая, что воззрения гуманистов обогащали и меняли жизнь современников; служили источником вдохновения для писателей, поэтов, художников, скульпторов, музыкантов, воплотивших идеалы гуманистической философии в художественных образах. Именно искусство не только помогает нам увидеть, почувствовать, осознать характерные приметы своего времени, но и поднимает темы «вечные», волнующие людей последующих эпох. Предложим учащимся убедиться в этом, определить, что в литературных произведениях эпохи Возрождения — свидетельство исторического времени, а что «перешагнуло» временные рамки и актуально для нас. Через призму этого задания рассмотрим с учениками литературные творения эпохи.

Учитывая большой объем материала, рекомендуем сделать центром обсуждения произведения Э. Роттердамского, У. Шекспира и М. Сервантеса, а творчество Т. Мора и Ф. Рабле дать более обзорно. На урок целесообразно отобрать небольшие, яркие, «ключевые» фрагменты произведений, которые ученики слушают, читают (в книге или хрестоматии), работают с распечатанными текстами (либо с текстом, воспроизведенным на экране; возможно использование аудиозаписей), комментируют, отвечают на вопросы, высказывают свое мнение, обмениваются впечатлениями.

Мир литературы Ренессанса для семиклассников открывается книгой Эразма Роттердамского «Похвала глупости». Учитель напоминает, что произведение было завершено в 1508 г., и предлагает «поискать» в тексте приметы того времени. Прежде всего обратим внимание школьников на предисловие (язык оригинала — латынь; «Похвала глупости» была написана после возвращения автора из Италии и посвящена знаменитому гуманисту Томасу Мору). Комментарии текста позволят связать произведение и эпоху, в которую оно было создано. Чтобы узнать, что же хотел сказать автор современникам, предложим ученикам прочесть фрагменты I, III, IV глав и ответить на вопросы: кто является главным персонажем произведения? Как строится повествование? Почему автор выбирает подобную форму? Суммируя мнения, учитель может подчеркнуть, что автор прибегнул к помощи сатиры, показывая пороки своих современников в зеркале смеха. Но, как доказало время, произведение не менее интересно и далеким потомкам. Чем может привлекать книга современного читателя? В ходе обсуждения ученики могут воспользоваться теми фрагментами, которые им уже знакомы, или дополнить ответы новыми (рекомендуем на выбор воспользоваться текстом X, XII, XXI, XXII, XXVI, XXVII, XXX, XXXIII глав).

Для работы с романом Томаса Мора «Золотая книга, столь же полезная, как и приятная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» учитель отбирает фрагменты, рисующие нищету и бесправие крестьян, бесчеловечность законов против бедняков, и отрывки, повествующие о нравах, царящих среди островитян, их уважении, доброжелательности, взаимопомощи; об отношении жителей острова к искусству и наукам. Обсуждение текстов позволит учащимся выделить те, что были созданы автором под влиянием гнетущей действительности и выражают его сострадание тысячам людей, лишенным крова. Ученики вспомнят исторический контекст — развитие капиталистических отношений в Англии, сопровождавшееся огораживанием и повсеместным сгоном крестьян с земли. Эти фрагменты несут на себе яркий отпечаток того времени. В других отрывках они увидят истинно гуманистические мечты писателя о совершенном общественном устройстве, взаимоотношениях людей, которые и сегодня звучат очень современно. Стоит напомнить школьникам, что название романа стало нарицательным — утопиями называют произведения, описывающие некое идеальное устройство жизни. Может быть, они вспомнят другие известные им произведения (в том числе и современные), относящиеся к этому жанру.

Знакомство с романом Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» можно предварить коротким комментарием. Автор работал над произведением около 20 лет: первая часть книги была опубликована в 1533 г., четвертая — в 1552 г., последняя, пятая книга — в 1562 г., после смерти автора. Герои романа — добрые короли-великаны, часто встречающиеся в народных сказаниях. Возможно, эти образы фантазии Рабле «подсказала» роспись Сикстинской капеллы (вне всякого сомнения писатель видел ее), с той лишь разницей, что образы Микеланджело титаничны, а персонажи Рабле гротескны.

Почти все проблемы, волновавшие современников, так или иначе нашли воплощение в книге: воспитание и образование, войны и политика, религиозные предрассудки и роль женщины в обществе, идеальное общественное устройство и взаимоотношения различных слоев населения. В свойственной ему манере Рабле жестко высмеивает отжившие феодальные порядки и традиции. Для работы на уроке могут быть использованы фрагменты, рисующие обучение Гаргантюа средневековыми схоластами и гуманистами (кн. 1, гл. XIV, XV, XVI); войну, разразившуюся между Пикрохлом и Грангузье (кн. 1, гл. XXVI—XXVIII); устройство жизни обитателей Телемской обители, являющейся по сути вариантом «Утопии» (кн. 1, гл. LI—LVII). Особое внимание стоит обратить на путешествие, которое предпринимают герои книги на остров папеманов и папефигов (кн. 4, гл. XLV—L). В жителях этого фантастического острова современники Рабле, конечно, узнали себя, точно так же как в птице Папего, сидящей в клетке и молчаливо наблюдающей за порядком,- папу римского.

Но Рабле не мог ограничиться только критикой того, что не устраивало его в реальной жизни. Особое место в книге занимают образы умного, дерзкого и циничного пройдохи Панурга, брата Жана — заступника обиженных, доброго и смелого человека, и, наконец, самого Гаргантюа. Именно Гаргантюа, центральный и самый любимый персонаж Рабле, воплощает идеал мудрого, справедливого, гуманного правителя, такого, каким хотели видеть государя гуманисты.

Среди писателей и поэтов Возрождения имя Уильяма Шекспира знакомо семиклассникам лучше других. Возможно, некоторые видели экранизацию его произведений, знают их содержание. Для обсуждения на уроке учитель выберет одну или несколько трагедий (фрагменты из них), исходя из возможностей класса, степени подготовленности учеников. Например, из «Гамлета» для работы на уроке учащимся можно предложить отрывок, рисующий историческую эпоху.

Король,

Чей образ только что предстал пред нами,

Как вам известно, вызван был на бой

Властителем норвежцев Фортинбрасом.

В бою осилил храбрый Гамлет наш,

Таким и слывший в просвещенном мире.

Противник пал. Имелся договор,

Скрепленный с соблюденьем правил чести,

Что вместе с жизнью должен Фортинбрас

Оставить победителю и земли,

В обмен на что и с нашей стороны

Пошли в залог обширные владенья,

И ими завладел бы Фортинбрас,

Возьми он верх. По тем же основаньям

Его земля по названной статье

Вся Гамлету досталась. Дальше вот что.

Его наследник, младший Фортинбрас,

В избытке прирожденного задора

Набрал по всей Норвегии отряд

За хлеб готовых в бой головорезов.

Приготовлений видимая цель,

Как это подтверждают донесенья,—

Насильственно, с оружием в руках,

Отбить отцом утраченные земли.

Вот тут-то, полагаю, и лежит

Важнейшая причина наших сборов,

Источник беспокойства и предлог

К сумятице и сутолоке в крае.

(Горацио)

Вместе с тем гораздо важнее сосредоточить внимание на тех проблемах, которые тревожат нас и сегодня. Прочтем вместе с учениками отрывки, послушаем, о чем говорят герои трагедии, и предложим подумать: с мнением кого из героев вы согласитесь? Кому вы хотели бы возразить? Какие мысли показались созвучны вашим собственным размышлениям?

Рост жизни не в одном развитье мышц.

По мере роста тела в нем, как в храме,

Растет служенье духа и ума.

(Лаэрт)

 

Что значит человек,

Когда его заветные желанья —

Еда да сон? Животное — и все.

Наверно, тот, кто создал нас с понятьем

О будущем и прошлом, дивный дар

Вложил не с тем, чтоб разум гнил без пользы.

(Гамлет)

 

Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль

Смиряться под ударами судьбы,

Иль надо оказать сопротивленье

И в смертной схватке с целым морем бед

Покончить с ними? Умереть. Забыться.

И знать, что этим обрываешь цепь

Сердечных мук и тысячи лишений,

Присущих телу. Это ли не цель

Желанная? Скончаться. Сном забыться.

Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ.

Какие сны в том смертном сне приснятся,

Когда покров земного чувства снят?

Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет

Несчастьям нашим жизнь на столько лет.

А то кто снес бы униженья века,

Неправду угнетателя, вельмож

Заносчивость, отринутое чувство,

Нескорый суд и более всего

Насмешки недостойных над достойным,

Когда как просто сводит все концы

Удар кинжала! Кто бы согласился,

Кряхтя, под ношей жизненной плестись,

Когда бы неизвестность после смерти,

Боязнь страны, откуда ни один

Не возвращался, не склоняла воли

Мириться лучше со знакомым злом,

Чем бегством к незнакомому стремиться!

Так всех нас в трусов превращает мысль

И вянет, как цветок, решимость наша

В бесплодье умственного тупика.

(Гамлет)

 

И я на клятвы не скупился, помню.

Нет, эти вспышки не дают тепла,

Слепят на миг и гаснут в обещанье.

Не принимай их, дочка, за огонь.

Будь поскупей на будущее время.

Пускай твоей беседой дорожат.

Не торопись навстречу, только кликнут.

А Гамлету верь только в том одном,

Что молод он и меньше в повеленье

Стеснен, чем ты; точней — совсем не верь.

А клятвам и подавно. Клятвы — лгуньи.

Не то они, чем кажутся извне.

Они, как опытные надувалы,

Нарочно дышат кротостью святош,

Чтоб обойти тем легче.

(Полоний)

                                    

Удушлив смрад злодейства моего.

На мне печать древнейшего проклятья:

Убийство брата. Жаждою горю,

Всем сердцем рвусь, но не могу молиться.

Помилованья нет такой вине.

Как человек с колеблющейся целью,

Не знаю, что начать, и ничего

Не делаю. Когда бы кровью брата

Был весь покрыт я, разве и тогда

Омыть не в силах небо эти руки?

Что делала бы благость без злодейств?

Зачем бы нужно было милосердье?

Мы молимся, чтоб бог нам не дал пасть

Иль вызволил из глубины паденья.

Отчаиваться рано. Выше взор!

Я пал, чтоб встать. Какими же словами

Молиться тут? «Прости убийство мне»?

Нет, так нельзя. Я не вернул добычи.

При мне все то, зачем я убивал:

Моя корона, край и королева.

За что прощать того, кто тверд в грехе?

У нас нередко дело заминает

Преступник горстью золота в руке,

И самые плоды его злодейства

Есть откуп от законности. Не то

Там, наверху. Там в подлинности голой

Лежат деянья наши без прикрас,

И мы должны на очной ставке с прошлым

Держать ответ. Так что же? Как мне быть?

Покаяться? Раскаянье всесильно.

Но что, когда и каяться нельзя!

Мучение! О грудь, чернее смерти!

О лужа, где, барахтаясь, душа

Все глубже вязнет!

(Король)

Какое чудо природы человек! Как благородно рассуждает! С какими безграничными способностями! Как точен и поразителен по складу и движеньям! Поступками как близок к ангелам! Почти равен богу — разуменьем! Красота вселенной! Венец всего живущего!

(Гамлет)

Придать беседе о «вечных» ценностях более личностный характер, вызвать сильный эмоциональный отклик помогут лирические стихотворения Шекспира. Глубокий и прекрасный мир человеческих чувств раскрывается перед читателем в цикле из 154 сонетов. Одни воспевают дружбу с замечательным юношей, другие повествуют о пылкой и мучительной любви к прекрасной черноокой женщине; в некоторых стихах лирический герой произносит страстные монологи о лицемерии и жестокости общества.

Знакомство с сонетами дает возможность немного поговорить об особенностях поэзии. Стоит напомнить, что сонет — форма стихотворения из 14 строк — возник в Италии в XIII в. и стал особенно популярен в эпоху Возрождения. Обратим внимание учеников на то, что строки сгруппированы особым образом: четыре — четыре — четыре-две. В чем смысл такого построения произведения? Перечитывая текст, ученики, вероятно, заметят, что последние строки носят характер философского обобщения (их было бы интересно прокомментировать). В контексте разговора уместно отметить и музыкальность сонетов (не случайно многие из них привлекали композиторов). Если позволяет время, можно сказать несколько слов об искусстве перевода, о том, насколько трудно искать в другом языке стихотворные эквиваленты, стараясь передать не только смысл, но и звучание оригинала, образный, ассоциативный строй произведения. Мы имеем возможность читать сонеты Шекспира в удивительном переводе С. Я. Маршака.

Эту часть занятия лучше организовать в форме урока-концерта, во время которого сонеты прозвучат в исполнении учителя или учеников. Рекомендуем послушать записи чтецов или певцов (например, музыкальный цикл из десяти сонетов Шекспира композитора Д. Б. Кабалевского). Для обсуждения в классе могут быть использованы тексты, приведенные ниже, или любые другие, по выбору учителя (учеников).

87

Прощай! Тебя удерживать не смею.

Я дорого ценю любовь твою.

Мне не по средствам то, чем я владею,

И я залог покорно отдаю.

 

Я, как подарком, пользуюсь любовью.

Заслугами не куплена она.

И, значит, добровольное условье

По прихоти нарушить ты вольна.

 

Дарила ты, цены не зная кладу

Или не зная, может быть, меня.

И не по праву взятую награду

Я сохранял до нынешнего дня.

 

Был королем я только в сновиденье.

Меня лишало трона пробужденье.

 

90

Уж если ты разлюбишь,— так теперь,

Теперь, когда весь мир со мной в раздоре.

Будь самой горькой из моих потерь,

Но только не последней каплей горя!

 

И если скорбь дано мне превозмочь,

Не наноси удара из засады.

Пусть бурная не разрешится ночь

Дождливым утром — утром без отрады.

 

Оставь меня, но не в последний миг,

Когда от мелких бед я ослабею,

Оставь сейчас, чтоб сразу я постиг,

Что это горе всех невзгод больнее.

 

Что нет невзгод, а есть одна беда —

Твоей любви лишиться навсегда.

 

102

Люблю, —но реже говорю об этом,

Люблю нежней, —но не для многих глаз.

Торгует чувством тот, кто перед светом

Всю душу выставляет напоказ.

 

Тебя встречал я песней, как приветом,

Когда любовь нова была для нас.

Так соловей гремит в полночный час

Весной, но флейту забывает летом.

 

Ночь не лишится прелести своей,

Когда его умолкнут излиянья.

Но музыка, звуча со всех ветвей,

Обычной став, теряет обаянье.

 

И я умолк, подобно соловью:

Свое пропел и больше не пою.

 

130

Ее глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь.

 

С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело,

А не фиалки нежной лепесток.

 

Ты не найдешь в ней совершенства линий,

Особенного света на челе.

Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.

 

И все ж она уступит тем едва ли,

Кого в сравненьях пышных оболгали.

 

133

Будь проклята душа, что истерзала

Меня и друга прихотью измен.

Терзать меня тебе казалось мало,—

Мой лучший друг захвачен в тот же плен.

 

Жестокая, меня недобрым глазом

Ты навсегда лишила трех сердец:

Теряя волю, я утратил разом

Тебя, себя и друга, наконец.

 

Но друга ты избавь от рабской доли

И прикажи, чтоб я его стерег.

Я буду стражем, находясь в неволе,

И сердце за него отдам в залог.

 

Мольба напрасна. Ты — моя темница,

И все мое со мной должно томиться.

 

146

Моя душа, ядро земли греховной,

Мятежным силам отдаваясь в плен,

Ты изнываешь от нужды духовной

И тратишься на роспись внешних стен.

 

Недолгий гость, зачем такие средства

Расходуешь на свой наемный дом?

Чтобы слепым червям отдать в наследство

Имущество, добытое трудом?

 

Расти, душа, и насыщайся вволю,

Копи свой клад за счет бегущих дней

И, лучшую приобретая долю,

Живи богаче, внешне победне́й.

 

Над смертью властвуй в жизни быстротечной,

И смерть умрет, а ты пребудешь вечно.

 

66

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж

Достоинство, что просит подаянья,

Над простотой глумящуюся ложь,

Ничтожество в роскошном одеянье,

 

И совершенству ложный приговор,

И девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой,

 

И прямоту, что глупостью слывет,

И глупость в маске мудреца, пророка,

И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.

 

Все мерзостно, что вижу я вокруг,

Но как тебя покинуть, милый друг!

Роман Сервантеса «Дон Кихот», одно из наиболее ярких произведений Возрождения, воплощает противоречия самой эпохи. Приметы времени очевидны, и ученики могут сами найти в тексте произведения фрагменты, свидетельствующие о ломке старых традиций. Напомним, что роман был опубликован в 1605 г. и на первый взгляд продолжал традицию «рыцарского романа», чрезвычайно распространенного и популярного жанра. Однако его появление сильно озадачило читателя. Предложим школьникам подумать, чем именно. Еще раз внимательно прочтем название — «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Почему автор наделяет героя званием «хитроумный»? Сравним с типичным названием популярного романа того времени «Четыре книги о непобедимом рыцаре Амадисе Гальском, в которых повествуется о его великих подвигах на поле брани и галантных похождениях». Странное название не единственное отступление автора от правил. В рыцарских романах было принято подробно описывать детство и юность героя. А вот что узнает читатель о Дон Кихоте:

В некоем селе Ламанчи, имени которого мне не хочется упоминать, не очень давно жил один идальго из числа тех, что имеют родовое копье, древний щит, тощую клячу и борзую собаку. Олья, в которой было куда больше говядины, чем баранины; на ужин почти всегда винегрет; по субботам яичница с салом, по пятницам чечевица, по воскресеньям в виде добавочного блюда голубь, — на все это уходило три четверти его доходов. Остальное тратилось на плащ из доброго сукна, на бархатные штаны и туфли для праздничных дней, — в другие же дни недели он рядился в костюм из домашнего сукна, что ни есть тонкого. (Идальго — мелкий дворянин, олья — национальное кушанье.)

В ходе обсуждения этого отрывка ученики придут к выводу, что автор намеренно «приземляет» возвышенный, героический пафос рыцарского романа, мало описывая романтические детали быта Дон Кихота, делает его типичным представителем небогатого испанского дворянства. И вот этот вполне заурядный герой вдруг переживает необыкновенные приключения. Сервантес объясняет, что героем овладело «безумие» на почве чтения рыцарских романов и он возомнил себя странствующим рыцарем «для собственной славы и для пользы родной страны». Предложим ученикам поразмышлять над вопросом: в чем безумие Дон Кихота? Ответить помогут отрывки из романа.

Первым делом он вычистил доспехи, которые принадлежали его прадедам и валялись где-то в углу, заброшенные и покрытые вековой ржавчиной и плесенью. Он вычистил и починил их как мог лучше; но вдруг заметил, что недоставало одной очень важной вещи. Вместо шлема с забралом был просто открытый шишак. Однако тут ему помогла его изобретательность, из картона он смастерил полушлем, прикрепил его к шишаку, и получилось нечто похожее на закрытый шлем. <...> Затем он подверг осмотру свою клячу и <...> придумывал, какое бы ей дать имя, ибо, рассуждал он сам с собой, несправедливо, чтобы конь столь знаменитого рыцаря и сам по себе столь замечательный не имел какого-нибудь славного имени. <...> Долго он придумывал разные имена, браковал, отбрасывал, опять сочинял, отвергал и снова напрягал свою память и воображение, пока, наконец, не остановился на имени Росинант, которое казалось ему возвышенным, звучным, выразительным, оно показывало, что раньше лошадь его была просто клячей, а теперь стала первой клячей на свете и впереди всех остальных.

Не успел наш рыцарь проехать несколько шагов, как показалось ему, что из чащи леса, находящегося по правую его руку, послышались слабые и жалобные стоны; и, едва услышав их, он сказал:

— Благодарю небо за милость, мне ниспосланную! Вот уже и представляется мне случай исполнить долг рыцаря и пожать плоды моего благородного решения: несомненно, это стонет какой-нибудь нуждающийся или нуждающаяся, имеющие нужду в моем заступничестве и помощи.

И, дернув Росинанта за узду, он поспешил в ту сторону, откуда раздавались стоны. Как только он въехал в лес, глазам его предстала кобыла, привязанная к дубу, а рядом с ней к другому дереву был привязан мальчик лет пятнадцати, обнаженный до пояса; это он и стонал, да и не без причины, так как какой-то дюжий крестьянин нещадно стегал его ременным поясом, сопровождая каждый удар назиданиями и советами. <...>

Увидев эту картину, Дон Кихот воскликнул гневным голосом:

— Недостойный рыцарь, стыдно нападать на тех, кто не в силах защищаться: садитесь на коня, берите копье и я вам докажу всю низость вашего поступка.

Увидев над своей головой какую-то фигуру, увешанную оружием и размахивающую копьем перед самым его носом, крестьянин решил, что пришел ему конец, и потому кротким голосом ответил:

— Сеньор рыцарь, мальчишка, которого я наказываю, — мой слуга, пасущий неподалеку отсюда стадо моих овец; он такой разиня, что у меня каждый день пропадает по овце. Я его наказываю за небрежность и злонравие, а он утверждает, что я это делаю из злобы, чтобы не платить ему жалованье. Он лжет, клянусь вам богом и спасением души!

— «Лжет»! Ты это говоришь в моем присутствии, низкий грубиян? — гневно воскликнул Дон Кихот. — Клянусь солнцем, которое нам светит, я сейчас насквозь проткну тебя копьем. Немедленно же уплати ему и не разговаривай; не то — клянусь царем небесным! — я одним ударом вышибу из тебя дух и прикончу на месте. Сейчас же отвяжи его!

Тут они увидели тридцать или сорок ветряных мельниц, стоявших посреди поля; заметив их, Дон Кихот сказал своему оруженосцу:

— Добрая судьба руководит нашими делами лучше, чем мы могли бы этого желать. Посмотри вон в ту сторону, друг Санчо Панса, видишь там тридцать, а то и больше свирепейших великанов? Сейчас я вступлю с ними в бой и перебью их всех до единого: эта добыча послужит началом нашего богатства: ибо такой бой праведен, и самому богу угодно, чтобы сие злое семя было стерто с лица земли.

— Какие такие великаны? — спросил Санчо Панса.

— Да вот те, что перед тобой, — ответил Дон Кихот. — Видишь, какие у них огромные руки? У некоторых они длиной почти в две мили.

— Поверьте, ваша милость, то, что там виднеется, вовсе не великаны, а ветряные мельницы, а то, что вы принимаете за руки, — это крылья, которые кружатся от ветра и вращают жернова.

— Сразу видно, — ответил Дон Кихот, — что в деле приключений ты еще новичок: это — великаны: и если тебе страшно, так отойди в сторону и читай молитвы, а я тем временем вступлю с ними в жестокий, неравный бой.

С этими словами он вонзил шпоры в бока Росинанта, не обращая внимания на крики Санчо, который уверял его, что, вне всякого сомнения, он нападает не на великанов, а на ветряные мельницы. Дон Кихот, будучи твердо убежден в том, что перед ним великаны, не слушал криков своего оруженосца Санчо и не узнавал мельниц, хоть и были они совсем поблизости. Он мчался вперед, громко восклицая:

— Не бегите, малодушные и подлые созданья, ибо лишь один рыцарь нападает на вас всех! — В эту минуту поднялся легкий ветер, и огромные крылья начали вращаться. Заметив это, Дон Кихот продолжал:

— Если бы у вас было больше рук, чем у самого гиганта Бриарея, и вы бы замахали ими, от расплаты вам все равно не уйти.

Сказав это и поручив свою душу своей даме Дульсинее с просьбой помочь ему в опасную минуту, он, прикрывшись щитом, с копьем наперевес, пустил Росинанта в галоп, ринулся на ближайшую к нему мельницу и вонзил копье в ее крыло. В эту минуту сильный порыв ветра повернул крыло, и оно, разломав в щепки копье, потащило за собой и коня и всадника, которые прежалким образом отлетели на большое расстояние.

Обсуждение, сопоставление литературных текстов поможет ученикам понять, что странности поведения и смешные на первый взгляд поступки не могут скрыть мужество, благородство, возвышенную душу Рыцаря Печального Образа, считающего, что его истинное предназначение — «помогать слабым, мстить за угнетенных и карать низость». Стремление героя помочь тем, кто несчастен, непоколебимая вера в свои силы роднит Дон Кихота с героями Возрождения. Важно подчеркнуть, что образ Дон Кихота со временем приобрел символическое значение; мы и сегодня прибегаем к образу этого литературного героя. Предложите учащимся вопросы для обсуждения: можете ли вы назвать ситуации, в которых обычно вспоминают Дон Кихота? Что означает выражение «донкихотство»? Поясните, как вы понимаете выражение «бороться с ветряными мельницами». Что оно означает и в каких ситуациях используется?

Беседа о развитии музыкальной культуры в эпоху Возрождения проводится в объеме учебника. Чтобы создать у учащихся более образное представление, можно предложить им рассмотреть изображения сцен музицирования в произведениях художников Возрождения (Караваджо. «Лютнист», Мастер женских полуфигур. «Музыкантши»).

Заключительная часть занятий отводится для обсуждения проблемного задания. Привлекая добытые знания, собственные впечатления от знакомства с памятниками культуры эпохи Возрождения, попросим учащихся высказать суждения о том, насколько, с нашей точки зрения, современны (или безнадежно устарели) мысли, высказанные гуманистами. Вероятно, не все ученики будут готовы участвовать в обсуждении, поэтому особенно важно поощрить наиболее активных. Выслушивая ответы, желательно не давать категоричных оценок, даже если позиция учеников противоречит вашей собственной. Единственное требование к ответам — доказательность и обоснованность высказываний.

Варианты домашнего задания могут быть различны, но в их основе целесообразно использовать методический аппарат учебника и задания № 3, 10 рабочей тетради.





загрузка...
загрузка...