загрузка...


Общая характеристика мира - Часть 2

ТЕМА 2
ЗАРУБЕЖНАЯ
[31] АЗИЯ

61. Свободные экономические зоны Китая

Одной из важнейших составных частей региональной политики в Китае следует считать создание свободных экономических зон, которые во многом, если не в первую очередь, способствовали подъему Восточной экономической зоны, а в конечном счете – всей китайской экономики.

На рубеже 1970—1980-х гг. со всей очевидностью обнаружилась отсталость и низкая эффективность китайской экономики, перенесшей "большой скачок" и "культурную революцию". Необходимы были принципиально новые решения. И одним из них стало решение перейти от замкнутой модели развития к более открытой. Поскольку же перевести сразу все хозяйство страны на рельсы такой открытости было, естественно, невозможно, для этой цели были выбраны отдельные свободные экономические зоны (СЭЗ) в восточной и южной приморских частях страны.

К созданию свободных (специальных) экономических зон Китай приступил в конце 1970-х гг. При этом был использован опыт других стран и территорий Азии. Их пример был тем более заразителен, что у истоков экономических успехов "азиатских тигров" стояли этнические китайцы, составляющие в Сингапуре и Гонконге подавляющее большинство, а на Тайване фактически все население. Выдвигая идею создания свободных экономических зон, Дэн Сяопин рассчитывал главным образом на привлечение капитала заморских китайцев (хуацяо), и нужно сказать, что она себя полностью оправдала: в последующий период 75–80 % всех инвестиций в Китае принадлежали именно им.

Основные цели создания СЭЗ заключались в следующем: 1) максимальное привлечение иностранного капитала, передовых техники и технологий, создание предприятий в наукоемких отраслях промышленности; 2) развитие внешнеэкономической деятельности и обеспечение более широкого включения страны в международное географическое разделение труда, увеличение экспорта и валютных поступлений; 3) использование СЭЗ как школ передового опыта в функционировании современного производства и управления им для всей остальной территории Китая; 4) подъем социально-экономических условий в СЭЗ до уровня, достигнутого в Гонконге, Сингапуре и других НИС Азии; 5) использование дешевой и избыточной рабочей силы, которой располагает Китай.

Отличительная черта СЭЗ – автономия местных властей от центрального правительства в решении таких вопросов, как учреждение предприятий с иностранным участием, установление для иностранных вкладчиков разного рода льгот в уплате подоходного налога, упрощение процедуры получения виз. Государство также предоставляет СЭЗ значительную самостоятельность в проведении внешнеторговой деятельности и контроле за нею. Словом, специальные экономические зоны были задуманы как своего рода экономические "оазисы" с особым режимом хозяйствования. Их рассматривают так же, как "пылесосы", засасывающие новые технологии и методы производства в страну, технологически отсталую, но имеющую огромные людские и природные ресурсы. Но чаще всего их называют окнами, открытыми во внешний мир. Не будет ошибкой рассматривать их и в качестве первых полигонов рыночной экономики.

С начала создания СЭЗ в Китае прошло уже три десятилетия. За это время политика в отношении этих зон совершенствовалась. В экономической литературе принято выделять три этапа формирования СЭЗ, первый из которых охватывал конец 1970-х – начало 1980-х гг., второй – 1980-егг., а третий – 1990-е гг. Во всяком случае, к 2000 г. таких СЭЗ самых разных типов в стране было уже более 180. Их внешнеторговый оборот измерялся многими десятками миллиардов долларов, а доля в экспорте и импорте страны все время возрастала.

За это время в Китае сформировалась такая сложная многоступенчатая система свободных экономических зон, подобной которой нет ни в одной другой стране мира. Поэтому и типология их отличается довольно большой сложностью, включая свыше 15 разного рода подтипов таких зон. Некоторые из них совпадают с принятой в большинстве стран типологией, а некоторые отражают чисто китайскую специфику. Но самых главных типов можно выделить три.

Первый тип – это так называемые специальные экономические зоны, обладающие многоотраслевой экономикой с ярко выраженной экспортной ориентацией. Специфика их географического положения, наличие особого административного и визового режима придают им анклавный характер. Именно эти зоны стали первыми экспериментальными полигонами по привлечению иностранного капитала, заимствованию международного опыта и внедрению его в формирующуюся рыночную экономику страны. Всего таких специальных экономических зон в Китае пять (рис. 108).

Рис. 108. Специальные экономические зоны и открытые порты Китая

Четыре из них обычно называют "старыми", так как они были учреждены еще в 1980 г. В том числе три зоны находятся в провинции Гуандун: Шэньчжэнь (327,5 км2), Чжухай (15,2 км2) и Шаньтоу (52,6 км2), а четвертая – в провинции Фуцзянь (Сямынь, 131 км2). При взгляде на карту бросается в глаза, что первая из них расположена в непосредственной близости от Сянгана (б. Гонконга), вторая – от Аомыня (б. Макао), а третья и четвертая находятся напротив Тайваня.

За время, прошедшее после 1980 г., все четыре первых СЭЗ вполне доказали свою жизнеспособность, продемонстрировав исключительно высокие темпы экономического и технологического развития. На первых этапах необходимая инфраструктура в этих зонах создавалась на государственные средства, но затем их развитие обеспечивал уже приток иностранных инвестиций. Еще в начале 1990-х гг. на четыре "старых" СЭЗ приходилось не менее 1/4 всех иностранных вложений в экономику страны. Здесь разместились многие тысячи совместных предприятий. Хотя все эти зоны обычно относят к категории не специализированных, а комплексных, между ними все же существуют определенные различия. Так, специализация СЭЗ Шэньчжэнь – промышленная, СЭЗ Шаньтоу – агропромышленная, СЭЗ Сямэнь – промышленная и туристская, а СЭЗ Чжухай – преимущественно туристская.

Для более подробной характеристики всех успехов СЭЗ в литературе обычно используется пример наиболее крупной и развитой из этих зон – Шэньчжэнь. В конце 1970-х гг. это был захолустный городишко с населением 6000–7000 жителей и одним пятиэтажным зданием. Теперь Шэньчжэнь превратился в город с населением более 5 млн, с современными небоскребами, 200 гостиницами, новейшим метро, скоростными автострадами, международным аэропортом и крупным морским портом; здесь открыты университет, технологический парк. Здесь действуют сотни банков и финансовых контор, фондовая биржа. Уровень зарплаты в Шэньчжэне в несколько раз выше, чем в других частях страны. Эта СЭЗ уже стала крупным центром международного туризма.

Промышленное производство в Шэньчжэне в 1980–1990 гг. выросло в 200 раз. Валовая промышленная продукция превысила 16 млрд, а к 2000 г. – 50 млрд юаней. Ассортимент ее ныне достигает 1000 изделий. Среди них продукция машиностроения, нефтехимии, ткани, одежда, парфюмерия, продукты питания. Но главенствуют отрасли высокой технологии – производство телевизоров (по лицензии японской фирмы "Сони"), компьютеров, видеомагнитофонов, копировальной техники. В Шэньчжэне действует около тысячи смешанных предприятий, в которые вложены средства компаний и частных лиц почти из 20 стран. Но на первом месте, и это весьма симптоматично, стоят капиталовложения бизнесменов из Сянгана (б. Гонконга). В Шэньчжэне их прежде всего привлекает то, что земельная рента здесь намного ниже, чем в Сянгане, где в центре города 1 м2 площади "весит" около 50 тыс. гонконгских долларов. Их привлекают также более низкая ставка налога на прибыль, право покупать и обменивать валюту по рыночному курсу, дешевизна рабочей силы. Но немалую роль играют и географические факторы. Ведь от СЭЗ Шэньчжэнь до материковой части Сянгана – п-ова Коулун – всего 32 км. Оба города теперь связаны автомобильной и двухколейной железной дорогами, которые идут далее к административному центру провинции – Гуанчжоу. Между ними курсируют также морские паромы и суда на подводных крыльях.

В 1988 г. была образована пятая СЭЗ Китая. Ею стал о. Хайнань в Южно-Китайском море, который одновременно был выделен из состава провинции Гуандун в самостоятельную провинцию. Этот остров, который при китайских императорах использовался как место ссылки, и в народном Китае долгое время развивался медленно, оставаясь одним из отсталых районов. Промышленности здесь фактически не было, а богатейшие агроклиматические ресурсы оставались недоиспользованными. Хотя со времени образования СЭЗ прошло только несколько лет, результаты уже налицо. Расширяются плантации каучуконосов, увеличивается экспорт кофе, кокосов, бананов, ананасов. Начато использование рекреационных ресурсов Хайнаня. Кстати, по площади (34 тыс. км2) этот остров примерно равен Тайваню. И, возможно, он когда-нибудь достигнет столь же высокого уровня развития.

Второй тип – это "открытые" портовые города. После того как планы создания первых четырех СЭЗ Китая стали успешно осуществляться, в 1984 г. было принято решение об "открытии" 14 городов-портов, расположенных на побережье Желтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей (рис. 108). В отличие от СЭЗ, где существует собственное законодательство и границы, 14 городов были оставлены в общей системе производственных и административных связей страны. Но тем не менее они получили значительную свободу в проведении экономической политики и особенно в предоставлении дополнительных льгот для привлечения иностранного капитала. Нужно иметь в виду, что, по китайским меркам, эти города относятся к наиболее развитым: их доля в промышленной продукции всей страны составляет 1/4, в экспорте – 2/5, а в грузообороте морских портов – почти 100 %. Производительность труда на предприятиях на 2/3 превышает средний уровень для страны. Известный приоритет при осуществлении политики "открытых дверей" был отдан четырем городам-портам: Шанхаю, Тяньцзиню, Даляню и Гуанчжоу.

Третий тип – зоны и районы технико-экономического развития (ЗТЭР и РТЭР). В ЗТЭР, которые сравнимы с европейскими технопарками, иностранные предприниматели также получают льготы, но при условии привлечения новых для Китая технологий. Всего таких ЗТЭР в стране уже около 60, причем расположены они не только в восточной, но и в центральной (Чэнду, Чунцин, Сиань, Ухань), и в западной (Ланьчжоу, Куньмин) зонах. РТЭР – сходные, но большие по территории образования. Примером такого рода может служить Даляньский РТЭР, где были построены десятки промышленных предприятий, автострада, новый морской порт. Второй пример – новый РТЭР Тяньцзиня, уже ставший еще одним "локомотивом" китайской экономики.

Кроме этих трех главных форм свободных экономических зон, в Китае существуют и другие. Так, с середины 1980-х гг. стали выделять "открытые" приморские экономические зоны, которых теперь уже семь. От специальных экономических зон они отличаются более крупными размерами, а также тем, что охватывают не только города, но и сельскую местность. Примерами их могут служить зоны, созданные в устьях рек Янцзы и Чжэцзян, в южной части провинции Фуцзянь, на побережье залива Бохай и Шаньдунском п-ве. В начале 1990-х гг. перечень "открытых" территорий пополнился шестью городами-портами на р. Янцзы, среди которых и такие крупные, как Ухань, Чунцин. Тогда же на северной границе Китая с Россией, Казахстаном, Киргизией, Монголией появились пограничные "открытые" города. Было также учреждено 18 "открытых" городов во внутренних районах страны, среди которых Харбин, Нанкин, Куньмин.

Кроме того, существуют также десятки более мелких зон высоких технологий, беспошлинных зон, инвестиционных зон и др. Особо нужно отметить промышленные зоны, формирующиеся в недавно возвращенных Китаю Сянгане и Аомыне. Большого внимания заслуживает и уже упоминавшаяся международная зона экономического сотрудничества Туманган (Туманьцзян), которая формируется в бассейне одноименной реки на стыке границ КНР, КНДР и России. По некоторым оценкам, стоимость этого проекта, рассчитанного на 20 лет, должна составить примерно 100 млрд долл.

Разумеется, в проведении политики создания СЭЗ возникает немало трудностей и ошибок. Здесь и трата больших средств на развитие непроизводственных отраслей, и не столь высокое качество продукции – как результат сравнительно низкой квалификации рабочей силы, и необходимость завозить часть "гостей-рабочих" из отдаленных районов, и недостаточная конкурентоспособность производимых товаров на мировом рынке. СЭЗ далеко не полностью оправдали надежды на массовый приток передовых технологий. При этом нужно иметь в виду, что главными инвесторами в них выступают все же не фирмы Японии, США или стран Западной Европы, а фирмы Сянгана и Тайваня, причем мелкие и средние. Деловые связи с СЭЗ наладили прежде всего предприниматели китайского происхождения из числа хуацяо. В какой-то мере специальные экономические зоны представляют собой "государства в государстве". Так, вся территория зоны Шэньч-жэнь обнесена высокой каменной стеной с колючей проволокой, и доступ в нее разрешен только по специальным пропускам.

И тем не менее общий положительный результат политики внешней открытости налицо. Можно утверждать, что в восточных районах Китая уже создан пояс "открытых" территорий с населением 200 млн человек, ориентированный вовне и все более врастающий в систему международного географического разделения труда. Из сказанного выше явствует, что создание подобного пояса, хотя и меньшего значения, началось уже и в северной части страны.






загрузка...
загрузка...