загрузка...


Общая характеристика мира - Часть 2

ТЕМА 1
ЗАРУБЕЖНАЯ
[1] ЕВРОПА

28. Региональная политика в странах Европейского союза

В зарубежной Европе в целом региональная политика во всех ее формах и проявлениях проводится, пожалуй, наиболее последовательно и активно. В первую очередь это относится к интеграционной группировке 15 "старых" государств Европейского союза.

Несмотря на очень высокий, высокий и относительно высокий общий уровень развития стран ЕС, довольно существенные социально-экономические различия между ними были и продолжают сохраняться. Не случайно эти государства иногда подразделяют на две большие группы: "богатый" Север (Великобритания, Германия, Франция, страны Бенилюкса, Швеция, Австрия, северная часть Италии) и "бедный" Юг (Испания, Португалия, Греция, южная часть Италии), а также выделяют занимающие как бы промежуточное положение между ними Ирландию и Финляндию. В последнее время по отношению к странам ЕС (не говоря уже о всей зарубежной Европе) еще чаще стали применять понятие "центра" (ядра) и "периферии". При таком раскладе к "центру" обычно относят Англию, Бельгию, Нидерланды, Люксембург, большую часть Франции и Германии, Австрию, Северную Италию. А к "периферии" – Ирландию, Северную Ирландию (Ольстер), Шотландию, Уэльс, юго-западную часть Франции, преимущественно аграрные районы Испании, Португалии, Италии, Греции, а также малонаселенные северные части Швеции и Финляндии.

Но это самый, так сказать, крупномасштабный подход к территориальным аспектам региональной политики Евросоюза. В самом ЕС обычно оперируют гораздо более дробной сеткой регионов (районов), что уже само по себе свидетельствует о переходе к высшей форме политической и экономической интеграции – созданию Европы регионов. Именно это понятие лучше всего отражает эволюционный переход 15 стран к созданию единого политического, экономического, финансового, социального пространства. Во многих официальных документах региональной политики стран ЕС специально подчеркивается особая роль, которую должны играть в интеграционном процессе не столько отдельные страны, сколько их регионы (районы). Неудивительно, что многие из этих регионов начинают устанавливать прямые контакты с высшими органами Евросоюза, минуя свои центральные правительства.

Что же касается выделения конкретных регионов, то этот процесс оказался довольно сложным. Если исходить из существующего ныне административно-территориального деления стран ЕС, то всего в 15 странах насчитывается 200 административных единиц, имеющих статус региона. Больше всего их в Великобритании (34), во Франции (26), в Швеции (24) и Италии (20), меньше всего в Бельгии (3), Дании (4) и Португалии (7). Однако для своих учетных целей Статистическое бюро ЕС (Евростат) использует еще более дробную сетку территориального членения.

Сетка Евростата выделяет пять уровней территориальных единиц, которые именуются НАТС.[24] K категории НАТС-1 относят самые крупные регионы общим числом 77. В среднем население такого региона составляет 4,2 млн человек. Более всего регионов НАТС-1 в таких странах, как Германия (16), Великобритания и Италия (по 11), Франция (9), тогда как Дания, Швеция, Ирландия, Люксембург фигурируют каждая в виде одного такого региона. K категории НАТС-11 относят преимущественно административные провинции, департаменты, округа общим числом 200. В среднем население такого региона – 1,8 млн человек. Больше всего их в Германии (38), Великобритании (35), во Франции (26), в Италии (20) и Испании (17). В категорию НАТС-III входит 1031 регион со средним населением по 41 тыс. человек. Это преимущественно ранг графств и префектур. К категории НАТС-IV Евростат относит 1074 региона, а к категории НАТС-V – 98 тыс. (это главным образом коммуны, округа и муниципии).

Несмотря на подобную чрезвычайную территориальную дробность, основная цель региональной политики Евросоюза фактически едина для всех категорий НАТС. Она заключается в объединении национальных экономик путем сокращения разрыва в уровнях развития между отдельными регионами. В Едином европейском акте есть специальный раздел V под названием "Экономическое и социальное сплочение". В нем говорится о том, что "Сообщество особенно стремится сократить разрыв между различными регионами и отставание регионов, находящихся в наименее благоприятных условиях".

В соответствии с этой основной целью в документах Евросоюза сформулированы и более конкретные цели региональной политики ЕС. Всего таких целей шесть:

1) содействие структурной перестройке и развитию отсталых районов;

2) содействие перестройке и развитию промышленных депрессивных районов с высокой безработицей и сниженным уровнем производства;

3) борьба с долговременной безработицей;

4) содействие включению молодежи в трудовую жизнь;

5) содействие аграрной политике, включая развитие как сельскохозяйственных районов, так и обслуживающих сельское хозяйство производств;

6) развитие регионов Европейского союза с очень низкой плотностью населения.

Каждая из перечисленных целей региональной политики ориентирована на определенный уровень НАТС. Так, первая цель относится прежде всего к более крупным регионам, отстающим в развитии и имеющим душевой ВВП менее 75 % от среднего показателя по Евросоюзу. Вторая цель имеет отношение главным образом к старопромышленным районам, многие из которых в эпоху НТР превратились в настоящие зоны бедствия и нуждаются в серьезной структурной перестройке экономики. Пятая цель относится к отсталым аграрным районам стран ЕС, а шестая – к северным районам с плотностью населения менее восьми человек на 1 км2. Она была добавлена к общему реестру целей позднее других, после вступления в ЕС Швеции и Финляндии.

Для реализации всех перечисленных выше целей в системе Евросоюза созданы наднациональные органы, прежде всего – Генеральная дирекция по региональной политике в системе Комиссии европейских сообществ (КЕС) и соответствующая комиссия в Европарламенте. В 1993 г. был сформирован Комитет регионов, в который входят более 200 представителей региональных и местных администраций. Позднее возникла еще Ассоциация европейских регионов. Очень большое значение имеют также финансовые институты ЕС, главный из которых был создан еще в 1975 г. под названием Европейский фонд регионального развития. Средства на такое развитие выделяет также Европейский инвестиционный банк. В результате в конце 1990-х гг. на осуществление региональной политики приходилось уже более 1/3 всего бюджета ЕС.

Для конкретной реализации региональной политики разрабатываются целевые программы, подпрограммы и проекты. К числу главных из них относятся программы реконструкции отдельных городских районов, программы развития угледобывающих, металлургических, судостроительных, текстильных, аграрных районов, программы содействия конверсии оборонных предприятий. Существуют также специальные программы производственного обучения и переквалификации женщин, молодежи, развития мелкого и среднего бизнеса и др.

Примером такого рода может служить программа "Интеррег", имеющая целью объединение усилий приграничных территорий некоторых стран ЕС и соседних с ними государств при помощи межрегионального территориального планирования. Эта программа охватывает проекты, затрагивающие ключевые структурные сферы и направления: экономическое, внедрение новейших технологий, охрану окружающей среды и природопользование, рынок труда и вопросы приобретения и повышения профессиональной квалификации, социально-культурную интеграцию приграничных районов. Оценивая роль этой программы, нужно принимать во внимание то обстоятельство, что длина сухопутных границ между странами ЕС составляет 10 тыс. км и на пограничные районы приходится 15 % территории и 10 % населения. Можно сослаться на академика А. Г. Гранберга, по данным которого уже в середине 1990-х гг. 122 приграничные коммуны на внутренних границах ЕС совместно осуществляли 2500 различных проектов.[25]

Несмотря на наличие единых целей и соответственно программ для всех стран Евросоюза, каждая из них может иметь и свои "ударные направления" региональной политики. Так, для Великобритании наиболее важны проблемы безработицы, жилья, перенаселенности крупных городских конурбаций и в особенности – подъема депрессивных и так называемых промежуточных старопромышленных районов. Это в первую очередь Западный Мидленд, Ланкашир, Южный Уэльс, Северо-Восток, Север. Для Германии это также проблемы подъема депрессивных в недавнем прошлом старопромышленных районов (Рурский, Саарский и др.), а с 1990 г. – выравнивание уровней социально-экономического развития западных и восточных земель страны: ведь после их объединения уровень ВВП на душу населения в бывшей ГДР оказался самым низким во всем Евросоюзе (меньше 45 % от среднего по ЕС). Во Франции приоритетными направлениями региональной политики служат уменьшение гипертрофированного перевеса столичного Парижского района при помощи создания региональных центров развития, подъем сравнительно отсталого аграрного Юго-Запада. В Италии – сглаживание социально-экономических диспропорций между Севером и Югом. В Испании – ускоренное развитие центральной части Кастилии, Галисии, Астурии, Эстремадуры. В Нидерландах – реконструкция Южного Лимбурга, поддержка северных районов, упорядочение развития агломерации Рандстад. В Португалии основные усилия региональной политики направлены на подъем Юга, в Австрии – земли Бургенланд, в Швеции и Финляндии – северных территорий этих стран.

Общее представление о том, на что идет финансово-экономическая поддержка наднациональных органов ЕС в сфере региональной политики, дает рисунок 64.

Теперь остается сказать едва ли не о самом главном – о результатах региональной политики в странах ЕС. При этом для сравнения используем все тот же универсальный показатель душевого ВВП.

Такое сравнение свидетельствует о том, что различия между странами ЕС действительно имеют отчетливую тенденцию к сглаживанию, к некоторой нивелировке. Тем не менее они еще далеко не преодолены. Во всяком случае, если принять средний показатель душевого ВВП стран ЕС за 100, то в 2000 г. в Люксембурге он был намного выше (174), в Германии, во Франции, в Австрии, Дании, Бельгии, Нидерландах, Ирландии – несколько выше

(104–116), а в Греции, Португалии и Испании – заметно ниже (69–82). Максимальное же различие между странами характеризовалось показателем 2,5 раза (Люксембург и Греция).

Естественно, что при сравнении регионов такие различия могут и должны проявляться еще более отчетливо. Статистика ЕС свидетельствует о том, что самые высокие показатели душевого ВВП имеют районы Гамбурга, Брюсселя, Большого Парижа, Люксембурга, Вены, Баварии, Бремена, Большого Лондона и Штутгарта, а самые низкие – португальские Азорские о-ва и Мадейра, некоторые районы Южной Португалии, Греции и Восточной Германии (Мекленбург—Передняя Померания, Тюрингия, Саксония, Саксония-Ангальт). При этом максимальная разница между показателями более передовых и более отсталых регионов составляет 45 раз.

Что же касается подобных территориальных диспропорций в пределах отдельных стран, то они наиболее велики в Германии (Гамбург – Мекленбург), во Франции (Иль-де-Франс – Корсика), в Италии (Ломбардия – Калабрия), Нидерландах (Флеволанд – Гронинген), Испании (Балеарские о-ва – Эстремадура), Португалии (Лиссабон – Алентежу).

Рис. 64. Районы "старых" стран Евросоюза, получающие финансово-экономическую поддержку

В итоге оказывается, что пока еще примерно 25 % всего населения "старого состава" Евросоюза живет в районах с душевым ВВП, составляющим от 75 до 100 % по отношению к среднему уровню для ЕС, а 25 % – менее 75 %.

Региональная политика стран ЕС находится в состоянии непрерывного реформирования и совершенствования. Это относится и к "старому составу" ЕС в количестве 15 стран, которые накопили уже большой опыт в региональной политике. Если за несколько лет до расширения ЕС в 2004 г. был принят пакет документов, которые предусматривали создание необходимых предпосылок для приема 10 новых стран, уровень социально-экономического развития которых был значительно ниже, чем в 15 "старых" членах ЕС; на эти цели было выделено 150 млрд евро. Понятно, однако, что такое "подтягивание" потребует еще длительного времени.






загрузка...
загрузка...
загрузка...